Продолжая цикл «Понимая современное искусство», Дарья Тоцкая рассказывает о достаточно необычном материале, используемом в contemporary art: о нитях

Искусствовед Дарья Тоцкая // Формаслов
Дарья Тоцкая. Журнал “Формаслов”

Если речь заходит о нитях как материале, большинству кажется, что речь пойдет о декоративно-прикладном искусстве. Но это не так — нити используются в современном искусстве в составе двумерных, трехмерных и даже динамического типа работах. К числу трехмерных относятся арт-объект (как небольшой предмет искусства) и инсталляция (как масштабный, часто занимающий всю экспозицию), к динамическим можно отнести перфоманс. Если никакого специального термина для работ из нитей в contemporary art нет, то почему бы не называть их filum art от латинского слова «нить»?..
Может ли вышивка относиться к современному искусству? Конечно, если она ставит перед собой цели и задачи совриска, а не ДПИ или искусства моды. Если кратко и схематично, такая вышивка должна демонстрировать новаторские формы и идеи, использовать новые средства художественной выразительности, а не те, что были типичны для декоративно-прикладного искусства или традиционной живописи. К совриску можно отнести вышивки украинской художницы Дианы Евтух, но не потому, что она использует нетипичные поверхности: ее работы в целом представляют собой арт-объекты с некоей идеей. «Даже из самого темного уголка всегда смотрят на нас», — это о расшитом ею дупле дерева. «Слова любви прорастут цветами даже в непростое время, сквозь медицинскую маску». Впрочем, мы уже говорили ранее об индивидуализации смыслов в современном искусстве за счет квазифигуративности, так что каждый зритель волен придумывать свою интерпретацию.

Работы Дианы Евтух // Формаслов
Работы Дианы Евтух // Формаслов

Близка к совриску Таисия Ковалева, она называет свою технику арт-стежок, а по факту использует частично окрашенные ткани и нити для создания портретов. Катерина Марченко обычно создает нечто, близкое к искусству моды, но портрет Ван Гога ее кистей и иголок также можно отнести к совриску.
Элементы макраме, то есть узелкового плетения из нитей, также могут быть использованы в современном искусстве. В таком ключе работает венгерская мастерица Herczeg Ágne. Интересно, что она позволяет такому податливому материалу, как нити, создавать отчетливый абрис вещей. Она часто использует для оплетения деревянные элементы, и, хотя это тоже наследие макраме, полученные в итоге работы являют миру нетривиальные образы. Художница Terézia Krnáčová идет еще дальше по тропинке концептуализма и оплетает внутреннее пространство, образовавшееся в хлебе при изъятом мякише. Лично для меня этот арт-объект ассоциируется с размышлениями на тему интеграции современного искусства в пространстве быта и традиций.

Работы Terézia Krnáčová и Катерины Марченко // Формаслов
Работы Terézia Krnáčová и Катерины Марченко // Формаслов

Стринг-арт (string art) — название техники, при использовании которой изображение формируется при помощи нитей, натягиваемых на вбитые в основу гвозди. Из числа художников, работающих с этой техникой, можно назвать Andre Wee и Pamela Campagna, Debbie Smyth, но в целом стринг-арт получил такое широкое распространение, что перестал быть редкой и уникальной техникой, а часть образцов, созданных в этом ключе, уместнее отнести к дизайну.
Angie McMonigal использует нити для создания ландшафтных объектов, а испанская арт-группа La Pluma Eléctri*k старается синтезировать нечто новое на стыке стрит-арта и арт-объекта, они работают с нитями прямо на фасадах домов. Одной из самых известных инсталляций в современном искусстве, использующих нити и фасад здания, можно назвать работу «Пенелопа» бразильской художницы Татьяны Бласс.

Работа Татьяны Бласс // Формаслов
Работа Татьяны Бласс // Формаслов

Строго говоря, инсталляция задействовала и интерьер, и экстерьер бывшей часовни в Сан-Паулу. Внутри здания мы видим символичное полотно, которое Пенелопа в ожидании Одиссея ткала и распускала ежедневно, что лично для меня представляется аллюзией семейной жизни: мы одновременно даем силы нашим партнерам и забираем их у них, и так каждый день. Но в стенах бывшей часовни проделаны отверстия, кроваво-красные нити вырываются наружу и заполняют собой сад — это ли не метафора влияния процессов, происходящих внутри одной семьи на социум в целом? И любовь и ненависть, взращенные в семье, однажды выплеснутся в большой мир.
Рассказывая о масштабных предметах искусства, включающих в себя использование красных нитей, нельзя не упомянуть японско-немецкую художницу Тихару Сиота. «Ключ в руке», показанный в павильоне Японии на Венецианской биеннале в 2015 году, создан с помощью лодок, 50 000 ключей и поистине гигантского количества кроваво-красной пряжи. Широко известна также ее инсталляция «Неопределенное путешествие» с использованием нитей и каркасов, имитирующих лодки, рекомендуются к просмотру и другие ее работы, изготовленные из обуви, чемоданов, сверхогромных платьев и т. д.

Работа Тихару Сиота // Формаслов
Работа Тихару Сиота // Формаслов

Тихару стала не единственной, кто участвовал в Венецианской биеннале с filum art. Tomаs Saraceno подготовил не менее масштабную работу «Галактики, сформированные вдоль нитей, подобно капелькам по краям паутины паука» еще в 2009 году в павильоне Аргентины. Другие ключевые арт-события мира не отстают, ранее мы уже писали, что арт-ярмарка ARCOMadrid в 2020 году вручила специальную премию Cerveza Alhambra группе иберийских мастеров, работающих с нитями, среди них Caroline Achaintre. Там же были представлены объекты дизайна Joana Vasconcelos, представляющие собой оплетенную кружевом керамику, и тканые арт-объекты Aurèlia Muñoz, созданные на заре совриска в 70-х гг.

Работа Tomаs Saraceno // Формаслов
Работа Tomаs Saraceno // Формаслов

Filum art как направление в целом достаточно популярно в Европе и мире: бегло хотелось бы упомянуть таких мастеров, как Nike Flyknit, Gabriel Dawe, Kate Terry, Scott Hove, Emil Lukas, Shane Waltener, Duvier Del Dago. Российских художников, работающих с нитями, пока не так много, что говорит, скорее, о неготовности рынка к покупке работ из материала, который кажется хрупким и нетипичным, но все мы знаем, насколько это ощущение обманчиво. Впрочем, все же случаются отдельные прорывы, например, «Нити времени» Александры Варфоломеевой (иллюстрация в «шапке» статьи) участвовала в программе Британской высшей школы дизайна. В регионах позиции нитевого искусства еще менее прочны, но краснодарская художница Татьяна Козорез сочетает нити (символизирующие труд ее бабушки) и деревянную скульптуру (отсылка к дедушке) в рамках персональной выставки «Вара» в галерее «Глюк» в 2020 году. Обратите внимание на переосмысление традиционной вышивки с сюжетом цветов: арт-объект гораздо ближе к эстетике современной абстракции, нежели к декоративно-прикладному искусству.

Работа Татьяны Козорез // Формаслов
Работа Татьяны Козорез // Формаслов

Наконец, нити позволяют эксперименты, которые весьма непросто было бы осуществить с иными материалами. Мой арт-объект «Рождение и смерть» из джута и льна на каркасе сначала экспонировался в собранном виде на тумбах, а после был развернут, дополнен колючками акаций и подвешен в рамках персональной выставки «Дикое место» в 2019 году.

Дарья Тоцкая, «Рождение и смерть» // Формаслов
Дарья Тоцкая, «Рождение и смерть» // Формаслов

Нити — это нечто большее, чем просто материал. Это, с философской точки зрения, распущенный холст, заново собирающийся в нечто новое в трехмерном пространстве. И Татьяна Бласс, и Тихару Сиота говорят о filum art как об освобождении от границ холста и называют нить карандашом в воздухе.

Читать еще о современном искусстве: абстракция
Читать еще о современном искусстве: перформанс
Читать еще о современном искусстве: абстракция с фигуративностью
Читать еще о современном искусстве: «Записи», копии, коллаборации

 

Дарья Тоцкая
Тоцкая Дарья Сергеевна – художник, искусствовед, прозаик, куратор выставок современного искусства. Живёт в Краснодаре. Член союза журналистов России, член Профессионального союза художников России. Публикации: журнал «Москва». Издания: роман "Море Микоша» (2020). Победитель конкурса арт-обзоров от artuzel.com и конкурса литературной критики журнала «Волга-Перископ». Финалист независимой литературной «Русской премии» в Чехии.