Рассказ Зирихгерана я прочел ещё в августе на «ЛевитовФЕСТе», и он врезался мне в память. Сначала всё едет по вполне знакомым рельсам социальной сатиры (не самый мой любимый жанр), но в конце автор нам дарит такой эффектный поворот, такой яркий образ, что заставляет вспомнить латиноамериканских мастеров магического реализма, и это ощущение потом ещё долго не покидает нас.
Евгений Сулес
 
Ахмедхан Зирихгеран. Родился в ауле златокузнецов Кубачи (Дагестан). По первой профессии ювелир. В данный момент сотрудник художественно-публицистического журнала «Дагестан». Член Союза Российских писателей. Публиковался в журналах: «Кольцо А», «День и ночь», «Москва», «Наш современник», «Лиterraтура» и др. В 2020 году вышли две книги: «Двое в тревожном городе» и «Слишком жаркое лето».
 

Ахмедхан Зирихгеран // Дело труба

Ахмедхан Зирихгеран // Формаслов
Ахмедхан Зирихгеран // Формаслов

Согласно анализу инвестиционной привлекательности, она состоит в зависимости от мотивации интеграционного процесса, которая, мы полагаем, определяет, в свою очередь, тип целевой компании. С нашей точки зрения, данный подход является наиболее перспективным в отношении достижения цели анализа, которая может быть сформулирована в общем виде как определение в заданных условиях наиболее привлекательного объекта… — молодой человек в стильных очках, голубом костюме и ярко красном галстуке энергично водил указкой по экрану, на котором весьма динамично сменялись слайды презентации.

Руслан Тимурович засыпал от монотонного потока малопонятных слов, ему не терпелось покончить со всем этим. Его воля — выпроводил бы этого холёного лектора прочь и занялся реальными делами. Тем более что помощник успел шепнуть ему перед началом лекции, что все согласились на его условия. 

«Привлекательного объекта! Что он понимает в объектах», — едва не зевнув, подумал Руслан Тимурович. Его взгляд упал на вспыхнувший экран телефона и первую строчку сообщения: «Гости довольны, мы тоже…».

«Не терпится ему, обрадовать хочет. Попробовали бы они быть недовольны», — Руслан Тимурович недовольно задвигал ногами под столом. 

— Инвестиционная привлекательность предприятия характеризуется как комплекс показателей его деятельности, который определяет для инвестора область предпочтительных значений инвестиционного поведения; имеет ряд аспектов, среди которых технический, коммерческий, экологический, институциональный, социальный, финансовый… — широко улыбаясь, продолжал лектор.

«Финансовый, да, это да», — улыбнулся ему в ответ Руслан Тимурович, встретив понятное слово. Делая вид, что слушает, он положил телефон так, что экран не был виден лектору, и включил запись недавнего боя ММА — его можно было смотреть без звука. Каждый удачный бросок любимого бойца вызывал у Руслана Тимуровича бурю положительных эмоций. В этот момент он бросал взгляд на лектора и согласно кивал, улыбаясь во весь рот. 

— Уфф! — дежурная улыбка покинула лицо Руслана Тимуровича, как только довольный, пьяненький лектор скрылся за дверью гостиничного номера. Неизвестно откуда появился верный помощник, детально объясняя, кто, за что и сколько занёс. 
— Этот тоже предлагал, больше других, — понизил голос помощник.
— Обломится ему, — хмыкнул Руслан Тимурович. — Не надо было понты колотить.
— Я уже договорился с ребятами, домик покоцают несильно. Несущие не тронут, — помощник был толковый, всё у него было предусмотрено заранее.
— Поехали, посмотрим, что там к чему, стоит ли это дело всей этой суеты, — Руслан Тимурович направился к выходу из гостиницы.
— На моей поедем? — догадался помощник.
— Нет, с охраной и мигалками, — буркнул Руслан Тимурович, направляясь к машине помощника.

Ехать было недолго, вскоре помощник остановил машину у недостроенного здания на берегу моря. Серебристой дорожкой в воде отражалась полная луна, шум волн успокаивал. По пустынному пляжу ветер перекатывал пакеты и прочий мусор.

— Вот тут поставим шлагбаум, там и тут забор до моря. В море тоже надо построить, никто не должен шастать тут, — вслух рассуждал Руслан Тимурович, отмеряя шагами песок по ему одному ведомым ориентирам.
— Можно обнадёжить его, сказать, чтобы оградил всё капитально, а потом хапнуть, — предложил помощник.
— А ты голова! — хохотнул Руслан Тимурович. — Возьми с него бабки, обнадёжь, про забор намекни. А потом, как построит, сделаем что планировали. 
— Тогда можно будет забор поломать — видуха будет. А здание чуток покоцать, — сообразил помощник.
— Да ты точняк голова! — воскликнул Руслан Тимурович. — Бабки, что занесёт, себе оставь. 
— Считайте, сделано! — помощник услужливо оттолкнул носиком лакированного ботинка камень, что лежал на пути у Руслана Тимуровича. 
— Вот это инвестиции, вот это вложения! — радостно махал руками Руслан Тимурович. — А не то, о чём трепался этот болтун.
— Работа у него такая — болтать, — помощник схватил летевший прямо в лицо Руслана Тимуровича пакет.
— А наша работа — мутку мутить! — хохотнул Руслан Тимурович.

Картина вырисовывалась радужная, гостиница в пять этажей с собственным пляжем — хорошая добыча. Осмотрев всё, Руслан Тимурович отправился домой, занудный лектор вымотал его изрядно.  

Прошло время, Руслан Тимурович закрутился в рабочей суете. Оно и понятно, всё надо держать на контроле, иначе жирный кусок мимо проплывёт. Всё намеченное прошло как по маслу, как только ограждение было построено, стройка была объявлена незаконной. По постановлению техника порушила забор и немного здание. Несчастный хозяин бегал за бульдозером, размахивая разрешительными документами, отменёнными задним числом. Бульдозерист был свой — улыбаясь, делал дело. Не прошло и недели, как хозяин согласился продать здание за символическую цену, немного перекрывающую его расходы, включая те деньги, что забрал себе помощник. Помощник посоветовал Руслану Тимуровичу не загонять человека в угол — мало ли, потом и охрана может не спасти.

«О себе тоже думает, бабки я ему оставил, а теперь мне их возвращать. Вот жук», — подумал Руслан Тимурович, но означенную сумму дал, добавив сверху бонус для помощника. Довольный собой, он направлялся к машине — столик в ресторане уже был заказан. Вдруг со всех сторон послышались крики. Возбужденные люди показывали куда-то вдаль. Толпа валила к морю. Пробегавшая мимо девушка крикнула: «Оно ушло!».

Руслан Тимурович, не придав этому значения, уже садился за руль своего Toyota Land Cruizer 200, когда помощник с белым перекошенным лицом вырос перед ним словно бы из-под земли.

— Море ушло, — только и смог он вымолвить заплетающимся языком.
— Да это море вечно метр туда, метр сюда ходит, — раздражённо отмахнулся Руслан Тимурович. 
— Его вообще нет! — хватил воздух ртом помощник.
— Чё за хрень ты несёшь! — прикрикнул на помощника Руслан Тимурович.
— Я сам вид-д-дел, — пролепетал помощник.
— Ты кушать идёшь? Садись за руль, — Руслан Тимурович забрался на пассажирское сиденье.
— Иду, — помощник безвольным тюфяком плюхнулся на водительское место.

К изумлению Руслана Тимуровича, весь город представлял собой разбуженный муравейник — люди бежали по направлению к набережной. В ресторане же было пусто: в зале ни души. Местные услужливые официанты будто испарились. Не желая менять планы, Руслан Тимурович решительным шагом направился на кухню. Было понятно, что буквально недавно здесь кипела жизнь: нарезанные овощи лежали на разделочной доске, от плиты шел жар, в кастрюле что-то варилось. Взяв со стола помидор, Руслан Тимурович надкусил его, продолжая всё так же растерянно оглядывать кухню в надежде найти хоть кого.

— Все на море рванули что ли? — сам себя спросил Руслан Тимурович.
— Поедемте, — еле слышно прошептал помощник.
— Давай! — выдохнул Руслан Тимурович.

До набережной они доехать не смогли, все дороги были забиты автомобилями, меж которых толпа двигалась по направлению к прибрежной полосе.

— Разворачивай, — скомандовал Руслан Тимурович. — К гостинице поедем.
— Да! Как я не сообразил, — воскликнул помощник, разворачивая машину через клумбы и тротуар.
— Там новострой, меньше этих тараканов будет, — сплюнул Руслан Тимурович.
— Всё правильно, — помощник летел обратно, мимо бесконечной пробки, снося кусты роз и декоративный кустарник.

Расчёт оказался верным, дорога к берегу, где стояло хитростью и коварством приобретённое здание, была свободна. Заехав на ограждённую территорию через полуразрушенный забор, они остановились у входа. Ещё издалека было понятно, что моря действительно больше нет. Вместо бирюзовой глади была видна лишь чернеющая даль. Забежав на последний, пятый этаж здания, Руслан Тимурович закашлялся. Резкий неприятный запах заполнил всё вокруг. С высоты пятого этажа картина открывалась апокалиптическая: моря не было видно даже вдали.

— Как так, почему так резко, только же гостинчику заимел, — бормотал Руслан Тимурович.
— Трубы! — воскликнул помощник.
— Что? Какие трубы? — Руслан Тимурович вопросительно взглянул на помощника.
— Эти, — помощник, обессилев, опустился на пыльный пол недостроенного помещения.
— Что эти? Что трубы? — Руслан Тимурович посмотрел на помощника сверху вниз.
— Там, в море. Там, где было море, — помощник безвольно указал рукой в сторону берега и, опершись спиной о стену, зарыдал.
— Там? — ничего не понимая, Руслан Тимурович пригляделся и увидел: справа и слева от здания в теперь уже отсутствующее море уходили толстые, метрового диаметра трубы.

«Канализация!» — догадался Руслан Тимурович.

Из труб, что заканчивались в паре сотен метров от берега, мощным потоком лилась серая жидкость. Она образовала уже приличное озерцо, которое постоянно увеличивалось в размерах. 

«Вот откуда запах», — ахнул Руслан Тимурович.

— Надо остановить это! Закрыть трубы, вентиль там, кран! — подбежав к помощнику, Руслан Тимурович затряс его за плечо.
— Там нет вентиля, — не поднимая голову, пробормотал помощник.
— Задвижку! — выкрикнул Руслан Тимурович.
— Какую? — помощник, подняв голову, взглянул на Руслана Тимуровича заплаканными глазами.
— Можно же это говно как-то остановить! — закричал Руслан Тимурович. — Моя гостиница теперь что, стоит на берегу озера из говна?!
— Нечистоты должны куда-то стекать, — нервно засмеялся помощник, — до сих пор они стекали в море. Теперь моря нет, а трубы есть, и весь город льёт всю канализацию сюда.
— А очист…— начал было Руслан Тимурович, но осёкся.
— А деньги на очистные мы с вами, Руслан Тимурович, благополучно освоили, — помощник нервно захохотал. — Да и не построить очистные так быстро, мы же и не начинали их ещё строить. 
— Запретить, срочно запретить сливать! — благим матом заорал Руслан Тимурович, но в следующее мгновение крик сорвался на рыдание.
— Тогда уж запрети срать, господин начальник, — помощник встал и, покачиваясь, направился к лестнице, с которой кубарем покатился вниз, не удержав равновесия.

Руслан Тимурович же сквозь слёзы наблюдал, как растёт в размерах серое зловонное озеро, приходя на смену исчезнувшему бирюзовому морю.

Евгений Сулес
Редактор Евгений Сулес – писатель, телеведущий, актёр. Родился и живёт в Москве. Автор книг «Письма к Софи Марсо» (изд-во «Русский Гулливер», 2020), «Сто грамм мечты» (лонг-лист премии «Большая книга», 2013), «Крымский сборник. Путешествие в память» (автор идеи и составитель), «Мир виски и виски мира» (Эксмо). Публиковался в журналах «Знамя», «Октябрь», «Искусство кино», «Homo Legens», «Лиterraтура» и др. Победитель премии «Антоновка» в номинации драматургия (пьеса «Дойти до Бандераса»). Пьеса «Ловушка для Божьих птах» ставилась в Москве и Одессе. Автор идеи фильма «Над городом» (реж. Юлия Мазурова, 2010 год). В течение десяти лет был автором и ведущим передачи «Шедевры старого кино» на телеканале «Культура» (призы за лучшую передачу о кино в 2007 и 2009 годах на фестивале архивного кино «Белые столбы»). В настоящее время ведёт программы на первом литературном телевидении «Литклуб.ТВ». Снимался в фильмах и телесериалах, в том числе сыграл роль Иисуса в картине Шавката Абдусаламова «Сукровица». Один из основателей клуба ЛЖИ (Любителей Живых Историй).