Ахмед Салахелдеин // Формаслов
Ахмед Салахелдеин // Формаслов

Великий художник Пабло Пикассо однажды сказал: «Заурядные художники копируют, великие художники воруют». Это значит, что бесталанные живописцы могут только реплицировать работы других и обыкновенно ухудшают качество копируемого, какими бы великими ни были исходные работы, а художники, обладающие выдающимися талантами, превращают первоисточник в нечто лучшее или, по крайней мере, в нечто иное. Такие мастера испытывают в процессе заимствования необыкновенные, новые чувства, которые совершенно отличаются от эмоций, вложенных создателем в «обкрадываемый» первоисточник. Из цитаты Пикассо мы можем сделать вывод, что простое воспроизведение — это лишь копирование, лишенное жизненного духа.
Этот код, установленный Пикассо, применим и к художественному переводу, потому что художественный перевод — это чистое творчество в подлинном смысле слова, такое же, как музыка, живопись, скульптура или даже танец. Художественный перевод — это созидательный процесс, в котором переводчик оказывает существенное влияние на ход и результат этого процесса, и влияние переводчика не ограничивается правильным подбором верных слов, фраз, предложений или правильной расшифровкой текста, требующей более высокого уровня лингвистических и паралингвистических навыков, осознания культурного контекста. Образно говоря, процесс художественного перевода простирается до границ квантовой механики, когнитивного рефрейминга, творческой визуализации и закона притяжения. Самая сложная задача переводчика — целостно передать средствами выбранного языка «перевыражение» жизни и духа, которые закреплены в тканях оригинального текста. Эту задачу может выполнить только талантливый переводчик, обладающий инстинктивной способностью расшифровывать и деконструировать форму, содержание и дух исходного текста и переносить все это в переведенное произведение. Если цикл переводческого процесса будет завершен таким образом, с необходимой точностью и искренностью, то тихий голос переводчика, придающий жизненную силу новорожденному литературному существу, сможет проникнуть в самое сердце каждого читателя.
Сборник статей «Принципы художественного перевода» Корнея Чуковского и Николая Гумилева (1919) подтверждает, что при переводе художественного текста задача переводчика состоит не в фотографической точности воспроизведения оригинала — «Переводчик художественной прозы не фотографирует подлинник, а творчески воссоздает его» (К. Чуковский). Не каждый, владеющий иностранным языком, способен стать переводчиком, очевидно, что переводческая работа не ограничивается способностью говорить и писать на другом языке, потому что «переводчик — это художник, мастер слова, соучастник творческой работы того автора, которого он переводит. Он такой же служитель искусства, как актер, ваятель или живописец. Текст подлинника служит ему материалом для его сложного и часто вдохновенного творчества» (К. Чуковский). В «Принципах художественного перевода» К. Чуковский и Н. Гумилев ответили на ключевой, по моему мнению, вопрос, связанный с проблемами перевода: «Быть или не быть — переводчиком рождаются или становятся?». Классики считают, что переводчиками рождается, и талант — это первое и основное качество для такой работы. Чем большим талантом обладает работающий в сфере перевода человек, тем больше возрастает его способность к транслированию присущей оригинальному тексту эстетической ценности, кроме того, для переводчика крайне важно найти тип автора, который переводящему окажется максимально созвучен, полюбить материал, с которым предстоит работать. Чтобы перевести Оноре Де Бальзака, к примеру, переводчику требуется «хоть отчасти перевоплотиться в Бальзака, усвоить себе его темперамент, заразиться его пафосом, его поэтическим ощущением жизни» (К. Чуковский, «Высокое искусство»). В этом же контексте В. Комиссаров в «Общей теории перевода» (2000) утверждает, что основная трудность, стоящая перед литературным переводчиком, заключается в передаче художественно-эстетического качества оригинального текста, которое создается уникальной индивидуальной способностью каждого автора.
Таким образом, художественный перевод — это вид художественной метаморфозы, которая, позволяя сохранить основные черты и характер произведения, может производить значительные изменения в деталях и обстоятельствах текста, дабы адаптировать его к новой языковой и культурной среде. Фактически, перевод литературного произведения начинается сразу после того, как в переводчике запускается когнитивный процесс восприятия оригинального текста, определяющий отличительные черты материала и таким образом создающий мысленный гештальт-образ, который уже содержит в себе визуальное отражение, эстетические и языковые особенности первоисточника. Однако этот процесс художественной метаморфозы должен осуществляться с максимальной осторожностью, личность переводчика должна быть полностью скрыта. Переводчик, как писал Василию Жуковскому Николай Гоголь, «должен быть как стекло, такое прозрачное, что его не видно».
С тех пор, как лингвист Юджин Найда представил свою модель динамической эквивалентности для описания процесса перевода (Динамическая и формальная эквивалентность по Ю. Найде — это два различных подхода к переводу, которые помогают избежать буквализмов из текста оригинала в тексте перевода…Эти два вида эквивалентности понимаются как: семантический перевод (перевод значений словосочетаний или целых предложений), который учитывает удобочитаемость текста, и пословный перевод (буквальный перевод значений слов и словосочетаний), который повторяет лексический состав оригинала — прим. редактора), исследователи в этой области посвятили много времени размышлениям о промежуточном этапе переводческой работы. Джеймс Холмс (1988) пытался развить анализ ядерных структур (Трансформационная грамматика определяет некоторое количество языковых структур и именует их ядерными, а оставшиеся структуры, которые имеют название «трансформы», выводит из числа ядерных или наоборот вводит в него. Чаще всего, ядерная структура отражает отношение «деятель-действие» — прим. редактора). Роджер Белл (1995) пошел еще дальше, исследуя ментальную актуализацию. Он предположил, что процесс перевода включает три стадии обработки с участием психологических способностей. В литературном переводе эстетические свойства проистекают из плотной реструктуризации художественного образа, представленного в оригинальном тексте. Из этого следует, что переводчик обязан отражать эти качества посредством максимального сохранения не только лингвистически значимой информации, но и визуальной.
Как и талантливого живописца, талантливого переводчика отличает высокая способность к рекомбинированию исходной информации. Подобно музыканту, в сознании которого рождаются звуковые образы, переводчик должен преумножать образы вербальные. Как утверждает Рольф Зваан (1993), понимание текста — это процесс, на который влияют как текстовые, так и когнитивные факторы. Иными словами, понимание текста заключается не только в его содержании, но и в том, как читающий относится к нему и как на него реагирует. В процессе осмысления или в контексте воспроизведения переводчик обладает, помимо своих когнитивных механизмов, эстетическим восприятием, например, воображением, которое не только влияет на итоговой результат переводческой работы, но и способствует достижению определенных эстетических переживаний как у читателя, так и у самого переводчика.


Ахмед Салахелдеин

 

Ахмед Салахелдеин — египетский переводчик и писатель, родившийся в Каире 21 ноября 1973 года. Еще будучи студентом, Ахмед начал карьеру переводчика. В 2015-м году Салахелдеин опубликовал свою первую книгу на арабском языке — «Наследники Толстого на Кузнецком мосту», где воссоздал портрет современной литературной России. В 2016 он перевел на арабский «Чернобыльскую молитву» нобелевского лауреата Светланы Алексиевич. Кроме того, Ахмедом Салахелдеином создано около 1500 публицистических и новостных материалов о русской литературе за последние 15 лет. В данных момент работает над диссертацией по проблематике художественного перевода.

Список Литературы:

  1. К. Чуковский и Н. Гумилев (1919). Принципы художественного перевода. Издательство «Всемирная Литература», Петербург.
  2. Комиссаров В. Н. (2000). Общая Теория Перевода. Издательство «ЧеРо» совместно с «Юрайт», 2000.
  3. Nida, E.A. (1964): Toward a Science of Translating: With Special Reference to Principles and Procedures Involved in Bible Translating, Leiden.    
  4. Holmes, S. (1988): Describing Literary Translations: Models and Methods, Holmes, J.S. et al. (eds), Literature and      Translation: New Perspectives in Literary Studies, Leuven, Acco.
  5. Bell, R.T. (1995): Translation and Translating: Theory and Practice, London, Longman.
  6. Zwaan, R.A. (1993): Aspect of Literary Comprehension: A Cognitive Approach, Amsterdam/Philadelphia, John Benjamins.

 

Редактор Евгения Джен Баранова – поэт. Родилась в 1987 году. Публиковалась в «Дружбе народов», «Новом Береге», «Интерпоэзии», Prosodia, «Крещатике», Homo Legens, «Юности», «Кольце А», «Зинзивере», «Сибирских огнях», «Москве», «Плавучем мосте», «Дальнем Востоке», «Детях Ра», «Лиterraтуре», «Южном сиянии», «Независимой газете», «Литературной газете» и др. Лауреат премии журнала «Зинзивер» (2017); лауреат премии имени Астафьева (2018); лауреат премии журнала «Дружба народов» (2019); лауреат премии СНГ «Содружество дебютов» (2020). Финалист премии «Лицей» (2019), обладатель спецприза журнала «Юность» (2019). Участник арт-группы #белкавкедах. Автор четырех поэтических книг, в том числе сборников «Рыбное место» (СПб.: «Алетейя», 2017) и «Хвойная музыка» (М.: «Водолей», 2019). Стихи переведены на английский, греческий и украинский языки.