Уладский цикл ирландских саг складывался в начале первого тысячелетия, а записан был, судя по всему, в VII-VIII столетии. Он состоит из ряда героических историй, связанных с жизнью Конхобара мак Несса, короля Ольстера, великого героя Кухулина, сына Луга, их друзей, возлюбленных и врагов.

Общее название саг связано с именем уладов, народа, жившего в Средневековье на северо-востоке Ирландии. В основном все события здесь происходят в двух географических областях — Ольстер и Коннахт. Действие разворачивается вокруг королевского двора в Эмайн Махе, рядом с современным городом Армаг. Как правило, истории написаны в прозе, главная их тема — война, представленная различными столкновениями противоборствующих сторон.

Эмайн Маха
Эмайн Маха

Одна из ключевых фигур цикла — воинственная королева Коннахта Медб, колдунья, имеющая, по всей видимости, божественное происхождение. Её имя буквально означает «отравительница» или «отравляющая». Её деяния описаны в центральной саге «Похищение быка из Куальнге», где королева пытается путём войны с королевством Ольстер получить гигантского быка Донн Куальнге, чтобы сравняться богатством и владением со своим супругом, владевшим таким же необыкновенным быком — Финдбеннахом.

Основной сюжет, как это и принято в ирландском фольклоре, предвосхищается рядом коротких предысторий саги. Вначале мы узнаём о том, как был найден полный текст Похищения. Этому способствовал Фергус, легендарный ирландский герой, один из правителей королевства уладов, восставший из гроба, чтобы поведать историю поэту Миургену:

Вдруг окутал Муиргена густой туман, и три дня и три ночи никто не видел его. И тогда явился перед ним Фергус во всем великолепии своем, с каштановыми кудрями, в зеленом плаще, в тунике с капюшоном, расшитой алым, с мечом с золотой рукоятью, в сандалиях с бронзовыми пряжками. Рассказал ему Фергус все Похищение целиком, как случилось все тогда, от начала и до конца. И тогда вернулись они к Сенхану с этим рассказом, и рады все были.

Перевод Т. Михайловой

Интересно также предание о проклятии уладов, посланное Махой, дочерью Санрита и женой Крунху. Преданная собственным мужем и вынужденная незадолго до родов принимать участие в скачках, Маха во время состязания с криком падает на землю и рожает близнецов — мальчика и девочку. С тех пор место было названо Эмайн Маха, а жителей его постигло проклятие:

— За то зло, которое вы мне причинили, каждый раз, когда на вас будут нападать враги, будете вы испытывать муки, подобные родовым. И будут длиться они четыре дня и пять ночей или пять дней и четыре ночи и так — девять поколений,

Так произошел недуг уладов, и только сыновья и жены уладов не были ему подвластны, да еще Кухулин. И длился этот недуг со времени Крунху, сына Агномана до времени Форка, сына Даллана, сына Манеха, сына Лугдаха.

Вот как случился недуг уладов в Эмайн Маха».

Перевод Т. Михайловой

Конхобар
Конхобар

В сюжете о похищении быка одно из центральных мест отводится Конхобару, королю Ольстера, при дворе которого действует легендарный герой Кухулин. Из саги о рождении Конхобара мы узнаём, кто его родители и какими достоинствами он обладал. Сын короля Фахтны Фатаха и простой девушки Несс, Конхобар обладал доблестью и друидическим знанием, полученным от Катбада, его крёстного и учителя. Поэтому иногда Конхобара называли сыном Катбада.

Некоторые считали, что он был рождён от червей — при рождении он держал их в обеих руках, поскольку родился в реке. Имя он тоже получил по названию той реки. Этими подробностями своей жизни Конхобар напоминает одновременно персонажа карело-финского эпоса, сына брусники и девушки Марьяты, и легендарного Сигурда, героя Старшей Эдды, воспитанного в лесу то ли карликом, то ли драконом и научившегося понимать язык птиц:

И тогда девушка позволила ребенку родиться, и славным был ее сын, все в Ирландии узнали о нем. До сих пор стоит камень, на котором он родился на западе Айргдеха. Так родился этот сын: в каждой руке у него было по червяку. Пошел он к реке Конхобар, и расступилась река перед ним. И тогда назвал его Катбад по имени той реки: Конхобар, сын Фахтны. Взял его Катбад на руки, дал ему имя и предсказал ему будущее, такую он промолвил песнь:

В славный час пришел он в мир, Славен будет он. Справедливым будет он, Катбада он сын.

Перевод Т. Михайловой

Пожалуй, одной из самых трогательных и трагических историй в цикле уладских сказаний является история Дейдре (в буквальном переводе «трепетная»). Ещё находясь в утробе матери, героиня стала олицетворением угрозы и проклятия, нависшего над всеми уладами. В живых она осталась только благодаря Конхобару, который взял девочку к себе и решил в будущем сделать её своей женой. Но Дейдре была строго избирательна в любви: однажды она увидела кровь телёнка на снегу и клюющего эту кровь ворона, и сказала, что полюбит лишь того, кто будет подобен этому виду: с волосами чёрными, как ворон, телом, как снег, и щеками, как кровь. В итоге её избранником стал Найси, один из сыновей Уснеха. Последующее развитие событий напоминает любовную трагедию Зигфрида и Кримхильды, по вине и своеволию которой герой погибает. Типологическое сходство героев и сюжетных линий ирландского и скандинавского эпосов очевидно: подобно коварному Этцелю, Конхобар заманивает сыновей Уснеха к себе и вместо пиршества устраивает им кровавую битву.

Плач Дейдре
Плач Дейдре

Однако Дейдре не мстит королю, а сама становится жертвой и насильно выдаётся в жёны Эогану, убийце Найси. Оставаясь верной самой себе и не желая связывать жизнь с ненавистным ей человеком, героиня спрыгивает с его колесницы и разбивается о скалу.

Образ Дейдре объединяет в себе черты различных героинь предшествующих и последующих эпох. Подобно Кримхильде, она становится причиной гибели целого рода, но при этом её вероломно обманывают и выдают за нелюбимого, как Брюнхильд из «Старшей Эдды». Вместе с тем она живёт чувствами и предпочитает смерть жизни в нелюбви, как это делает прекрасная Айно из карело-финского эпоса «Калевала».

По одной из версий легенды король приказал похоронить Дейрдре и Найси по разные стороны озера. На обеих могилах выросли сосны, и их ветви тянулись друг к другу через озеро. Конхобар хотел срубить их, но тому воспротивились улады, которые и оберегали деревья до смерти Конхобара. Аналогичная сюжетная линия наблюдается в гораздо более поздней по времени написания древнерусской повести о Петре и Февронии и в романе о Тристане и Изольде. Это лишний раз доказывает наличие в мировой литературе универсальных мотивов и образов-архетипов:

— Кого в моем доме ненавидишь ты больше всех? — сказал Конхобар.

— Тебя самого, — сказала она, — и Эогана, сына Дуртахта.

— Тогда проживешь ты год с Эоганом, — сказал Конхобар.

И он отдал ее в руки Эогана. На другой день Эоган поехал с нею в Маху. Она сидела позади него на колеснице. Поклялась она, что не будет у нее двоих мужей на земле в одно время.

— Добро тебе, Дейрдре, — сказал Конхобар, — как овца поводит глазами между двух баранов, так и ты между мною и Эоганом.

В то время проезжали они мимо большой скалы. Бросилась на нее Дейрдре головой. Ударилась ее голова о камни и разбилась. И она умерла.

Вот повесть об изгнании сыновей Уснеха, и об изгнании Фергуса, и о смерти сына Уснеха и Дейрдре.

Конец. Аминь.

Перевод Т. Михайловой

Центральным персонажем описываемых событий является Кухулин. Это один из самых древних, связанных по своему происхождению с более ранним, мифологическим циклом ирландских саг герой-полубог. Он считается воплощением ирландского бога Луга, который в то же время был и его отцом.  Как и подобает богам, Кухулин наделён многими мистическими чертами и особой, настолько же прекрасной, насколько и устрашающей, внешностью. Например, в саге «Сватовство к Эмер» сын Суалтайма восхищает рассказчиков своей внешностью, которая, тем не менее, сильно не соответствует традиционным представлениям о красоте и даже может вызвать отвращение и неприятие: «Семь зрачков было в глазах юноши — три в одном и четыре в другом, по семи пальцев на каждой ноге, да по семи на каждой руке». Подобные отличительные особенности сближают Кухулина с индийскими богами, и это не случайно, поскольку даже в самом повествовании о герое присутствуют эпические мотивы Махабхараты.

Особенно грозным Кухулин казался в момент сражения, перед лицом своих врагов:

Меж тем обратилось лицо его в красную вмятину. Внутрь втянул он один глаз, да так, что и дикому журавлю не изловчиться бы вытащить его из черепа на щеку. Выпал наружу другой глаз Кухулина, а рот дико искривился. От челюсти оттянул он щеку и за ней показалась глотка, в которой до самого рта перекатывались легкие и печень Кухулина. Верхним небом нанес он львиный удар по нижнему, и каждый поток огненно-красных клочьев, хлынувший из горла в рот, в ширину был не менее шкуры трехлетней овцы»

Перевод С. Шкунаева

Кухулина, так же, как и Дейдре, можно назвать универсальным мифологическим героем. При беглом взгляде может даже показаться, что Кухулин как две капли воды похож на Геракла, Сигурда (Зигфрида), Илью Муромца, Роланда, Беовульфа и многих других героев древности. Он родился от бога и смертной женщины, с детства проявил невиданную силу и смекалку, учился у полумифических наставников, совершил несколько подвигов во время сватовства к девушке, защищал в одиночку страну от целой армии и погиб во имя своего народа.

Один из самых известных подвигов Кухулина (имя дословно означает «пёс Куланна») связан с обретением им своего нового имени. До этого юношу звали Сетанта:

Когда мальчики в Эмайн закончили играть и разошлись по своим домам или по домам приемных родителей, Сетанта побежал по следам повозок, укорачивая себе путь при помощи палицы и мяча, как он это делал обычно. Едва он оказался на лугу перед домом кузнеца, как пес заслышал его шаги и принялся громко лаять, так что его было слышно во всем Уладе, а потом прыгнул на мальчика, собираясь разорвать его когтями и проглотить не разжевывая. У Сетанты с собой ничего не было, кроме палицы и мяча, поэтому, завидев бегущего пса, он изо всей силы кинул мяч, который попал псу в открытую пасть и разворотил ему кишки. Сетанта же, недолго думая, схватил пса за задние лапы, ударил о ближайший камень и вышиб из него дух…

Кухулин во время боя
Кухулин во время боя

Первым возле Сетанты оказался Фергус, который подхватил его на руки и усадил себе на плечо, а потом передал Конхобару живым и невредимым, отчего все возвеселились и возрадовались.

Лишь кузнец Кулан, когда увидел мертвого пса, опечалился сердцем. Возвратившись в дом, он сказал Сетанте:

— Не рад я тебе.

— Почему ты не рад мальчику? — спросил ею Конхобар.

— В недобрый час он пришел. Или я в недобрый час затеял этот пир, король, — сказал кузнец, — потому что теперь, когда нет со мной больше моего пса, все мое добро пойдет прахом, и не жить мне отныне, как прежде, в тепле и сытости. Ты, малыш, — посетовал он, — забрал у меня доброго члена моей семьи, ибо он стерег мой дом, и мои стада, и все, что у меня есть.

— Не сердись, — попросил мальчик, — я не останусь у тебя в долгу.

— О чем это ты? — не понял Конхобар.

— Вот что я сделаю. Отыщу в Ирландии щенка того же семени, что и убитый мною пес, и буду растить его, покуда ов не научится служить, как его родич, а до тех пор я сам буду сторожить твое добро.

— Хорошо сказано! — воскликнул Конхобар.

— Даже я не рассудил бы лучше, — согласился с ним друид Катбад. — Отныне тебя будут звать Кухулип, Пес Кулана.

— Мне больше нравится мое прежнее имя — Сетанта, сын Суалтама, — заявил малыш.

— Не говори так, — возразил друид, — потому что наступит день, и имя Кухулина будет на устах у всех мужей на земле.

— Если так, я согласен.

С тех пор Сетанту стали звать Кухулином.     

Перевод Р. Кинжалова

Кухулин прославился также своими боевыми навыками — так, например, «визитной карточкой» боевого искусства древних кельтов были акробатические прыжки и боевая акробатика вообще. Достаточно назвать «прыжок лосося». Это бег по копью с выпрямлением тела на острие и прыжком. В саге «Сватовство к Эмер» Кухулин добивается благосклонности воинственной девы именно с помощью этого приёма:

На колеснице вижу я юношу, темного, покрытого кровью, прекраснее которого не сыскать во всей Ирландии. На нем чудесная, дивно сработанная алая рубаха с пятью складками. Золотая пряжка на белой его груди у ворота — с полной силой бьется о пряжку грудь. На нем светлый плащ с накидкой, изукрашенный сверкающей золотой нитью. Семь красных драконовых камней в глубине его глаз. Две щеки его, голубые, алые, как кровь, мечут огненные искры и языки пламени. Луч любви светится в его взоре. Кажется мне, что жемчужный поток во рту его. Черна, как уголь, каждая из его бровей. На боку воина меч с золотой рукоятью. Голубо-красное копье с маленькими копьями прикреплено к алым оглоблям, что держат коричневый остов колесницы. На плечах воина алый щит с серебряной кромкой, украшенный золотыми ликами диких зверей. Прыжок лосося проделывает он и иные приемы — таков едущий в колеснице.

Перевод Т. Михайловой

королева Медб
королева Медб

В центральной саге «Похищение быка из Куальнге», где речь идёт о войне уладов с королевой Коннахта Медб и её мужем Айлилем, юный герой Кухулин проявляет себя во всём блеске, демонстрирует множество своих магических способностей и боевых искусств.  Преимущественно он ведёт бой на колеснице, и в пути его всегда сопровождает верный друг и помощник Лаэг, который во время последней битвы своего господина бросился грудью на копьё, чтобы его спасти.

Кухулин, сражаясь в одиночку, способен повергнуть в ужас войско четырёх королевств и заставить их спасаться бегством:

Исполнилось то, что сказала Маха. Тяжким грузом легло на уладов ее проклятье. С той поры в часы опасности настигал уладов жестокий недуг. И лишь Кухулин, рожденный от бога, оказался ему неподвластен.

Потому-то и вышел он один, а не вместе со всеми уладами, сражаться с войском четырех королевств.

Вот стоят враги на одном берегу, Кухулин — на другом. И так велик был его воинственный пыл, что снег растаял на тридцать шагов вокруг него. Громко закричал Кухулин, призывая противников помериться с ним силой.

Но воинов четырех королевств охватила робость и каждый из них сказал: «Не я первым пойду на бой с Кухулином, ибо нелегко справиться с ним».

Перевод Т. Михайловой

Морриган
Морриган

В отличие от героев «Илиады», исход сражения которых во многом определялся вмешательством покровительствующих им богов, герои ирландской мифологии побеждали благодаря своей доблести и мужеству. Так произошло и с Кухулином. Безусловно, совсем без помощи мифологических персонажей дело обойтись не могло. Например, у героя было непростые отношения с богиней войны Морриган, предлагавшей ему свою любовь и покровительство. Не признанная и отвергнутая Кухулином, грозная валькирия сначала была разгневана и старалась всячески навредить обидчику и помешать ему во время сражения. Например, однажды она превращается в угря и, обвившись вокруг ног мужчины, пытается сковать его движения. Однако воину удаётся ранить Морриган, но впоследствии он же её и излечивает.

 Вскоре герой встретил старуху, тело которой было искалечено глубокими ранами. Несчастная женщина доила корову с тремя сосцами. Попросив напиться, Кухулин получил от Морриган три чаши, в каждой из которой было молока из определённого сосца коровы. Когда Кухулин опустошал один из сосудов, на теле Морриган излечивались увечья, полученные от его меча. В итоге богиня полностью исцелилась, став верной спутницей воина:

Между тем в обличье старухи приблизилась к Кухулину Морригап из сидов, дочь Эрнмаса и стала доить корову с тремя сосцами. И явилась она оттого, что любой, кого ранил Кухулин, вовеки не поправлялся, если сам герой не лечил его. Мучаясь жаждой, испросил у нее Кухулин молока. Протянула ему Морриган молоко из первого сосца. — Поскорей бы мне стать невредимой, — промолвила она, и тут исцелился ее глаз. Попросил у нее Кухулин молоко из другого сосца. Подала его Морриган и сказала: — Пусть бы скорей излечился дающий! Снова попросил у нее Кухулин напиться, и дала ему Морриган молоко из третьего сосца. — Да благословят тебя боги и смертные! — воскликнул Кухулин. — Чародеи были их богами, а смертными — женатые. — Излечилась тотчас королева.

Перевод Т. Михайловой

смерть Фердиада
смерть Фердиада

Один из самых трагических эпизодов саги о похищении быка — ссора короля Конхобара и наставника Кухулина, Фергуса. Тот уходит в Коннахт, чтобы вместе с королём Айлилем и королевой Медб напасть на Улад и угнать знаменитого бурого быка. Кухулину приходится выйти один на один с армией Коннахта (остальные воины поражены волшебным недугом), где находится и его наставник, и лучший друг — Фердиад. Бой с последним длится четыре дня и заканчивается смертью коннахтского героя. Кухулин, который делил лечебные зелья и еду с Фердиадом первые две ночи этого боя, горько оплакивает друга:

Все было игрою, пустой забавой,

Пока не пришел Фердиад к броду.

Думалось мне, что милый Фердиад

Будет другом мне на веки веков.

Вчера он был, как гора, велик,

Сегодня лишь тень осталась его.

Перевод А. Смирнова

Смерть Кухулина
Смерть Кухулина

Смерть Кухулин принимает с честью. Он точно знает, что умрёт, и видит несколько дурных предзнаменований. В ночь накануне сражения Морриган разбивает его колесницу, ибо знает, что он не вернётся в Эмайн-Маху. Но это не останавливает героя. В бою из великодушия он трижды отдаёт своё копьё, хотя знает, что от него и погибнет. Копьё убивает его возницу, потом коня, а потом и его самого. Женщины уладов видят дух Кухулина, парящий в воздухе со словами: «О, Эмайн-Маха! О, Эмайн-Маха — великое, величайшее сокровище!»

Тут метнул Лугайд копье в Кухулина, и в этот раз попало оно прямо в него, так что все внутренности вывалились на подстилку колесницы. Тогда убежал от него Черный из Чудесной равнины с половиной хомута на шее и устремился к Черному озеру, что в краю Мускрайге Тире. Оттуда добыл его Кухулин, туда и воротился он напоследок, и все озеро притом закипело…

Потом прилетели птицы и сели на плечи Кухулина.

— Не прилетали доныне птицы на этот камень, — сказал Эрк, сын Кайрпре.

Потом ухватил Лугайд из-за спины волосы Кухулина и отрубил ему голову. Тогда выпал из руки Кухулина его меч и отсек Лугайду правую руку, так что свалилась она на землю. В отместку отсекли Кухулину правую руку.

Потом ушли оттуда воины, унося с собой голову Кухулина и его руку.Пришли они в Тару и там погребли голову и руку, завалив щит Кухулина землей доверху.

Перевод Т.Михайловой

После того, как магия Медб, из-за которой произошло много бед, рассеивается, исход битвы становится ясен. Коричневый бык из Куальнге убивает белорогого быка и мчится по земле коннахтов, неся ужас и опустошение, пока сам не разбивается насмерть о холм. Война становится бесцельной, враждующие стороны заключают мир: уладам достаётся большая добыча.

Легендарные герои кельтских мифов остаются популярными по сей день. По мотивам саги были написаны романы «Гончая» Джорджа Грина, «Красная ветвь» Морган Лливелин и «Tain» Грегори Фроста. Она вдохновила ирландскую рок-группу Horslips на создание концептуального альбома The Tain (1973 год). Сам же Кухулин настолько нравился ирландцам, что в одной из повестей оказывается рядом со святым Патриком. Тот вызывает дух героя на колеснице из Ада, и язычник Кухулин рассказывает живому королю Ирландии, как он страдает, и король принимает христианство:

Каких только тягот я не вынес,
О Лойгайре, на море и суше —
Но страшнее единая ночь,
Дьявольской злобы!
Огромный, как мое геройство,
Жестокий, как мой меч,
Дьявол сокрушил меня
На красных угольях!

Перевод Г. Северской

Елена Севрюгина
Елена Севрюгина. Редактор отдела #ликбез. Родилась в Туле в 1977 г. Живёт и работает в Москве. Кандидат филологических наук, доцент. Автор публикаций в областной и российской периодике, в том числе в журналах «Урал», «Знамя», «Интерпоэзия», «Новый журнал», «Нева», «Дружба народов», «Плавучий мост», «Homo Legens», «Дети Ра», «Москва», «Молодая гвардия», «Южное Сияние», «Тропы», «Идель», «Графит», в электронном журнале «Формаслов», на интернет-порталах «Сетевая Словесность» и «Textura». Частный преподаватель русского языка и литературы.