Антология «Уйти. Остаться. Жить». Том 2 (части 1 и 2)

Уйти. Остаться. Жить. Антология литературных чтений «Они ушли. Они остались». Том II. Часть 1 / Сост. Б. Кутенков, Н. Милешкин, Е. Семенова. М.: ЛитГОСТ, 2019

Скачать антологию «Уйти. Остаться. Жить» Том 2. Часть 1

Скачать антологию «Уйти. Остаться. Жить» Том 2. Часть 2

С одной стороны, среди героев второй части второго тома – очень известный уже при жизни Александр Башлачёв, прервавший свою жизнь в неполные двадцать семь (а стихов у него здесь – на двадцать четыре страницы). С другой – Евгений Харитонов, Сергей Морозов, дожившие почти до сорока, много успевшие, но прочитанные только посмертно (собрание сочинений почти не публиковавшегося при жизни Харитонова было издано даже дважды; единственный, очень насыщенный сборник Сергея Морозова «Устная речь» вышел в этом году). Даже у Игоря Поглазова (имя и судьба которого запомнились, думаю, многим из книги Светланы Алексиевич «Зачарованные смертью») вышло, уже после его гибели, три сборника, они не раз публиковались в периодике, а до того ходили в самиздате; в этой книге их совсем немного. С третьей – чистые открытия: как, например, один из сильнейших поэтов здесь, с очень индивидуальным голосом – Василий Бетехтин. Мощные, жгуче-живые тексты. О его жизни – целых тридцать шесть лет! – и смерти неизвестно почти ничего. Опубликоваться успел – единожды: во псковском самиздатском альманахе. (Кстати, в этом году составители антологии начали издавать серию книг поэтов, ставших героями проводимых ими чтений; уже вышел сборник Владимира Полетаева «Прозрачный циферблат». Кажется, следующей должна быть книга Бетехтина)

Ольга Балла

Кажется, не предвиденная составителями суть антологии в том, что она показывает, насколько позднесоветская эпоха была равнодушно-безжалостна ко всем — выбирал ли человек тихое копирование «среднего советского стиля» или, вдохновляясь Маяковским как одним из немногих разрешенных авангардистов, стремился продолжать его линию, в том числе установку на громкость, гласность (в книге, например, есть два стихотворения автора «Человеческого манифеста» Юрия Галанскова: «Уйдем, / и надо полагать — / идем кого-то низвергать»). Впрочем, лучшим стихам этой книги свойственна нота горького скепсиса…

Лев Оборин, из рецензии в сетевом издании «Горький»

Думаю, в случае второго тома «Уйти. Остаться. Жить» максимально трудной была работа по составлению подборок Николая Рубцова, Геннадия Шпаликова, Александра Башлачева, Леонида Губанова и, возможно, Евгения Харитонова. Нельзя было обойти вниманием тексты знаковые, и в то ж время представить предсказуемый результат — иначе какой смысл печатать то, что и так известно? Некоторые из подборок показались составленными, действительно, блестяще. Но почему-то, например, в случае Александра Башлачева (особый культурный статус Башлачева подчеркнут объемом публикации) интереснее было читать эссе Ольги Балла о нем, чем непосредственно тексты поэта, которые в силу их немногочисленности и так знакомы.

Юлия Подлубнова, из рецензии в журнале “Прочтение”

…выход такой антологии, которую делают (пора наконец назвать имена героев) молодые поэты и культуртрегеры Борис Кутенков, Николай Милешкин, Елена Семенова и их добровольные помощники – это событие важное не только для поэзии, сколько для всей отечественной культуры. Прежде всего потому, что антология «Уйти. Остаться. Жить» возвращает в мое представление о мире, представление рядового скромного читателя из глубинки, некое – не сочтите за пафос – ожидание добра и справедливости. Я представляю, как это сложно – заниматься творчеством. Понимаю, насколько тяжело писать. И насколько страшнее писать, заведомо понимая, что твои выстраданные строки, с большой вероятностью, так и останутся в лучшем случае на страницах сборника на газетной бумаге, который кроме твоих близких и знакомых и не прочтет никто. В худшем же они просто погибнут, как гибнут ежедневно сотни домашних архивов – переезды, разделы наследства, ремонты, равнодушные родственники, да что тут объяснять. Антология – это как коллективный памятник. Это признание, что все эти страдания, разочарования, отчаяние поэта, которому страшно остаться немым в своей вечности, – все это было не зря.

Владислав Толстов, из рецензии в журнале “Формаслов”

Но «Уйти. Остаться. Жить» – особая антология. Здесь первым шагом является не только уход с литературной арены, но и ранний уход из жизни поэтов, стихи которых и очерки о которых составляют антологию. Конечно, книга, где в биографической справке об авторе нередко можно прочитать «умер от», оставляет впечатление не из легко объяснимых и вместе с тем догадку о необычности задачи, стоящей перед читателем. Ее проясняет Марина Кудимова в предисловии к 1-й части 2-го тома, посвященной поэтам 70-80-х годов. «Книга – один из способов победить время». Она же, говоря о самоубийстве в христианском мире, пишет: «Акт лишения себя жизни усиливает общую, “соборную” вину и отдаляет главную цель христианина – спасение себя и вымаливание спасения мира, “во зле лежащего”». Читая антологию и задумываясь о соотношении стихов и отчасти биографических, отчасти литературоведческих материалов об их авторах, невозможно отрешиться от мысли о таком вымаливании.

Алексей Чипига, из рецензии в журнале “Интерпоэзия”

Евгения Джен Баранова
Редактор Евгения Джен Баранова – поэт. Родилась в 1987 году в Херсоне. Публиковалась в журналах «Дружба народов», «Интерпоэзия», «Prosodia», «Крещатик», «Homo Legens», «Юность», «Кольцо А», «Зинзивер», «Сибирские огни», «Москва», «Плавучий мост», «Дальний Восток», «Дети Ра», «Лиterraтура», «Южное сияние» и других. Лауреат премии журнала «Зинзивер» за 2016 год; лауреат премии имени Астафьева (2018); лауреат премии журнала «Дружба народов» за 2018 год. Финалист премии «Лицей» (2019), обладатель спецприза журнала «Юность» (2019). Участник арт-группы #белкавкедах. Автор четырех поэтических книг, в том числе сборников «Рыбное место» (СПб.: «Алетейя», 2017) и «Хвойная музыка» (М.: «Водолей», 2019). Стихи переведены на английский, греческий и украинский языки. Сооснователь литературного журнала «Формаслов».