Как в паре часов езды от столицы найти европейское барокко и модерн

2020-й — год не самый щедрый на дальние странствия. Зато это хороший повод искать красоту в двух шагах от места, где живешь. Сразу после июньского снятия карантинных ограничений я отправилась изучать подмосковные окрестности. Реальность оказалась даже лучше ожиданий: в Московской области можно найти практически любую стилевую атмосферу — от итальянского барокко до модерна.

Дубровицы: барокко на холме

Посещение этой бывшей усадьбы стало первой посткарантинной поездкой. Все началось с фотографии в инстаграме. Приятельница опубликовала снимок, глядя на который можно было подумать, что она прорвалась через границы и попала в Италию. Но геолокация указывала — Дубровицы. Подмосковье? Было решено ехать в ближайший свободный день.

Церковь в Дубровицах // Формаслов
Церковь в Дубровицах // Формаслов

Дубровицы — бывшая усадьба Голицыных, а сейчас это округ города Подольска. Электричка плюс автобус — и вот мы у главного шедевра здешних мест: церкви Знамения Пресвятой Богородицы. Именно она создает иллюзию Италии своей абсолютно нездешней архитектурой: кладка из крупных белых камней, множество причудливых деталей, скульптуры, золоченая корона наверху. Любопытно, что у всех евангелистов почему-то нет голов, как будто это античные изваяния, потрепанные временем.

Строительство церкви Знамения Пресвятой Богородицы было начато в 1690 году, а в 1704-м ее освятили. В это время Дубровицы принадлежали Борису Голицыну, воспитателю и сподвижнику Петра I. Считается, что он решил построить храм после того, как император вновь приблизил его к себе после отлучения. Вероятно, выбор стиля барокко продиктован желанием угодить Петру и его европейским вкусам.

Церковь стоит на холме, а внизу протекают речки Пахра и Десна. Никаких специальных пляжей нет, поэтому летом местные жители живописно загорают прямо на траве у подножия храма. Храм можно обойти со всех сторон: он симметричный, но игра света и тени с каждым шагом создают новый ракурс.

Зарайск: маленькая крепость

В этот город на юго-востоке Московской области нужно ехать прежде всего за средневековым колоритом. Изюминка Зарайска — Кремль, построенный в 1530-х годах: самый маленький в России и единственный в Подмосковье, сохранившийся полностью.

Зарайский Кремль. Фото Регины Поливан // Формаслов
Зарайский Кремль. Фото Регины Поливан // Формаслов

На территорию Кремля можно попасть — там работает музей. В отличие от Москвы, здесь разрешается пройти по крепостной стене и заглянуть в башни. Внутри пахнет теплыми кирпичами, над головой слышна голубиная возня, а под ногами похрустывает яичная скорлупа — видимо, птицам здесь хорошо живется еще со времен Дмитрия Пожарского, который был воеводой Зарайска накануне решающего сражения с поляками 1612 года. А еще в Кремле можно покачаться на качелях и погладить ласкового кота Рыжика.

Исторический центр Зарайска. Фото Регины Поливан // Формаслов
Исторический центр Зарайска. Фото Регины Поливан // Формаслов

Прогулка по историческому центру Зарайска — тоже довольно приятное занятие. Город тихий и малоэтажный, при этом недавно его коснулось бережное благоустройство, поэтому улицы и здания выглядят в основном ухоженным. Например, возле водонапорной башни 1916 года создали общественное пространство с белым песком, лавочками и столом для настольного тенниса.

Мой друг, вместе с которым мы ездили в Зарайск, вырос в этом городе. Он показал нам, где продаются самые вкусные слойки, и отвел к дому скульптора Анны Голубкиной — это ее горельеф «Волна» в стиле модерн украшает вход на малую сцену МХТ в Камергерском переулке. И еще один аборигенский инсайд: в нулевые зарайские школьники любили развлекаться, катаясь на лифте в самом высоком здании города — девятиэтажке. Возможно, этот аттракцион актуален и сейчас.

Ногинск: фабричное ар-нуво

Мало кто знает, но в Ногинске сохранился потрясающий по объему и качеству ансамбль архитектуры в стиле модерн. Здесь в манере ар-нуво выстроены и жилые дома, и фабричные корпуса, и школы. Скругленные углы, майолика, растительные орнаменты — все на месте и очень впечатляет.

Фабричный корпус мануфактуры в Ногинске. Фото Регины Поливан // Формаслов
Фабричный корпус мануфактуры в Ногинске. Фото Регины Поливан // Формаслов

Откуда же столько модерна в небольшом подмосковном городе? До 1929 года Ногинск назывался Богородском. В начале XIX века здесь развернулось текстильное производство, а в 1847 году была построена Богородско-Глуховская мануфактура. В конце столетия в управление фабрикой вступил Арсений Иванович Морозов — внук того самого Саввы Морозова. Производство разрослось еще больше, а вместе с ним и строительство новых зданий. Модерн в это время как раз становился популярным, а Арсений Морозов, как большинство старообрядцев, был очень лоялен к новым веяниям в архитектуре.

Обойти город можно пешком, углубляясь во дворы, где в основном и расположены модерновые здания. Производит впечатление внимание к деталям: даже элементы вентиляции и фабричная труба выполнены в духе модерна. В многоквартирных домах для рабочих эффектно сочетаются красный кирпич и белые оштукатуренные фрагменты. А еще здесь есть деревянный модерн — коттеджи для инженеров, похожие на дачные домики.

Осматривая все это околофабричное наследие, любопытно побывать в доме самого фабриканта Арсения Морозова. В его особняке сейчас открыт музей, а в советское время размещался детский сад. Дом, как и почти весь городской модерн, построен по проекту Александра Кузнецова (в Москве его самая известная работа — мастерские Строгановского училища на Рождественке, сейчас это корпус МАРХИ).

Особняк Морозова в Ногинске. Фото Регины Поливан // Формаслов
Деревянные дома в Ногинске. Фото Регины Поливан // Формаслов

Особняк деревянный, с уютной верандой, на которую в солнечный день ложатся косые лучи солнца. Хочется сесть в плетеное кресло и никуда не спешить. Но прогуляться по дому тоже хочется, тем более что в нем много красоты: печи с изразцами, огромное окно в столовой с потолком в духе шале, мебель с плавными линиями. Кроме того, Арсения Морозов любил всякие технические находки, например, в его доме был прообраз микроволновки. В стене рядом с кухней сделали углубление — получился шкафчик, в который можно было ставить блюда с едой или чайник. Они нагревались за счет тепла от печи, расположенной за стеной.

Пущино: модернизм, усадьба и Ока

Если модерн любят все или почти все, с модернизмом совсем другая история: его обычно не любит никто. А вот мне и моим друзьям-архигикам очень даже нравится лаконичность и функциональность этого стиля. Стекло, бетон, сдержанные барельефы из металла — ничто не отвлекает от наслаждения формой.

Много хорошего модернизма можно посмотреть, например, в Зеленограде, но в подмосковном Пущине есть шанс убить сразу двух зайцев — кроме советской архитектуры здесь есть полузаброшенная усадьба конца XVIII века. А в дополнение — живописная Ока, карстовые пещеры и другие природные красоты.

Пансионат в Пущино. Фото Регины Поливан // Формаслов
Пансионат в Пущино. Фото Регины Поливан // Формаслов

Пущино — молодой город, основанный в 1956 году, поэтому вся архитектура здесь советская и постсоветская. Ленточная планировка улиц, обширные зеленые зоны и словно затерянные между ними корпуса НИИ — все это рождает атмосферу санатория и настраивает на созерцательный лад. Основные типы построек здесь, конечно, научные институты и жилые дома, а еще есть детский сад, напоминающий крепость, и дом быта, похожий на храм. В одном здании могут встретиться разные объемы, многие фасады облицованы ракушечником, в качестве декора используются мозаики и чеканки, а окна могут быть большими и круглыми. Особое удовольствие — советский шрифт 1960-80-х: здесь к нему относятся с любовью, например, недавно отреставрировали вывеску на Доме ученых.

Руины в Пущино. Фото Регины Поливан // Формаслов
Руины в Пущино. Фото Регины Поливан // Формаслов

После знакомства с совмодом хорошо прогуляться к Оке и немного окунуться в прошлое. На высоком берегу реки стоит усадьба: кроме господского дома сохранилось несколько хозяйственных построек в виде руин. Правда, и сам дом не в лучшем виде, но местные активисты борются за его сохранение и реставрацию.

История усадьбы Пущино-на-Оке связана со многими людьми: здесь жила чета Офросимовых, которых считают прототипами грибоедовских Фамусова и Хлестовой, а в Настасье Дмитриевне видят еще и Ахросимову из «Войны и мира». Позже в имении на некоторое время поселился композитор Александр Алябьев, в которого была влюблена невестка Офросимовых. Еще один небезызвестный владелец усадьбы — чаеторговец Сергей Перлов, которому принадлежал также Чайный дом на Мясницкой.

 

Усадьба Офросимовых. Фото Регины Поливан // Формаслов
Усадьба Офросимовых. Фото Регины Поливан // Формаслов

В 1970-х Никита Михалков снимал в усадьбе две картины: «Неоконченная пьеса для механического пианино» и «Несколько дней из жизни И.И. Обломова». В первом из них практически все действие происходит в доме, на веранде, в саду или у реки, куда ведет длинная каменная лестница. Стоять сейчас у этих стен с заколоченными окнами немного грустно, но в то же время чувствуешь какой-то спокойный фатализм: было время, оно прошло, и в этом нет трагедии и абсолютного конца. Что-то всегда остается.

Регина Поливан

 

Регина Поливан родилась в 1989 году в Волгограде, выросла на Дальнем Востоке, живет в Москве. Поэт. Публиковалась в альманахах «Новый Гильгамеш», «Дальний Восток», «Амур», «Приамурье», интернет-журнале «Пролог», коллективных сборниках. Лонглистер Международного Волошинского конкурса, литературных конкурсов «Заблудившийся трамвай», «Критерии свободы». Участник Форума молодых писателей России. Стипендиат Государственной стипендии Министерства культуры РФ.

Евгения Джен Баранова
Редактор Евгения Джен Баранова – поэт. Родилась в 1987 году. Публиковалась в «Дружбе народов», «Новом Береге», «Интерпоэзии», Prosodia, «Крещатике», Homo Legens, «Юности», «Кольце А», «Зинзивере», «Сибирских огнях», «Москве», «Плавучем мосте», «Дальнем Востоке», «Детях Ра», «Лиterraтуре», «Южном сиянии», «Независимой газете», «Литературной газете» и др. Лауреат премии журнала «Зинзивер» (2017); лауреат премии имени Астафьева (2018); лауреат премии журнала «Дружба народов» (2019); лауреат премии СНГ «Содружество дебютов» (2020). Финалист премии «Лицей» (2019), обладатель спецприза журнала «Юность» (2019). Участник арт-группы #белкавкедах. Автор четырех поэтических книг, в том числе сборников «Рыбное место» (СПб.: «Алетейя», 2017) и «Хвойная музыка» (М.: «Водолей», 2019). Стихи переведены на английский, греческий и украинский языки.