В одном мгновенье видеть вечность,
Огромный мир — в зерне песка,
В единой горсти — бесконечность,
И небо — в чашечке цветка.
 Уильям Блейк

 

Сати Овакимян // Формаслов
Сати Овакимян // Формаслов

Мы обрели друг друга ровно три года назад. Это было так волнующе, так неожиданно и приятно. На карте желаний разместила фото зеркалки, но и представить не могла, что в скором времени смогу приобрести, а ведь до этого люди, имевшие профессиональный фотоаппарат, казались мне полубогами. С того дня, как мой Canon оказался в моих руках, мы почти не расстаемся. Любовь к фотографии привил мне мой покойный дедушка. Он любил фотографировать на «Зенит». Мне тогда было три-четыре года, но помню: кроме меня никому не разрешал колдовать вместе с ним над фотографиями. В темной комнате он проявлял пленку в специальных растворах, оставлял сохнуть. Для меня это было настоящим волшебством: в пустом помещении, на фотобумаге вдруг оживали знакомые лица.

Мое «фотоувлечение» началось в Туле. Сначала снимала на телефон — все, что казалось красивым, необычным, снимала незнакомых людей на улице и архитектуру, городские пейзажи. Особенно нравилось снимать окна с деревянными ставнями. Каждое окно имеет свой характер, свое настроение, в каждом —  жизнь, с недосказанными словами, шепотом и криками, улыбкой и одиночеством. Порой не все можно высказать словами, и тогда на помощь приходит фотография…

Читать книгу рассказов Сати Овакимян

 


Щелк… Сразу же после этого звука отрезок времени, место, в которое всматривался  и вглядывался с восторгом или удивлением, моментально превращается в фотографию, в воспоминание, в прошлое. Для меня фотографирование равносильно писательству. И в том, и в другом случае должен уловить то, что неведомо другим, передать реальность таким образом, чтобы каждый, кто увидит снимок, смог по-своему понять и интерпретировать его. В фотографировании все элементы экспозиции влияют друг на друга и помогают добиться желаемых результатов, главное достичь баланса не только технически, но и передать свое художественное видение. Сначала это трудно, почти недосягаемо, а потом, когда входишь в процесс, забываешь обо всех преградах, это почти как с пустым холстом. Ван Гог писал своему брату Тео, что многие художники боятся пустого холста, но пустой холст сам боится настоящих художников…

Я безумно влюблена в Москву, а влюбленным свойственно подолгу проводить время с любимым, уделять ему как можно больше времени, смотреть в глаза и видеть душу, видеть так, как никто кроме тебя не увидит. Душа этого города необычайно красивая, пылкая, открытая. Свою любовь стараюсь запечатлеть на фотокамеру как можно чаще. В этом городе, особенно в зимнюю пору, много чудотворства, красоты, нужно всего лишь быть более внимательным, чтобы увидеть. В фотографиях, которыми решила поделиться с вами, меня увлек диалог города и снежных хлопьев. Это — фотоистория о влюбленности красного города в нежность, витающую в воздухе, это беседа фонарей с полупустыми улицами, это зарисовка о времени, которое тает в одночасье, с каждым приземлением снежинки на твоей ладони… И вот этот поздний вечер, волшебство зимы, звуки и влюбленность попробовала вместить в свой объектив.

Тему бесконечных диалогов, движений и любви можно продолжить в метро. Каждая станция московского метро это отдельная вселенная. В метро людям не до мечтаний, тишины и медлительности. Все спешат, спешат: главное успеть, главное уложиться во времени. А время стремительно движется вперед, через станции, разноцветные ветки метро. Вагоны молчаливо вмещают в себя несносное количество судеб, настроений, эмоций, а тем временем, на платформах метро многие ждут приезда тех самых вагонов: вот распахнутся двери и самый важный для них человек выйдет к ним навстречу. Мне нравится фотографировать в метро, но здесь своя специфика։ нельзя медлить, долго выстраивать гармоничную композицию. Важно быть расторопным, фотографировать так, чтобы люди не стеснялись, не прятались, ведь нам всем порой не очень приятно, когда незнакомый человек пытается поймать нас в кадр.

Фотографирование помогает преодолеть страхи, волнения, лучше понимать людей, ценить природу, жизнь. До того, как у меня появился фотоаппарат, солнце было всего лишь светилом, источником света и тепла, а когда снимаешь, замечаешь, что естественный свет меняется в течение дня и для фотографа является самым важным инструментом. Становишься более наблюдательным, внимательным к деталям, и в конце концов понимаешь насколько был прав Арнольд Ньюман, который говорил։ «Лучшая камера не будет работать за вас, если в вашей голове или в сердце ничего нет»!

 

 

Анна Маркина
Редактор Анна Маркина – поэт, прозаик. Родилась в 1989г., живет в Москве. Окончила Литературный институт им. Горького. Публикации стихов и прозы – в «Дружбе Народов», «Prosodia», «Юности», «Зинзивере», «Слове/Word», «Белом Вороне», «Авроре», «Кольце А», «Южном Сиянии», журнале «Плавучий мост», «Независимой Газете», «Литературной газете» и др. Эссеистика и критика выходили в журналах «Лиterraтура» и «Дети Ра». Автор книги стихов «Кисточка из пони» (2016г.) и повести для детей и взрослых «Сиррекот, или Зефировая Гора» (2019г.). Финалист Григорьевской премии, Волошинского конкурса, премии Независимой Газеты «Нонконформизм», лауреат конкурса им. Бродского, премий «Провинция у моря», «Северная Земля», «Живая вода» и др. Стихи переведены на греческий и сербский языки. Член арт-группы #белкавкедах.