Виктория Татур // Формаслов
Виктория Татур // Формаслов
Анна Харланова живет в Липецке. Работает в разных жанрах: стихи, проза, рассказы для детей. Окончила Литературный институт им. Горького. Публиковалась в журналах «Юность», «День и ночь», «Подъем» и д.р.. Победитель различных всероссийских и международных конкурсов. Лауреат премии Алексея Липецкого. Член Союза российских писателей. Автор книг «Фиолетовый апельсин», «Добрые рассказы», сборника «Стихи из кладовки». Недавно в издательстве «Формаслов» вышла новая поэтическая книга «Стихоосетр».
Виктория Татур
 

В.Т.: Аня, вспоминаю нашу первую встречу и знакомство в Самаре на литературном фестивале имени Анищенко. В вечерних сумерках под тусклым фонарем ты читала стихотворение про свитер. Я еще тогда подумала: «Надо же, обычный свитер, а так проникновенно…». А потом мы гуляли вдоль берега Волги, и под нашими ногами хрустели дикие яблоки. Позже я не раз встречала в твоих стихах этот образ. Что это, умение подмечать детали? Или способность чувствовать природу? Насколько я знаю, детство ты провела в селе…

А.Х.: Да, действительно. В селе Доброе Липецкой области. Первое вдохновение случилось в то время, когда мы приезжали в лес. Я испытывала невероятный подъем, счастье, и мои стихи появились именно там. А подмечать детали — так это у меня врожденная функция. Есть такой период накопительства, когда все само собой происходит. Какие-то впечатления, наблюдения, запахи, вкусы, разные мелочи — все идет в копилочку! И потом, когда происходит наполнение, это выплескивается рифмованными строчками или прозой. Иногда это какие-то детские истории. Мне даже интересно, что я напишу в следующий раз.

В.Т.: У тебя много любовной лирики. Это удивительно насколько она кружевная, образная, порой невесомая, и вместе с тем в ней чувствуется надрыв, нерв и обреченность лирической героини. Она будто готова покориться и пережить ту боль, которую причиняет ей мужчина. Читая такие стихи, невозможно остаться равнодушным. Ты пишешь их на одном дыхании, в порыве или сосредоточенно продумываешь каждый образ, выверяешь, чтобы достичь максимального накала эмоций?

Анна Харланова // Формаслов
Анна Харланова // Формаслов

А.Х.: Прежде всего, это порыв и некий эмоциональный выплеск. Но, в то же время, это и продуманность, и серьезная работа. Все одновременно происходит. Когда ты, образно говоря, настраиваешь свой компьютер, устанавливаешь нужные программы, то автоматически подбираешь рифмы, отбрасывая слабые, работаешь над логикой стихотворения. Это все приходит с опытом, конечно. Но я сама вижу, что сейчас лучше пишу, целостнее, чем пять лет назад, не говоря уже о самых ранних моих опытах. Что касается надрыва… Ну, да, моя лирическая героиня такая нервная особа, мы с ней несколько различаемся. Поэтому, как говорили в литературном институте: «Не путайте автора и лирического героя».

В.Т.: Я слышала, как ты читаешь стихи в такие моменты вокруг остается тишина и только твой голос, который льется, журчит, пусть и с болью, но наполняет пространство красотой. А были какие-то необычные места, где ты читала стихи и, самое главное, необычная реакция слушателей?  

А.Х.: Лет пять назад я оказалась на Камчатке в Долине гейзеров. А незадолго до этого ушла в мир иной замечательная поэтесса из Липецкой области Людмила Парщикова. Она, на мой взгляд, действительно настоящий поэт. Я хотела вспомнить и запечатлеть ее стихи именно в том прекрасном месте. Попросила мужа снять видео со мной на фоне гейзеров, вулканов. Хорошо получилось. Это видео сейчас можно посмотреть в «Ютьюбе». И вдруг муж мне говорит: «Ну, а что ты вот все других читаешь, а собственных стихов стесняешься?» И тогда впервые мы записали видео моего стихотворения. Потом мы много путешествовали по России и по миру, где я читала свои стихи на фоне достопримечательностей и местного колорита. Но вот та поездка в Долину гейзеров была самая запоминающаяся. Моими слушателями стали камчатские медведи. Они расхаживали с другой стороны реки и, надеюсь, слушали. А так как я осталась цела, видимо стихи действительно были неплохими.

В.Т.: Аня, ты очень разносторонний автор. Пишешь стихи, реалистичную пронзительную прозу. У тебя, я знаю, написана даже сказка, в которой смешаны современность и фольклорные мотивы. А еще есть «Добрые рассказы» для детей. Эта книга удостоилась премии Алексея Липецкого. Как ты сама думаешь, почему тебе досталась эта награда?

А.Х.: На самом деле я ничего не почувствовала, когда узнала. Даже сначала не поверила. Мне это странно и удивительно было. Честно скажу, я думала, что все премии каким-то образом заранее распределяются по некой договоренности. Но, наверное, кто-то в небе посмеялся и сказал: «Ага, вот тебе премия, чтобы ты изменила свое мнение!» Я его изменила, конечно. Но вообще, побеждая в конкурсах,  я не начинаю больше гордиться собой. Просто для меня это определенные маячки, говорящие о том, что иду в правильном направлении, своей дорогой.

В.Т.: В «Добрых рассказах» ты без обиняков описываешь, как собираются на глазах у главной героини, девочки Наташи, отрубить голову гусю, как из петуха Жоры и по совместительству ее друга сварили суп, как папа дымит «Беломором». И еще много такого, что происходит вокруг детей, но об этом стараются не писать, ну, или, во всяком случае, ставят маркировку 18+. Как ты решилась на такой откровенный разговор?

А.Х.: Я никоим образом не решалась. Все произошло естественно. Это ведь книга о девочке из СССР. Я старалась быть максимально честной. Сама провела детство в деревне, и для меня совершенно естественно было, что бабушка рубила курам головы. Это еда. Никакой жалости я не испытывала. Наверное, для современных городских детей это может быть удивительным. Хотя я много читала «Добрые рассказы» в различных городах в библиотеках и какого-то ужаса в глазах маленьких слушателей не увидела. Это вообще взрослые все придумали, что можно, а что нельзя писать. Согласна, городских может что-то удивить, а у деревенских детей вопросов не возникает.

А вот по поводу отражения эпохи, так здесь я была крайне щепетильна. Два года готовилась к написанию книги и старалась соблюсти точность в любых мелочах. Даже сколько стоит булочка и какая именно булочка должна быть упомянута.  

В.Т.: А у тебя есть какие-то темы, о которых ты никогда не будешь писать. Что-то, что вызывает откровенную неприязнь?

А.Х.: Я не ставлю каких-то табу, заслонок. И для меня всегда удивительно, что я следующее могу написать. Но вот жанр ужасов, кажется, мне не близок совершенно. Но, опять же, не зарекаюсь. Кто знает, а вдруг захочется и напишу. Я люблю экспериментировать, пробовать новое. А еще мне хотелось бы когда-нибудь написать пьесу.

В.Т.: Какая из литературных побед для тебя самая дорогая? Или ты надеешься на нее в будущем?

А.Х.: Честно говоря, я не думаю, что у меня очень много наград или формальных побед. Просто для меня важно писать хорошо. Я вообще к себе очень придирчива. Вечно не довольна тем, что получается, но вижу, что прогресс есть. И надеюсь, напишу еще что-то действительно достойное. Для меня все награды, это как следствие. Пишешь ты хорошо, значит, будут у тебя победы. А в какой-то момент поняла, если буду сидеть в Липецке, ничего у меня не случится. Тогда я поехала по различным литературным фестивалям, российским и международным. Это был интересный опыт, который мне очень пригождается.

Премия Левитова // Формаслов
Премия Левитова // Формаслов

В.Т.: Сейчас в журналах, газетах и литературных площадках социальных сетей пишут о премии Левитова, прием работ на которую продолжается до 1 апреля 2021 года. Но не многие знают, что именно ты являешься ее основателем и организатором. Насколько я могу представить, это требует неимоверного количества сил, энергии и упорства. Ведь ты, кажется, задумала масштабный фестиваль. И, разумеется, очевидный вопрос, почему никто до тебя не создавал эту премию и как ты справляешься с ее организацией?

А.Х.: Да, я действительно затеяла всероссийскую премию. Александр Левитов мой земляк. Он родился в селе Доброе, и я там родилась. Гуляла по улице Левитова, еще не понимая, кто это такой. Позже, конечно, прочла его произведения, восхитилась. А потом почувствовала, что дозрела до чего-то масштабного. Подобралась хорошая команда: Алена Воробьева, Роман Богословский. И первого же декабря, когда начался прием заявок, на почту полетели десятки писем с прозой и поэзией. А что касается фестиваля, да, мне бы не хотелось останавливаться на премии. Я мечтаю сделать в Липецке всероссийский фестиваль и сейчас плотно над этим работаю. Конечно, это требует упорства, терпения, эмоциональной устойчивости. Но мне этого не занимать: я пожизненная отличница. А с такой хорошей командой, поддержкой Андрея Тимофеева и СМЛ, я думаю, что мы справимся и фестиваль будет!

Беседовала Виктория Татур

Анна Маркина
Редактор Анна Маркина – поэт, прозаик. Родилась в 1989г., живет в Москве. Окончила Литературный институт им. Горького. Публикации стихов и прозы – в «Дружбе Народов», «Prosodia», «Юности», «Зинзивере», «Слове/Word», «Белом Вороне», «Авроре», «Кольце А», «Южном Сиянии», журнале «Плавучий мост», «Независимой Газете», «Литературной газете» и др. Эссеистика и критика выходили в журналах «Лиterraтура» и «Дети Ра». Автор книги стихов «Кисточка из пони» (2016г.) и повести для детей и взрослых «Сиррекот, или Зефировая Гора» (2019г.). Финалист Григорьевской премии, Волошинского конкурса, премии Независимой Газеты «Нонконформизм», лауреат конкурса им. Бродского, премий «Провинция у моря», «Северная Земля», «Живая вода» и др. Стихи переведены на греческий и сербский языки. Член арт-группы #белкавкедах.