Искусствовед Дарья Тоцкая рассказывает о состоянии современного изобразительного искусства на примере ярмарки ARCOMadrid

Искусствовед Дарья Тоцкая // Формаслов
Дарья Тоцкая. Журнал “Формаслов”

Чтобы окончательно и бесповоротно понять современное искусство, достаточно посетить одну из ключевых арт-ярмарок мира. Что вообще такое ярмарка современного искусства и чем она отличается от выставки или биеннале: галереи отправляют заявки комитету ярмарки, и если проект утверждают, то галереи оплачивают взнос, в среднем более 100 тысяч рублей за кв.м. Предполагается, что художники не платят за участие, а любой лот может приобрести любой желающий. В России пока крупнейшей ярмаркой является Cosmoscow, за рубежом это Art Basel Miami, Shanghai Art Fair, Art Brussels и ARCOMadrid. Чтобы посетить последнюю, потребуется билет в Мадрид и 40 евро – столько стоит входной билет.

ARCOMadrid – это тысячи выставочных квадратных метров, 93 тысяч посетителей, 1350 художников, 209 галерей из 30 стран… Ярмарка проводится в конце февраля уже в 39-й раз. Основное действо, General Programme, происходит в центре Feria de Madrid на одноименной станции метро. Одновременно проводятся другие секции и программы, например: Arts Libris для книг художников и Opening для молодых галерей не старше 7 лет.

Так вот, если настоящим художником становятся, согласно сказке, после тысячного нарисованного петушка, то понимание искусства приходит с тысячным увиденным нарисованным петушком. Не зря искусствоведы между собой используют термин «насмотренность». Вся прелесть ARCOMadrid для зрителя и заключается в возможности увидеть многое – непрерывной нитью от 20-х гг ХХ века и до созданных буквально вчера произведений.

Сразу скажу, во-первых, здесь нужна карта, чтобы не потеряться, а, во-вторых, постоянно будут встречаться, как бы между прочим, имена, которые у всех на слуху: Сальвадор Дали, Пабло Пикассо, Эдуардо Чилида, Рой Лихтенштейн и Марина Абрамович. Однако представленные на ARCOMadrid работы классиков широкому зрителю вряд ли знакомы. У Пабло Пикассо, например, показан никакой не кубизм, а плавная минималистичная графика, и весьма интересно ее сравнивать хотя бы с «угольками» Jo Baer 80-90-х гг из галереи Barbara Thumm: у Baer графика более нервная, как бы не попадающая в реальный контур вещей, словно у него не находится выразительных способов для описания предметов. Вообще современное искусство, кажется, смиряется с неописуемостью явлений и вещей; подобно импрессионизму, оно может говорить только о состоянии, но уже состоянии внутреннем, а не внешнем. Совсем перестаешь гадать, какое время суток изображено на полотне, хочется просто узнать – что происходит?

Современному художнику, вероятно, уже не интересно показывать площадные гримасы или социальные маски портретируемых. Фокус на, как говорят психологи, скрытых эмоциональных реакциях. Разгадать человека, к чему всегда, в общем-то, и стремилось искусство, — вот что сложно, а свои внешние черты теперь может запечатлеть самостоятельно любой при помощи селфи. Работы начала 80-х Arnulf Rainer от галереи Nieves Fernandez зарываются в человеческую душу так глубоко, что натыкаются на Стикс Сомнений, который отделяет сознание, волю, веру в порядок – от тотального хаоса эмоций. При этом колорит все еще остается гармоничным, хотя и не лишенным драмы.

Работы Arnulf Rainer (слева) и Nicholas Woods (справа). Фото Дарьи Тоцкой // Формаслов
Работы Arnulf Rainer (слева) и Nicholas Woods (справа). Фото Дарьи Тоцкой. Журнал “Формаслов”


А вот акварельная девушка 2019 года Nicholas Woods из галереи Pelaires ни к какой гармонии не стремится, но и не делает из этого трагедию. Мастеру как будто стало не интересно заполнять весь лист и использовать золотое сечение, да и саму фигуру он оставляет не прописанной, словно избегая объективизации портретируемой – смотрите только в глаза, смотрите в душу, а не на соски.

 

«Псевдотрактаты» – так хочется обозначить целую сюжетную группу в современной графике. Никакие колористические или физиологические открытия они не иллюстрируют, а пытаются запечатлеть сиюминутные состояния психики. Jose Antonio Suarez Londono с работой 2018-2019 года (галерея Kewenig) – тому подтверждение.
Многих, конечно, волнует вопрос: что сейчас происходит с абстракцией, развивается ли она хоть как-нибудь или так и смотрит на зрителя с метафорической кучки приемов конца 50-70-х годов? Угадать вектор развития можно, достаточно взглянуть на немногословные, даже молчаливые, но загадочные листы конца 70-х гг от Annegret Soltau из галереи Anita Beckers – в работе использована настоящая паучья паутина!

Работы Jose Antonio Suarez Londono. Фото Дарьи Тоцкой // Формаслов
Работы Jose Antonio Suarez Londono. Фото Дарьи Тоцкой. Журнал “Формаслов”

Итак, хаотичной абстракции стало явно тесно в рамках таких понятий, как живопись и графика, и она очень хочет захватить больше пространства, при этом не превращаясь в скульптуру. Проще говоря, искусство в целом и особенно абстракция сегодня – это бунтующий подросток, который стремится сломать рамки видов искусств. Nida Sinnokrot из Carlier| Gebauer в прямом смысле заставляет трепетать принтовую бабочку (2009 г), и ее действительно интересует судьба вида, находящегося под угрозой вымирания, – Apharitis cilissa. Работа 2000 года от Antoni Tapies из галереи Lelong содержит больше песка, чем краски, и при этом все еще пытается удержаться в границах, свойственных холсту. Для сравнения – его работа 1982 года из Guillermo de Osma Galeria еще ничего такого не содержит, тогда это всего лишь ритмичные потеки краски по бумаге.

Работы Antoni Tapies: слева 1982 года, справа 2000 года. Фото Дарья Тоцкая. Журнал "Формаслов"
Работы Antoni Tapies: слева 1982 года, справа 2000 года. Фото Дарья Тоцкая. Журнал “Формаслов”

ARCOMadrid совершенно не стесняется признавать искусством арт-объекты и инсталляции из хрупких и просто нетипичных материалов. Премия Cerveza Alhambra «для нового искусства», которая вручалась в рамках ярмарки, в этом году была просто захвачена ткаными объектами. Стенд Aurella Munoz, Jose de la Mana как раз показывает нечто, не ставшее ни одеждой, ни летательными аппаратами – в какой-то мере действительно сложно определить, что перед нами, крылья или же грандиозных размеров заготовка для корсета.
Искусство ткать по-современному может быть и вполне фигуративным, оформившимся: Joana Vasconcelos из Horrach Moya в работах трех последних лет соединяет кружево и керамику. Не очень хочется говорить самую банальную трактовку ее творений, что нежные нити оплетают, в общем-то, опасных животных, но так оно и есть.

Работы Joana Vasconcelos (слева) и работа Nida Sinnokrot (справа). Фото Дарьи Тоцкой. Журнал "Формаслов"
Работы Joana Vasconcelos (слева) и работа Nida Sinnokrot (справа). Фото Дарьи Тоцкой. Журнал “Формаслов”

Керамики также на ARCOMadrid представлено много, от будто вылепленных ребенком неглазурованных лотов и до фарфоровых объектов с детальной прорисовкой, имитирующей фабричные образцы. Такое вот заигрывание штучного с массовым. Металл редко выступает сольно, максимум в формате кабинетной скульптуры, зато к нему с удовольствием подключаются ткань, пластмасса и даже настоящая верблюжья челюсть в творении Nida Sinnokrot. Были работы целиком из бумаги, песка, целлофана и оммаж Венере Милосской со спелой клубничкой.

Конечно, все описанное здесь претендует разве что на фрагментарное представление о событии, не получилось рассказать обо всех премиях, о лекциях и искусствоведческой литературе, об арт-критике, но всему этому на ARCOMadrid нашлось место. А завершить рассказ хотелось бы на вот такой ноте: 13 работ 8 авторов, которые были представлены на ярмарке в этом году, войдут в экспозицию Музея современного искусства королевы Софии в Мадриде. Общая сумма этой поддержки современного искусства государственной институцией составила более 200 000 евро.

Дарья Тоцкая
Тоцкая Дарья Сергеевна. Живёт в Краснодаре и Анапе. Член союза журналистов России, член Профессионального союза художников России. Куратор выставок современного искусства, искусствовед, художник, прозаик. Публикации: роман "Море Микоша", журнал "Москва", 12/2019