Михаил Придворов родился 26 октября 1961 года в Миассе в семье военного. Мама — врач. До 4 лет жил в военном городке Лахта, что под Архангельском. Потом семья много переезжала: жили в шахтерском поселке в Казахстане, в городе Анадыре на Чукотке, в Подмосковье. К старшим классам вернулся в Миасс. Здесь окончил школу №26. После школы поступил в Челябинский политехнический институт (ЮРГУ) на факультет «ДПА» (сейчас — ракетно-космический). После окончания института остался в ЧПИ в лаборатории гидродинамики. Потом работал в лаборатории рыбного хозяйства младшим научным сотрудником, водителем, слесарем — механиком, продавцом… В 90-е годы читал лекции начинающим пользователям компьютеров в обществе «Знание», занимался ремонтом компьютеров. С 1999 года стал экономистом, получив второе высшее образование. Писать начал в 2001 году. Первая книга «Женщины, женщины и другие кошки» вышла в 2004 г. В 2012 г. За «Кошкина книгу» стал лауреатом премии имени Максима Клайна.

 


Михаил Придворов // Люда, люди и верблюд

 

День рождения

Шла лиса по узкой тропке.
Вилась тропка словно уж.
Ей навстречу — зайчик робкий
И с коробочкой к тому ж.

— Здравствуй, зайчик.
— Здравствуй, лиска.
— Что в коробке?
— Пирожок.
— В гости?
— В гости. Это близко.
На полянке ждёт дружок.

— А дружок-то твой упитан,
Или тощенький как ты?
Есть ли когти и копыта,
Зубы страшной остроты?

— Я не трогал, я не знаю,
Он совсем ещё малыш.
— Так, прекрасно это, зая.
Побежали, что стоишь?

Провожу тебя немного,
Пирожок — опасный груз.
Ну, показывай дорогу,
Если ты у нас не трус —

Вот конец лесной тропинки,
Вот обещанный лужок.
Вот валяется на спинке
Подозрительный дружок.

Тут лиса на миг застыла:
— Это ж ме—ме—ме—ме—ми…
Я. Утюг. Утюг забыла.
И в кино пора. К восьми.

Лисий хвост мелькнул на тропке
И пропал среди дубов,
Ну а зайчик же с коробкой
К поздравлению готов:

— С днём рожденья, друг мой, Мишка!
Дай, тебя я обниму! —

Да. Медведь здоровый слишком,
Хоть и год всего ему.

 

Страшное кошко

Любит кошко молокошко
И сметанищу ещё.
Только мелко это кошко,
Страшновато и тощё.

Это кошко — телогрейко,
В голове у ней засор,
И на вечных батарейках
Электрический мотор.

С этим кошко беспокойно.
И, хотя вокруг свои,
С ним идут за мясо войны
И за овощи бои.

На руках должны быть шрамы,
За компьютер — вечный спор,
А в окошке кроме рамы —
Ни цветов, ни всяких штор.

Ноги это враг для кошко,
Ноги надо кусь и грызь!
Это кошко лев немножко,
А немножко даже рысь.

Это кошко бьётся током
И царапает гвоздем,
Подойдёт, бывало, боком:
— Семки есть? А вдруг найдём?

Кошко главный по квартире!
Мы устали, видит бох.
Мы почти капитулирен,
Мы сдаёмся, хенде хох.

И тогда ужасный кошко —
Крокодиловолкобобр
Ляжет спать в своё лукошко
Нежен, мил и страшно добр.

 

Раки и руки

Рак гуляет руки в брюки.
Говорит ему дурак:
— Руки в брюки это трюки.
Ты без рук попробуй, рак.

— Я бы рад не прятать руки,
Брюки это же не фрак.
Но без рук спадают брюки,
Потому что в брюках брак.

 

Беда

Накачали мышцы мыши,
Стали крепче, стали выше.
Заявляя: «мы здесь власть»,
Собрались продукты красть.

Кошки мясо зря не ели,
Тоже все поздоровели.
Опоздав минут на пять,
Вышли кухню охранять.

После долгой потасовки
Возле шкафа и кладовки
Мыши смылись налегке
И исчезли вдалеке.

Походили кошки: «ух ты!
Это ж вкусные продукты!»
Посмотрели: «тэкс, тэкс, тэкс…
Здесь и рыба, и бифштекс,

И сосиски, и тефтели…
Скажем всем, что мыши съели.
Что не съели, унесли.
Ничего мы не спасли.»

Вот такие вот делишки.
Если в вашем доме мышки
Или кошки, жди беды
И для вас и для еды.

 

Про носорога и носорука

Носорог сломал свой рог.
Плохо жить без рога.
Ну какой без рога прок.
Он теперь не носорог,
Не барсук и не сурок,
Даже не Серёга.

Носорог пошёл к врачу:
— Доктор, очень срочно
Помогите силачу,
Вам же это по плечу,
На нос я себе хочу
Рог, но только прочный.

— К сожалению, рогов
Нет в моём запасе.
Есть мозги для дураков,
Есть пяток окороков,
Даже пара пирогов
Для Петрова Васи.

— Доктор, шейте всё что есть,
Носорог не гордый.
Я изнервничался весь,
У меня облезла шерсть.
Бородавок сорок шесть
Вылезло на морду.

Доктор, было, рот открыл,
Но, вздохнув натужно,
Всё, что в доме, перерыл
Для слонов и для горилл,
Для различных морд и рыл
И нашёл, что нужно.

Не случайно и не вдруг,
Став сильней и краше,
Заходя на пятый круг,
В окружении подруг
Ходит важный носорук
И рукою машет.

 

Младший братик

В нашем доме так некстати
Не сегодня, не вчера
Появился младший братик.
Хорошо, хоть не сестра.

Этот самый младший братик
От зари и до зари
Спит и спит в своей кровати
И пускает пузыри.

Все над ним как куры квохчут,
Или ходят не дыша,
А когда проснётся ночью,
То качают малыша.

Всё ему! Любовь и ласка.
Ходит кругом вся семья.
У него своя коляска!!!
У меня лишь кот и я.

Нам с котом всё время грустно.
Он не рад, и я не рад.
Хорошо, хоть кормят вкусно
И отводят в детский сад.

Напишу в своей тетради
Объявление в подъезд:
«Продаётся младший братик.
Документы тоже есть».

 

Люда и верблюд

Дольки выложив на блюдо,
Села дыню кушать Люда.
Только села, глядь, в дали
Кто-то едет весь в пыли.

Это что это за люди
На верблюде едут к Люде?
Прямо к ней на запах дынь
Прикатили из пустынь.

И сказали люди Люде:
«Мы мешаться вам не будем.
Извините, наш верблюд
Никогда не видел Люд.

Ну а мы в своей пустыне
Пару раз такую дыню
Только нюхали в кино.
И кино у нас одно».

Поделилась дыней Люда.
Всем хватило. А верблюду?
А верблюду, не секрет,
Подарила свой портрет.

Посадили Люду люди
Покататься на верблюде.
Все смеются и поют:
Люда, люди и верблюд.

 

Прогулка

С большой собакой в парке девочка гуляла
С большой собакой одинакового роста.
Большим хвостом собака радостно виляла.
Гулять с собакой было девочке не просто.

За поводок она собаку волочила.
На поводке за ней собака волочилась.
Собаку девочка хорошему учила.
Но вот собака почему-то не училась.

Потом задумалась собака и застыла.
Наверно, вспомнила дела свои собачьи.
И вдруг пошла куда-то. Видно, надо было.
Но выходило почему-то всё иначе.

Собака радостно хвостом своим виляла.
Вперёд бежала не ругаясь и не лая.
За нею девочка, не то чтобы гуляла,
Но поводок держала крепко, очень злая.

Собака девочку по снегу волочила.
За нею девочка по снегу волочилась.
Собаку девочка хорошему учила,
Но получилось только то, что получилось.

 

Рыбалка

Если встанем мы с утра
И пойдём на речку,
То поймаем осетра
На червя и гречку.

Если чуть подольше спать
И вставать не рано,
Осетра нам не поймать.
Вытянем сазана.

По утрам хороший сон —
Вредная привычка.
Ну, не выловится сом,
Подойдёт плотвичка.

Тяжело подняться в шесть.
Это всё во-первых.
Во-вторых, на кухне есть
Рыбные консервы.

Прозвенел звонок. Подъём!
Просыпаться жалко.
Может, лучше не пойдём?
Ну её, рыбалку!

 

Машина с шоколадками

Большая машина везла шоколадки:
Одну для верблюда, одну для лошадки,
Для страуса, зебры, для панды и ламы.
(Здесь место осталось для вашей рекламы)
Для тигра и льва, для слона и ехидны.
И всем по одной, чтоб не стало обидно.
Чтоб всем справедливо, чтоб всем равномерно…
Хотя, для слона маловато, наверно.

Но чтобы не вышло случайной накладки,
Машина поменьше…
Везла шоколадки.
Для Оли, для Оли, для Оли, для Оли,
Для Оли одной, непонятно вам что ли?
Вот так справедливо, вот так равномерно.
Хотя, маловато для Оли.
Наверно.

 

Грязнули

Две чумазые грязнули
Проверяли в луже дно.
Здесь шагнули, там нырнули.
Дно нашлось конечно, но.

Вдруг пропали две грязнули,
Только кочки на воде.
Мы друг другу подмигнули:
— Где же дети наши, где?

Вот и ладно. Скоро ужин.
Мы домой идти должны.
Не нужна нам грязь из лужи,
Кочки тоже не нужны.

Закричали в луже кочки,
Бултыхая тины муть:
— Стойте, мы же ваши дочки,
Ну испачкались чуть-чуть.

 

Мошки в киношке

Четыре весёлые мошки
Четыре копейки нашли
И тут же в большую киношку
На лучшую фильму пошли.

В киношке собралась толпища.
Вперёд ни пройти, ни пролезть.
Но тот, кто настойчиво ищет,
Найдёт, где возможно присесть.

Четыре весёлые мошки,
За место затеяв борьбу,
Из сумки достали морожки
У лысого дядьки на лбу.

Смеялись весёлые мошки
И ножками топали в лад.
Бросали бумажки и крошки,
А дядька был явно не рад.

Четыре весёлые мошки
Взлетали, сердито сопя,
Когда этот дядя ладошкой
Лупил раздражённо себя.

Закончилась вскоре киношка,
И мошки сбежали смеясь,
Оставив следы от морожки
И прочую разную грязь.

А дядька орал в раздевалке,
В пальтишке на рыбьем меху:
— Бандитки, грязнули, нахалки!
От семок стряхнув шелуху.

 

Алена Бабанская
Редактор Алена Бабанская. Родилась в г. Кашире. Окончила филологический факультет МГПУ им. Ленина. Публиковалась в журналах «Арион», «День и ночь», «Крещатик», «Интерпоэзия», «Волга» и др. Лауреат международного интернет-конкурса «Согласование времен»-2011, лауреат международного конкурса «Эмигрантская Лира»-2018, финалист международного конкурса «Бежин луг»-2019, спецприз «Антоновка 40+» 2020, финалист Кубка издательства « СТиХИ» 2020 г. и др. Автор книг стихотворений «Письма из Лукоморья», (М. Водолей, 2013), «Акустика», (М. Арт Хаус Медиа, 2019). Живёт в Москве.