Михаил Придворов. Родился 26 октября 1961 года в Миассе в семье военного. Мама — врач. До 4 лет жил в военном городке Лахта, что под Архангельском. Потом семья много переезжала: жили в шахтерском поселке в Казахстане, в городе Анадыре на Чукотке, в Подмосковье. К старшим классам вернулся в Миасс. Здесь окончил школу №26. После школы поступил в Челябинский политехнический институт (ЮРГУ) на факультет «ДПА» (сейчас — ракетно-космический). После окончания института остался в ЧПИ в лаборатории гидродинамики. Потом работал в лаборатории рыбного хозяйства младшим научным сотрудником, водителем, слесарем — механиком, продавцом… В 90-е годы читал лекции начинающим пользователям компьютеров в обществе «Знание», занимался ремонтом компьютеров. С 1999 года стал экономистом, получив второе высшее образование. Писать начал в 2001 году. Первая книга «Женщины, женщины и другие кошки» вышла в 2004 г. В 2012 г. За «Кошкина книгу» стал лауреатом премии имени Максима Клайна.

 


Михаил Придворов // А с лысым теплее

 

Болонка

На улице лаяла звонко болонка
Как будто не улица это, а лес.
Но вдруг у болонки случилась поломка,
Болонка охрипла и голос исчез.

И голоса нет ни снаружи болонки,
Ни рядом с болонкой, ни даже внутри.
Болонку трясли над землёй, как солонку,
Но тихо в собаке, куда ни смотри.

К ней доктор приехал специально собачий,
Давил на живот и заглядывал в пасть,
Тянул за язык, потому что иначе
Куда бы из пасти мог голос пропасть.

Но он, не найдя ни рычанья, ни лая,
Задумался, было, минут на пяток.
Пришла ему в голову мысль неплохая:
Повесить собаке на шею свисток.

Футбольный сезон начинается в мае:
Болонка, надувшись как маленький кит,
Дворовых мальчишек по полю гоняя,
Заливисто лае.., простите, свистит.

 

Подруги

Приехала в гости на юг с Сахалина
К севрюге Алёне ставрида Алина.
— Ну как там, Алина? Всё так же солёно?
Спросила Алину севрюга Алёна.

— Да что ты, Алёна! Давно уже пресно,
И рыбы занудны в заливах окрестных.
Пристанет, бывало, какая горбуша
И чуши набулькает полные уши.

У вас тут театры, музеи. Заводы
Сливают какие-то вкусные воды.
Суда иностранные плавают стаей
И сети красивые в воду бросают.

Мне нравится здесь, потому в телеграмме
Я всё описала сестрицам и маме.
Соседям, знакомым, друзьям, осьминогам
Я отзывов добрых отправила много.

Ответили быстро, мол, радость большая.
Мол, всем Сахалином на юг выезжаем:
«Готовьте глубины, заливы и бухты,
Погоду, песочек и сладкие фрухты».*

* У рыбов с русским языком сложности и трудности

 

Дусь и гусь

Весь день за Дусей ходит гусь
И Дусю просит: — Дусь, а, Дусь?
Мне скучно, Дусь, мне грустно, Дусь,
Я две недели не смеюсь.

Ему сказала Дуся: — Гусь,
Пойди, собаке сделай «кусь».
А Бобик наш — весёлый зверь.
Ты обхохочешься, поверь.

 

Шляпа

Шла по грязи порося
Перепачканная вся,
Но зато собой гордилась,
Шляпу модную нося.

А без шляпы всё не то.
Ни жилетка, ни пальто
Не позволят быть красивым
В грязной луже ни за что.

 

Кошка-нехорошка

Ходит кошка-нехорошка,
Ходит кошка, хвост пушит.
Как-то скучно ей немножко,
Что-то плохо всё лежит.

Не на месте, видно сразу,
Два намотанных клубка,
И фарфоровая ваза
Неустойчива слегка.

Словно камешек на сердце
И сплошная боль души —
Шкаф и запертые дверцы,
Ручки и карандаши.

В золотинке шоколадку
Не представить в страшном сне,
И обои слишком гладко
Прилепили на стене.

Ночью спать — плохой обычай,
Только дремлем мы, пока
Кошка думает, мурлыча,
Мысль одну наверняка:

— Надеру из кресла нитей,
Раскидаю, что найду.
И пока вы долго спите,
Я порядок наведу.

 

Пони

Дети стали тяжелее.
Дети пони не жалеют.
Нет, чтоб лазать на коней,
Целый день сидят на ней.

Целый день по ней елозят.
Ну а пони? Пони возит,
В равнодушии пустом
Подметая пыль хвостом.

Но когда приходит Мишка,
(Этот Мишка мелкий слишком),
Проявив весёлый нрав,
Пони мчится, хвост задрав.

Он приносит ей морковку,
Он ей чёлку чешет ловко,
Заплетает десять кос
И целует пони в нос.

Как для счастья мало надо.
Пони Мишке очень рада.
Он же ей почти как брат.
Да и Мишка тоже рад.

 

Котя

Плачет маленький котейка,
Позабытый во дворе:
«Эх, жистя моя — копейка,
Может, завтра я умре.

Может, ночью я товося,
А потом меня съедят.
В наше время бегать бося
Очень вредно для котят».

Вот бы коте бутербродий
И варёных колбасов.
Ночью коти на природе
Замерзают без трусов.

Им бы тапочек и платий,
Им бы вкусное питьё.
А без дружеских объятий
Этим котям не житьё.

Только мимо мы проходим
Равнодушные во всём,
И таким несчастным котям
Вкусных мясов не несём.

И за пазухой не греем,
И не чешем за ушом,
А бежим себе скорее
В озабоченьи большом.

Конопатая девчонка
Тянет маму за подол:
«Ма, давай, возьмём котёнка.
Вишь, какой он нищ и гол.

Я торжественно клянуся
Научить его в горшок,
Отвечать на кличку Муся,
Наизусть читать стишок».

Пусть такого не бывает,
Только это не фигня.
Котя мордочкой кивает
И мяукает: «Яаа, яаа».

Дверь в подъезд скрипит уныло,
А за ней тропинка в рай.
«Ма» на пару сек застыла
И вздохнула: «Забирай».

 

Про злых котей и пёсов

У одной знакомой тёти
В доме жили злые коти.
Соберутся коти в кучу,
Зло шипят и зло мяучат.

В доме жили злые пёсы
И на всех смотрели косо.
Как уставятся в окошко,
Так и страшно всем немножко.

А в подвале и под крышей
Шебуршали злые мыши.
Эти — все настолько злобны,
Что мне даже неудобно.

Если вдруг пойдёте к тёте.
Если, правда, вдруг пойдёте,
Тренируйте пальцы рук.
Если к ней пойдёте вдруг.

Чтобы с кОтями поладить,
Надо кОтей долго гладить,
Очень долго, не спеша
Гладить каждого кошА.

Если вдруг пойдёте в гости,
Вам нужны говяжьи кости,
Не забудьте пальцы рук.
И тогда вы пёсам друг.

Если вдруг пойдёте к тёте,
У неё мышей найдёте.
Прихватите сыра круг
И, конечно, пальцы рук.

В целом, смысла нет бояться,
Если с котями обняться,
С каждой пёсой и мышой
Быть с открытою душой.

 

Комар и лось

Комар напрыгнул на лося
И укусил за хвост.
Был рад комар, лося куся,
Но лось-то был не прост.

Пусть дотянуться до врага
Ему не удалось,
Но, приподняв свои рога,
Кружиться начал лось.

Вращались небо и земля,
Бобры, хорьки, грачи,
Дубы, берёзы, тополя
И солнышка лучи.

И понял лось, что он не лось,
И догадался вдруг,
Что он теперь земная ось,
А всё кружит вокруг.

Стояла летняя жара,
Но как лихой ковбой,
Лось, позабыв про комара,
Гонялся за собой.

Комар кусал его, сопя,
Там где в лося попал,
А лось скакал вокруг себя,
Потом, устав, упал.

Упал набегавшийся лось,
Но из последних сил
Он комара схватил за нос
И тоже укусил.

(ААААА!) — крик комара.

 

Муха из Парижа

Полз по кухне таракашка,
Деревенский мужичок.
Поправлял на лбу фуражку,
Мял потёртый пиджачок.

Вдруг глядит, в красивых рюшах,
В платье жёлтом и чепце
Объедает муха грушу.
Просто муха. Не «Це-це».

К ней подъехал таракаша:
— Бланманже, мерси, бонжур,
Здрасте, дама, я Аркаша.
Как зовут вас, мон амур.

Возмутилась громко муха,
Голос мухи зол и сух:
— Ну, вообще-то я Андрюха,
И не муха я, а мух.

Вы отсталый, как я вижу,
Но скажу вам не тая,
Я приехал из Парижа.
Там одеты все как я.

Я у вас проездом в Польшу.
К вам присел на пару дней.
В Польше мусора побольше
И помойки повкусней.

Обещайте что угодно,
Но меня не убедишь.
Я таких, как вы, немодных,
Не возьму с собой в Париж.

Тут у вас невыносимо
И еда у вас свежа.
Плюнул и такой красивый
Полетел домой, жужжа.

Был смущён слегка Аркаша,
Грушу вкусную грызя:
— Да, нужна Парижа ваша…
Ну низзя так и низзя.


Бланманже — молочное желе
Мерси — спасибо
Бонжур — здрасьте
Мон амур — дорогуша

 

Вася и жаба

Увидел Вася жабу в луже
И начал жабе корчить рожи,
Заквакал жабы той не хуже
И стал на жабу ту похожий.

А жаба, видя Васю, тоже
Не растерялась, в луже лазя,
И стала Васе корчить рожу.
Ну прямо вылитая Вася.

Разлёгся Вася в грязной луже
Уже победно, но устало.
А жаба, выпрыгнув наружу,
С портфелем в школу побежала.

 

Необычная рыбалка

Ловила Оля окуней.
Сидел Василий рядом с ней.
Они молчали оба,
Клевала рыба чтобы.

На поплавке во все глаза
Смотрела в небо стрекоза.
Её волна качала,
Но стрекоза молчала.

А в речке, спрятавшись в тенёк,
Молчал пугливый окунёк.
И рад бы был покушать,
Да нету дел на суше.

И только буйный червячок
В воде раскачивал крючок,
Крича: «Долой рыбалку,
Плотву, ершей, русалку».

Вертелся как электродрель,
Пугая щуку и форель.
Вопя: «Даёшь свободу»,
С крючка сорвался в воду.

Уплыл на берег стилем «брасс»
И там вдали от рыбьих глаз
Укрылся в липкой грязи,
Как будто не вылазил.

Ловила Оля окуней.
Уснул Василий рядом с ней
Без пойманной добычи
Вздыхая и мурлыча.

 

Лысый и лиса

По зимней аллее бежал человек.
Спешил на работу, похоже.
Лежала лиса на его голове,
Рыча на случайных прохожих.

Зачем он бежал, непонятно никак,
Лису прижимая к затылку.
А, может, за ним восемнадцать собак
Бежали с ножами и вилкой?

А, может, он смылся от жадной жены?
А, может… А, может, он лысый?
А, может, для лысины в холод нужны
Собаки, еноты и лисы?

Оставьте ненужных гаданий бедлам,
Поскольку по зимней аллее
Лиса торопилась по лисьим делам.
А лысый? А с лысым теплее.

 

Олежка и тележка

На тележке мчит Олежка,
С ним друзья сидят смеясь.
С горки едет их тележка,
Рассекая пыль и грязь.

Высоко тележка скачет,
Много ямок и камней.
И Олежка словно мячик
Подлетает вместе с ней.

А друзьям всё веселее,
Смех на каждом вираже,
Но Олежка не приклеен
И не держится уже.

Вдруг подкинуло повыше,
Развернув колеса вверх,
Но друзья не стали тише,
И не смолк весёлый смех.

По дорожке мчит Олежка,
Вытирая пузом грязь,
А на нём лежит тележка,
И друзья сидят смеясь.

 

Редактор Алена Бабанская. Родилась в г. Кашире. Окончила филологический факультет МГПУ им. Ленина. Публиковалась в журналах «Арион», «День и ночь», «Крещатик», «Интерпоэзия», «Волга» и др. Лауреат международного интернет-конкурса «Согласование времен»-2011, лауреат международного конкурса «Эмигрантская Лира»-2018, финалист международного конкурса «Бежин луг»-2019, спецприз «Антоновка 40+» 2020, финалист Кубка издательства « СТиХИ» 2020 г. и др. Автор книг стихотворений «Письма из Лукоморья»,( М. Водолей, 2013), «Акустика», (М. Арт Хаус Медиа, 2019). Живёт в Москве.