Зачастую, глядя на некий предмет, мы не может понять, что это: образец дизайна или же произведение современного искусства? Мы сами нередко задавались этим вопросом, пока с новогодних каникул не пришла искусствовед Дарья Тоцкая и в новом материале из цикла «Понимая современное искусство» не попыталась все объяснить 😊

Искусствовед Дарья Тоцкая // Формаслов
Дарья Тоцкая. Журнал “Формаслов”

Порой посещаешь выставку или чей-то дом, видишь нечто занятное и хочешь сказать что-нибудь эдакое, похвалить хозяйский вкус — да только не знаешь, что перед тобой: предмет дизайна или же объект искусства… Так и остаешься стоять молчаливым истуканом. Что ж, придется разобраться. Но даже если вы дочитаете эту статью до конца (спойлер!), вопросы у вас все же могут возникнуть: все-таки что есть что?
Только на первый взгляд легко провести четкую границу: вот искусство, а вот дизайн. Если обратимся к «Большой советской энциклопедии», то дизайн — это деятельность по проектированию эстетических свойств промышленных изделий и результат этой деятельности, то есть готовое изделие, предмет дизайна. О том, что такое эстетические свойства, думаю, говорить не нужно, задача у таких предметов — услаждать взор. Функциональность дизайна в рамках этой статьи не будем рассматривать подробно, но зато разберемся с тем, что же такое искусство. По Коллингвуду, искусство — это процесс выражения внутреннего и внешнего мира и итог этой деятельности. Но я приведу и свое определение: искусство — вид занятий, предполагающий создание продукта (объекта искусства), направленный на самоидентификацию творца, подтверждение его собственной уникальности и ощущения собственной значимости, а также на выражение эмоциональных переживаний и точки зрения на события внешнего и внутреннего мира при помощи сюжета и/или средств художественной выразительности, чаще всего предполагающий альтернативную коммуникацию с другими лицами путем демонстрации объекта искусства для получения эмоционального отклика, допускающий вовлечение других лиц в процесс создания объекта искусства. Получается, что разница появляется уже на этапе мотивации: для чего создается объект дизайна, а для чего — произведение искусства.

Вверху слева — дизайн, внизу слева и справа — произведения искусства // Формаслов
Вверху слева — дизайн, внизу слева и справа — произведения искусства // Формаслов

Теперь можно перейти к примерам из жизни, в которых встретится множество исключений и пограничных случаев. Итак, первый же казус, существующий на стыке двух миров — искусства и дизайна — Joana Vasconcelos из Португалии. Формально она относит свои творения к дизайну, что не мешает ей принимать участие в художественных выставках. Жуана стала первой женщиной-дизайнером, которой удалось выставиться в Версале, а музей Гуггенхейма на севере Испании признал ее одним из лучших ныне живущих португальских мастеров. Сегодня Жуана может себе позволить сконцентрироваться на более комфортных для зрителей объектах, например, мы уже писали в материале об ARCOMadrid о ее оплетенной кружевом керамике. Но так было не всегда, и еще в 2005 году дизайнеру, чтобы выделиться, нужно было провоцировать: тогда Joana Vasconcelos представила публике на Венецианской биеннале инсталляцию в виде гигантской люстры из тампонов.

Работа Joana Vasconcelos // Формаслов
Работа Joana Vasconcelos // Формаслов

Если объект задумывался для нахождения в определенной точке интерьера — это все еще может быть и предмет дизайна, и объект искусства, вспомним хотя бы фрески эпохи Возрождения. Если объект существует в нескольких копиях, он также может относиться как к искусству, так и к дизайну. Искусствоведы до сих пор закатывают глаза, когда речь заходит о количестве «прилетевших грачей», написанных рукой Саврасова.

Выставка Joana Vasconcelos в Версале // Формаслов
Выставка Joana Vasconcelos в Версале // Формаслов

Так, а где же та самая пресловутая граница? Например, к созданию очередной парящей в воздухе магнитной кровати приложили руку дизайнеры, и она, несомненно, является предметом дизайна, при этом ее стоимость в 1,6 млн долларов превысит эстимейт (предпродажная оценка стоимости какой-либо вещи, выставляемой на аукцион — ред) некоторых мировых шедевров живописи, в том числе части картин Айвазовского. Что говорить о работах мастеров российского совриска, вынужденных зачастую существовать в узком ценовом диапазоне?.. Кроме того, не все, что выглядит как картина, ею является. Так называемые картины по номерам, которые по сути представляют собой раскраски для взрослых, а также то, что чаще всего продают под названием «ваш портрет в стиле поп-арт» — это в лучшем случае объект дизайна, да и то к понятию «качественный дизайн» вряд ли относится. Интерьерными картинами часто называют абстракции с небольшой художественной ценностью, поставленные на поток. Эдакое цветовое пятно, задача которого гармонировать с обоями.

"Капли", Исэдзаки Коитиро // Формаслов
“Капли”, Исэдзаки Коитиро // Формаслов

Но говорить о том, что дизайн художественной ценности не имеет — неверно, ведь и предметы дизайна создаются с учетом колористики, основ композиции и даже могут вступать в диалог с известными произведениями искусства. Так что единственное отличие, пока явно приближающее нас к нащупыванию разницы между дизайном и искусством, кроется в мотивации творца. Для чего это было создано — вот главный вопрос.
Предмет дизайна может предполагать тиражность, то есть воспроизведения в больших количествах для нужд нуждающихся. Но опять же, в искусстве существует целая ниша под названием «тиражная графика», которая чаще всего подразумевает создание некоей формы, с которой будет отпечатано значительное количество образцов: гравюра, монотипия и т.д. Принты работ, то есть цифровая печать — это несколько другое и само по себе уже объектом искусства не является, а является изображением произведения искусства. К слову, доступность здесь также вариативна, например, принты американца Дэвида Хокни на многих навевают тоску: цены около 150 тыс. долларов за образец для него в пределах нормы. В интерьере такие элементы выполняют роль составляющей дизайна. Часто можно встретить в продаже принты таких российских художников совриска, как Валерий Чтак, Кирилл Кто, Наташа Паскаль, Криса Кукура и других. Можно встретить и цифровую печать по керамической плитке. Некоторые художники работают над дизайном авторских обоев, тканей и т. д, разрабатывая авторский узор — паттерн, но все это остается в рамках дизайна, даже если выполнено художником.

Принт Энди Уорхолла в интерьере в стиле кич // Формаслов
Принт Энди Уорхолла в интерьере в стиле кич // Формаслов

Рассмотрим еще один случай — художник целенаправленно создает некий объект, который имеет художественную ценность и при этом с самого начала задумывается как некий функциональный предмет интерьера. Границы между дизайном и совриском оказываются размыты. Это может быть как уже давно полюбившаяся многим авторская керамическая посуда, так и более замысловатые варианты. Например, ковидной осенью 2020-го Людмила Баронина выступила в пространстве Cube с выставочным проектом, в котором представила шторки для ванной с авторским дизайном.

Кресло тет-а-тет Карима Рашид + фото автора // Формаслов
Кресло тет-а-тет Карима Рашид + фото автора // Формаслов

Искусство ведет не войну, а игру с дизайном, сознательно маскируясь под него. Оно заигрывает с массовостью и зависимостью дизайна от своего бытового назначения. Произведения искусства могут мимикрировать под псевдофункциональные предметы интерьера, в нефункциональности которых зрителю еще предстоит разобраться, а также элементы одежды и многое другое (привет писсуару Дюшана). Иногда снискавшие популярность предметы искусства, маскирующиеся под дизайн, в свою очередь служат вдохновением для дизайнеров, а такие мастера оформительского жанра, как Карим Рашид и Вернер Пантон, своими работами вызывают такой спектр эмоций у зрителя, до которого далеко некоторым произведениям искусства.

Читать еще о современном искусстве: абстракция
Читать еще о современном искусстве: перформанс
Читать еще о современном искусстве: абстракция с фигуративностью
Читать еще о современном искусстве: «Записи», копии, коллаборации
Читать еще о современном искусстве: Filum art

 

Тоцкая Дарья Сергеевна – художник, искусствовед, прозаик, куратор выставок современного искусства. Живёт в Краснодаре. Член союза журналистов России, член Профессионального союза художников России. Публикации: журнал «Москва». Издания: роман «Море Микоша» (2020). Победитель конкурса арт-обзоров от artuzel.com и конкурса литературной критики журнала «Волга-Перископ». Финалист независимой литературной «Русской премии» в Чехии.