Алия Ленивец. Родилась в Астраханской области в 1985 году. Окончила магистратуру Астраханского государственного университета и аспирантуру Тверского государственного университета (кафедра истории русской литературы). Работала музейщиком, галеристом, библиотекарем, копирайтером… В 2018 году начала писать рецензии на поэтические сборники и художественную прозу. Книжные рецензии и обзоры опубликованы в журналах «Знамя», «Дружба народов», «Волга» и других изданиях. Финалист премии «Неистовый Виссарион» (2019). Летом 2022 начала писать миниатюры, рассказы и сказки для детей.

 

От редактора
Алия дебютирует со сказками для детей. В крохотных историях она создает осязаемый, чувственный волшебный мир. Зазеркалье, принцы на ослах, говорящие пуговицы магически вплетаются в реальность, в которую веришь и проживаешь вместе с героями. Легкий, почти невесомый язык и тонко подмеченные детали придают текстам объем и глубину.

 


Алия Ленивец // Котлеты для Тыквины

 

Алия Ленивец // Формаслов
Алия Ленивец // Формаслов

Урок танца

— Раз, два, три, четыре… Ритм, держите ритм, — звенящий голос Эвелины Викторовны вибрировал у Вари в ушах. — Направо. Руки, руки вверх. Назад, три, четыре, поворот. Темп, наращиваем темп. Белова! Ноги, следи за своими сосисками!

Тихое хихиканье девчонок, сливаясь с музыкой, обрушивалось лавиной хохота.

—Так, стоп! Такими скалками не танцевать, а картошку мять на всю роту нужно. Но на кухню тебе ведь тоже нельзя, ты же там живого места не оставишь, — как будто задумалась Эвелина Викторовна. — Что с тобой делать, Белова? Что молчишь?! Я к тебе обращаюсь, Варвара!

Маленькая Варя с короткими темными растрепанными волосами была похожа на хрупкого, ещё не оперившегося вороненка, случайно выпавшего из гнезда. Она беззащитно хлопала ресницами, пытаясь смахнуть упрямые слезы.

— Раз ты молчишь, Белова, я тебе сама отвечу. Дома сидят такие неповоротливые тыквы! Дома! Полы намывают с утра до вечера: и маме помогла, и жирок растрясла.
Разноцветные градины смеха били со всех сторон. Каждый луч потолочных ламп пытался ударить больнее. А зеркальные отражения дразнились страшными гримасами: «До-мой! До-мой!»

— Иди в свой угол и посиди. Подумай. Хоть какое-то маленькое серое вещество у тебя есть, — не унималась громогласная жердь. — Даже у тараканов есть мозг, Белова, и они им пользуются. Бери с них пример.

Стайка девочек в белых футболках и черных коротеньких юбочках продолжала весело шушукаться, поглядывая на Варю шустрыми хищными глазками.

— Так, встали все. Музыка! Раз, два, три, четыре. Направо, два, руки вверх. Назад, три, четыре, поворот. Темп, не забываем наращивать.

Танец девочек был похож на чёрно-белый рисунок, который стремительно менял свои очертания. Точки и линии, подхваченные музыкой, в едином порыве выстраивались в замысловатые фигуры. Варя с жадностью и восторгом наблюдала за этим стремительным танцем ласточек перед дождем. Это было красиво. Варя уже не помнила обидных слов и колючих взглядов. Она наслаждалась танцем, мысленно повторяя каждое движение. Ей казалось, что она тоже в зале вместе со всеми летает по паркету.

Когда затихла музыка, Варя почувствовала: что-то не так! Девочка не понимала: она, как и прежде, все видела и слышала из своего угла. Но звуки были другие, приглушённые, что ли… И почему-то она стояла, а не сидела на скамейке, облокотясь на зеркальную стену. И запах. Запах был совсем другой. Варя нарочито сильно втянула в себя воздух. Да, так пахнет холодное твердое белье, когда мама приносит его зимой с балкона. Постепенно полотенца, брюки и платья оттаивают, а комната ещё долго полнится этой свежестью. Варя даже замотала головой, чтобы стряхнуть воспоминания. Она внимательно посмотрела вокруг себя — никого и ничего рядом не было. Но девочек она видела хорошо. Варя сделала шаг и упёрлась во что-то твердое и холодное. Стекло?! «Я внутри зеркала», — вдруг сверкнула догадка. Варе захотелось кричать и плакать одновременно. Но страх, что ее услышат и будут смеяться, сковал все тело. Варя не двигалась, но судорожно думала: «Как я здесь оказалась? Что мне делать? Как отсюда выбраться? Что я скажу маме? Что мне делать?!» Ей казалось, что эти вопросы идут на нее стеной. Она невольно стала отступать назад. И вдруг остановилась. Стало совсем тихо. Варя быстро побежала к зеркальной стене. Девочек в репетиционном зале не было. Про нее, как будто, никто и не вспомнил. Эвелина Викторовна уже у самого выхода посмотрела в зеркало. Заметив Белову, она скривилась, молча нажала на выключатель и хлопнула дверью. Зеркала и люстры отчаянно зазвенели. Варе почудилось, будто у нее внутри что-то стеклянное раскололось на множество мелких осколков.

И в этой звенящей тишине она отчётливо услышала тихое: «Танцуй». Варя повернулась в поисках того, кто произнес это слово. Но вокруг была только пустота. Белая светящаяся пустота. Девочка даже не понимала, где здесь потолок и стены, и были ли они вообще. Тут она снова услышала требовательное: «Танцуй». На этот раз звук раздавался со всех сторон. Само пространство разговаривало с ней. Варя молча стояла, боясь пошевелиться. «Танцуй! Танцуй! Танцуй!», — слышалось отовсюду. Слово прыгало вокруг нее резиновым мячиком.

— Зачем?! — вдруг осмелилась выкрикнуть Варя. — У меня никогда не получится! Я никогда не стану тоненькой и лёгкой. Во мне нет грациозности…
Последние слова девочка произнесла едва слышно, сама не веря в то, что говорит.

— Это чужие слова, — она снова услышала голос. — Тебе нужны свои слова, свой голос и свои желания. Если любишь танцевать, танцуй.

Да, желания у Вари были. Вернее, одно желание. Мама уже столько раз просила ее бросить танцевальную студию, но Варя с необъяснимым упрямством три раза в неделю собиралась в репетиционный зал. Варя умела мечтать, хоть и не каждый день верила в себя.

— Мечты должны сбываться, — кажется, этот голос слышал ее мысли. — А у тебя хорошая мечта, настоящая. А настоящие мечты всегда становятся реальностью. Танцуй!

Варя закрыла глаза и медленно начала двигаться. Каждый новый шаг придавал уверенности и силы. Зазвучала музыка. Варя никогда прежде не испытывала такой лёгкости и такой свободы. Она ощущала себя бабочкой, радующейся красоте летнего луга. Варя кружилась, а вместе с ней порхали сотни таких же девочек. Зеркала множились и множились вместе с ее танцующими отражениями.

Вдруг музыка смолкла. Варя остановилась и открыла глаза. Она стояла посреди пустого темного репетиционного зала. Громко открылась дверь, щёлкнул выключатель и зал наполнился светом. У двери со шваброй в руке высилась тетя Паня.

— Ой, совсем с ума сошли со своими репетициями, — махнула она рукой. — Ты что же здесь в темноте делаешь? Так это твоя куртка висит в гардеробе, а я уже всю голову себе сломала! Так и закрыла. Сколько же ждать-то, у меня и полы немытые! Пойдем, горемыка, одеваться. Дома-то, небось, заждались уже тебя, танцорку, — весело подмигнула баба Паня и протянула руку девочке.

Варя посмотрела на себя в зеркало, улыбнулась и побежала собираться. Она знала, что обязательно будет танцевать каждый день несмотря ни на что. Ведь это именно танец вернул ее из Зазеркалья. Она теперь знает точно: настоящие мечты всегда становятся реальностью.

 

Ночной разговор

— Собрались тут. Трезвонят и трезвонят эти железяки. Вот раньше были пуговицы! И костяные. И стеклянные. И деревянные. А эти кнопки — это дребеж-ж-жалки какие-то. Отдохнуть спокойно не дают. Куда катится мир, — ворчала Старая Пуговица.
— Когда-то давно были и другие пуговицы. Похожие на бубенцы. Они каждый день радостно звенели. Вы ведь должны помнить такие, — с ехидной улыбкой обратилась к старушке Медная Кнопка.
— Но я не настолько древняя, — возмутилась Старая Пуговица. Даже плюш на ее боках потемнел от негодования.
— И пуговицы когда-то соперничали с брошами. Они были украшением, а не ворчательницами и брюзжательницами, — добавила другая Кнопочка и закружилась рядом с подружками.
— Украшением! Это Вы верно подметили, барышня. Вашу компанию звенелок создали для отпугивания собак или тараканов, — мгновенно парировала Старая Пуговица.

Аля лежала в темноте, боясь шелохнуться. Она никак не могла понять, снится ей сон или пуговицы и правда ссорятся на письменном столе. Девочка вечером разложила бусины и пуговицы, чтобы утром сразу взяться за работу. Приближался последний этап, ее любимый. Когда панно уже почти готово, остаётся самая малость. «Нужно правильно расставить акценты», как говорит Наталья Александровна. Расставлять вот эти самые «акценты» Але очень нравится. Кажется, ну что может поменять в готовой картине маленькая пуговица, бусина или веревочка? Но посмотришь внимательнее, и на ёлке бусины-огни зажигаются или у лошади разноцветными лентами грива и хвост развеваются.

Последний месяц Аля работала над летним цветущим лугом. Зимой так хочется жаркого солнца, мокрой травы и ярких ароматных цветов! Это панно готовилось для новогоднего конкурса. Все ребята их студии каждый год участвовали в этом всероссийском конкурсе. И выигрывали разные подарки. В прошлом году Алину ёлочку жюри отметило специальным призом. Аля сама не ожидала, потому что занималась в студии рукоделия меньше года. А в этот раз ей очень захотелось сделать цветы, да и разноцветных кусочков ткани у нее было три огромных пакета. Это мама летом на даче, наконец, разобрала старый бабушкин сундук. А там столько богатства! И цветной хлопок, и блестящий бархат, и мягкий плюш, и узорчатый гипюр… И такая летящая ткань голубого цвета с едва приметным блеском. А на ощупь ткань шершавая. И называется странным словом «крепдешин». Аля специально ходила несколько дней в швейный магазин и щупала весь материал, чтобы узнать это название. Даже продавщицы стали за ней следить внимательно: Аля сразу заметила, что они постоянно смотрят ей в спину.

Вот всегда так. Стоит о чем-то подумать, как мысли одна за другой тянутся и тянутся. Уже забываешь с чего все началось. Аля сморщила нос и вспомнила о пуговицах на столе. Прислушалась. Они продолжали разговаривать. Ворчание Старой Пуговицы прерывалось звонкими голосами и заливистым смехом кнопок и бусинок.

Аля осторожно встала с кровати. И стала маленькими шагами двигаться к столу. Она не хотела никого пугать. И только у самого стола, девочка осмелилась тихо кашлянуть. Показалось, что в ночной тишине комнаты раздался гром. Занятые беседой, пуговицы и бусины подпрыгнули от неожиданности.

— Извините, пожалуйста, — начала Аля. — Я только хотела сказать, что не стоит ругаться из-за пустяков. Так мама всегда говорит.

Не успела Аля договорить, как на столе зашумели, зашуршали, заверещали:

— Да, кто же тут ругается?! Мы даже и не думали ругаться! Это же надо было такое выдумать! Безобразие!

Аля смутилась и поспешила извиниться:

— Простите, пожалуйста. Мне просто так показалось…
— А подслушивать, милочка, нехорошо. Разве родители тебя не учили этому, — Старая Пуговица смерила ее презрительным взглядом
— Но ведь она хотела как лучше! Ведь правд?! — вступились за Алю кнопки и бусины.

Аля кивнула головой, чтобы не расплакаться от обиды.

— Ну, хорошо, — смилостивилась Старая Пуговица. — У тебя прекрасная картина из тканей получается.

От такой неожиданной похвалы у Али начали краснеть уши.

— Спасибо, — благодарно прошептала она.

И внимательно посмотрела на Старую Пуговицу. Она большая и круглая. Обтянута жёлтым плюшем. Когда-то цвет был солнечным, а сейчас ее бока потускнели. Ткань не только выцвела, но немного полиняла. Хотя сама пуговица была на медной ножке с отверстием. Потом Аля перевела взгляд на свою работу. Панно стояло на мольберте рядом со столом. Девочка сразу нашла Старой Пуговице место на своем цветочном поле. Большой красный бархатный цветок был все ещё без сердцевины. Бархат из бабушкино сундука тоже немного поблек. Но, когда на цветок падал свет, он искрился оранжевым и бордовым. Але нравилось водить пальцами: она чувствовала каждую ворсинку на листьях.

— Извините, пожалуйста, — девочка обратилась к Старой Пуговице. — Вы могли бы мне помочь?
— Конечно. Я всегда рада помочь вежливым и милым барышням, — Старая Пуговица бросила взгляд в сторону стайки кнопок.
— Вы могли бы украсить самый большой и самый красивый цветок на моем панно? — спросила Аля.

Старой Пуговице никто и никогда не задавал таких вопросов. Раньше её просто хватали и пришивали. Ее жизнь началась с камзола, который надевали разные кавалеры на два часа. И весь вечер на нее смотрели сотни глаз из зрительного зала. Потом она перекочевала на безобразное оранжевое платье, надетое однажды для празднования юбилея. Потом долго висела в темном шкафу на каком-то вельветовом пиджаке. Потом ещё было что-то, всего и не вспомнить… Но последним пристанищем оказалась жестяная коробка из-под печенья. В этой круглой коробке было много пуговиц с разной судьбой и разной историей.

— Вы согласны? — ещё раз тихо спросила Аля. Пуговицы, бусины и кнопки с нетерпением ждали ответа.
— Да, думаю, это будет замечательным завершением моего длинного пути, — вздохнула Старая Пуговица.

Раздался вздох облегчения и все радостно зазвенели и захохотали.
Аля аккуратно пришила пуговицу на место. Осторожно провела пальцами по цветку и улыбнулась. Старая Пуговица довольно блестела.

Было тихо: даже кнопочки восторженно любовались Старой Пуговицей. Аля забралась под одеяло. Засыпая, она уже знала, куда пришьет бусины.

 

Банка варенья

Тася сидела на ступеньках и пальцем рисовала воображаемого кота на деревянных досках. И вдруг она услышала кошачьи голоса. Но это было не тихое «мяу» или ласковое «мур»! Это был хор разгневанных зверей, похожий на парад спецтехники. Как будто пожарные, полицейские и строительные машины со всего мира собрались устроить митинг. И сквозь этот шум едва пробивалось беззащитное лошадиное ржание. Тася вскочила и помчалась к калитке. Тут ее чуть не сбила с ног лошадь с всадником. Она влетела по ступеням прямо в дом. А коты и кошки, которые вихрем следовали за беглецами, остановились у забора. Они не стали ломиться в палисадник с лавандой и мятой, но продолжали истошно орать.

Девочка шикнула на котов и побежала в дом.
Такого разгрома она ещё никогда не видела! Бабушка с мамой скоро вернутся со станции. Она не успеет привести все в порядок! А ещё смородину вымыть и все ягоды снять с веточек. Среда — день варенья! Опять все будут ругаться и называть ее неумехой…
Весь этот каскад мыслей мелькнул в Таськиной голове и рассыпался на горошины. Перед ней стоял принц! Это был точно принц. Тася недоверчиво поправила очки – но гость никуда не делся. У него на голове сидела золотая корона с разноцветными драгоценными камнями, а на его плечи была наброшена мантия с меховой оторочкой. Ещё и белая лошадь. Конечно, это принц! Девочка отряхнула платье, улыбнулась и аккуратно шагнула вперёд.

— Доброе утро, — Тася хотела быть вежливой: она знала, что первое впечатление важнее всего.

У нее было много вопросов. Но Тася помнила мамины слова о гостеприимстве и о том, что нельзя мучить человека расспросами на пороге. Поэтому она смущенно спросила:

— Я могу Вам чем-то помочь?

Принц внимательно посмотрел на девочку с двумя темными тоненькими косичками. Ее большие зелёные глаза лучились даже сквозь стекло очков. И он обратился к ней.

— Да, мне нужны тарелка, вилка и нож.

Тася кивнула и пошла на кухню. Гостей она приглашать не стала. Они и так изувечили террасу и сломали полкоридора. Что она скажет маме с бабушкой?! Бабуля пошла на станцию встречать маму с сумками из города. Они уже скоро должны вернуться. «Если это неказистый дачный дом, это ещё не повод так его калечить», — казалось, мамин голос прозвенел у Таськи в ушах. Девочка встряхнула головой, схватила все необходимое и вернулась к принцу. Он ждал ее с златотканой котомкой в руках. Взяв тарелку и приборы, он опустился на одно колено рядом с лошадью. Достал из сумки котлеты и начал их резать на равные части. В комнате запахло утренней свежестью, мокрой травой и озером, в котором плещутся рыбы. У Таськи заурчал живот, и она вспомнила, что еще не завтракала. Хотя бабушка с самого утра сходила к тете Глаше за молоком и испекла оладушки. Теперь понятно, почему голодным бездомным котам так понравился принц. Лошадь аппетитно зачавкала, а принц виновато развел руками:

— Тыквине надо сейчас обязательно поесть, иначе она превратится в ослиху. — Таськино лицо вытянулось, и принц поспешил добавить. — В нашем королевстве нет лошадей, есть только ослы. Но ведь король и принц не могут ездить верхом на ослах! Приходится идти на такую хитрость: волшебные котлеты на один час превратят кого угодно в лошадь.

Таська хмыкнула, представив стадо белых бездомных лошадей, разгуливающих по дачному поселку.

— Но моя Тыквина в сто тысяч раз лучше любой самой породистой лошади. — Тыквина, не переставая жевать, потянулась к принцу и положила морду ему на плечо. — Хотя я понимаю, что это не лучшее место и время для трапезы.
— Время! — Принц закричал так, что зазвенело все вокруг. — У меня совсем не осталось времени! Проход закроется через… через минуту… — Он смотрел на часы на трясущемся запястье. Тасе показалось, что сейчас на них хлынет ливень.
— Я даже не смог раздобыть ягоды. Я самый никудышный и никчёмный принц! Неумеха! — Он терзал себя обидными словами. Казалось, принц боится расплакаться.
— А зачем Вам нужны ягоды? — осмелилась перебить его Тася.
— Для моей младшей сестры. Она больна. Лекарь сказал, что ее может вылечить только варенье из ягод, которые растут здесь. Они маленькие и красные, как будто стеклянные. И сладкие с взрывающейся во рту кислинкой.

Таська мгновенно просияла и сорвалась с места. Принц не успел удивиться, как девочка уже притащила большое ведро бабушкиной смородины. И тут уже настала очередь принца сиять от радости и восторга: это были те самые ягоды. Но улыбка растаяла на лице принца:

— Как же я попаду в замок?! Ведь дождь на окраине поселка закончился несколько минут назад…
— А почему нужен именно дождь? — спросила Тася.
— Мне нужен не дождь, а радуга. Солнце и вода открывают вход в мой мир.
— Если вы не перестанете распускать нюни, а возьмёте ноги в руки, тогда, может быть, успеете на встречу с поливальной машиной, — сверху на них смотрели два больших жёлтых глаза. С люстры на спину лошади спрыгнул тощий и облезлый кот. Тыквина недовольно замотала головой и хвостом. Тася не могла взять в толк, как кот появился в комнате.
— Я не поливальная машина, не надо на меня так смотреть, — кот сел на задние лапы, выпрямился и сам стал немного похож на принца. — А вот поливальная машина вам бы очень пригодилась и через одну минуту и восемь секунд она поедет мимо дома.
Кот спрыгнул с лошади и медленно двинулся к двери. Тут уже с места сорвались все остальные. Действительно, по дороге ехала поливальная машина. Тася даже не успела понять, откуда она взялась. Принц верхом на Тыквине уже мчался к спасительному «водопаду». Тасю окатило водой. Она зажмурилась. Быстро открыла глаза, но принца уже не было. Только кот сидел на калитке и размахивал хвостом.
— А ты разве не боишься лаванды и мяты? — спросила девочка.
— Я ничего не боюсь! Я — кот, который гуляет сам по себе.

Тася кивнула коту, вздохнула и отправилась делать уборку. Но, подойдя к дому, она не нашла никаких разрушений. Наоборот, такого порядка даже дом никогда не видел. На кухонном столе красовалась баночка смородинового варенья. Тася открыла крышку и вдохнула запах солнечного лета, теплого дождика и звонкого ягодного куста. Это был аромат благодарного счастья.

 

Виктория Татур
Виктория Татур — детский писатель, редактор отдела детской литературы в журнале «Формаслов». Родилась в Ташкенте в 1985 году. Окончила РГПУ им. А.И. Герцена, филологический факультет. Автор книг для детей: «Нанозавры» (Формаслов), «Софи и волшебная лента» (Нигма), «В Пупках и не такое бывает» (Волчок), «Новогодний калейдоскоп и легенды Дрыгунца», «Ульрик, кто же ты?» (Детская литература), «Рассказы из лужи с питьевой водой», «Смотри, как я могу», «На макушке лета». Член Cоюза писателей России. Победительница литературных конкурсов «Хрустальный родник», «Первая книга», «Живой родник», «Стилисты добра». Специальный диплом литературной премии «Справедливая Россия». Вошла в шорт-лист премии Левитова. Участница различных литературных форумов в Химках, Липках и др. Публиковалась в журналах «Путеводная звезда», «Простокваша», «Лиterraтура», «День и ночь», «Кольчугинская осень», «Волга XXI век», «Соты», «Симбирскъ» и др.