Здесь — три сказки, написанные детьми, учениками Школы юного писателя «Мастерская творческого письма». Их герои живут в волшебных мирах, помогают друг другу и попадают в удивительные приключения.

 


История про абажур и варево 

Кира Коптева-Дворникова

Школа юного писателя «Мастерская творческого письма»
Литературные наставники Лайла Казимировна Орливская
Надежда Алексеевна Горлова

 

Кира Коптева-Дворникова // Формаслов
Кира Коптева-Дворникова // Формаслов

В​ городе​ Зельеград,​ в 16​ квартале по улице​ Костевая, дом 8​ живёт​ Тремуйяк​ и её​ чудесная​семья — мама Рейчел, папа​ Мейсон, младшая сестра​ Мадлен и​ иногда тётя​ Синли.​ ​

Тремуйяк​ — ведьма. Она не любит расстраиваться по пустякам,​ не может усидеть на месте, хотя «приключения на свою голову» ей не по нраву. Иногда её нервы сдают, когда ломается каблук или зазнаётся​ Болтон. Может, поэтому​ она​ варит​ зелья не только из​ каблуков.​ А для​ своих козней​ в борьбе​ с​ ​ ведьмой-зазнайкой​ Болтон​ Тремуйяк частенько​ проводит​ время в кафе «Тритонья». Её жизнь весьма своеобразна, потому что семейство​ Тремуйяк​ уехало​ в кругосветное путешествие​ и молодая ведьма растет без присмотра взрослых.​ ​

В доме, где живёт​ Тремуйяк,​ много вещей, но​ самые любимые у неё — абажур и​ коробка, которые умеют разговаривать.​ ​

Коробка​ знает​ всё, что происходило, в доме, и однажды​ решает​ раскрыть тайны Абажуру. Старые истории Коробка рассказывает ему, а новые происходят с самим Абажуром.​ ​

Конечно, не всё так радужно, иногда даже на кону стоит чья-то жизнь, но новые друзья наших героев помогут им. Враги бывают сильные, но​ Тремуйяк​ никогда не остаётся в долгу и может нанести ответный удар. Хотя, если не смотреть на мелкие неприятности, её жизнь​ по-ведьмински​ прекрасна…

 

Абажур и Варево

Абажур из лягушек, который стоял у таинственной коробки, всё время спрашивал её: «Что у тебя внутри?». Коробка всегда отвечала: Трава и живая лягушка». Но это было не так. 

Утром, когда по всему дому, по обыкновению, разнёсся крик: «Я опять сломала каблук!», и Абажур снова принялся расспрашивать коробку, та ответила:

— Слышишь ли ты, дорогой Абажур, лёгонькое кваканье, когда хозяйка этого дома, ведьма Тремуйяк, по утрам кричит: «Я опять сломала свой каблук»? 

— Слышу, милая Коробка, но скажи, это не та ли лягушка, которая сидит в тебе? 

— Нет, Абажур, это булькает варево под названием «Ведьмин каблук»! Не хочешь ли ты услышать историю этого варева, Абажур? 

—  Конечно хочу, Коробка, ведь она произошла до того, как я тут появился. 

— Однажды у ведьмы Тремуйяк был ужасный день. Над ней в кафе вздумала насмехаться ведьма-зазнайка по имени Болтон. Тремуйяк так расстроилась, что сломала каблук. Увы, но я не могла с этим ничего поделать. 

— Ну и что с этого? — Перебил Коробку Абажур. — Бывает. И кстати, как ты об этом узнала? Может, придумываешь? 

— Я была счастливой коробкой у Тремуйяк. Она носила меня с собой, когда была в себе не уверена, — ответила Коробка. — Но в тот день всё не заладилось. И только она ушла из злополучного кафе, то сломала и второй каблук. 

— Ну, она же ведьма! — не унимался Абажур. — Взяла бы и наколдовала себе эти каблуки. А этой Болтон чего-нибудь похуже каблуков. Допустим, высоченные каблучищи и… и заклеенный скотчем рот! 

— А Тремуйяк и наколдовала себе новые каблуки. Но потому, что она любила собирать безделушки, она сломанные каблуки взяла с собой. Так шла она и шла. Только засмотрелась на милого дракона-фалькора на витрине магазина, как к ней подлетела Болтон и сломала нашей ведьме ещё один каблук! Она упала и, падая, сломала и второй каблук. Сунув их в сумку и наколдовав ещё пару каблуков, она встала и побежала домой. Сломав по пути один каблук, она телепортировалась домой, но… 

— Сломала ещё один каблук и сунула оба в сумку! — Абажур мигал от напряжения. — Я прав? 

— Да, совершенно верно. — Коробка подмигнула ему. — Потерпи, немного осталось. 

— Очень на это надеюсь, — пропыхтел Абажур, пытаясь собрать все силы на осмысливание сказанного. — Какой у этого варева глубокий смысл… Такой глубокий, как ты… 

— Давай вернёмся к истории. Итак, наша Тремуйяк телепортировалась домой. Упав прямо на пол, она вскочила и стала вываливать всё из своей сумки. Она вывалила из сумки шесть каблуков и меня. Тремуйяк что-то пробормотала, и за одну секунду каким-то образом сломала каблук Болтон. С помощью заклинания, наверное. Забросив в меня семь сломанных каблуков и добавив очень много лягушек, она полила всё это водой. Так и получился «Ведьмин каблук». А потом в доме появился ты. И Тремуйяк смазывает тебя всякий раз, когда ты барахлишь. Вот так, Абажур. 

— Что?! — завопил Абажур. — То есть без того, что есть в тебе, то есть без тебя самой, я бы был на свалке? Вот так дела!! 

После этой истории Абажур уважает и Коробку, и туфли с каблуками. И Тремуйяк уважает, потому что она же эту мазь приготовила. А еще за то, что она эти каблуки не выбросила. А ещё он немного Болтон уважает. Как никак, там и её каблук есть. 

 

Комната тёти Синли 

— Здравствуй, милая Коробка! — сказал Абажур, незаметно подвигаясь к ней ближе. – Сегодня я слышал, что Тремуйяк очень взволнована. Не скажешь, почему? 

— Ох, Абажур, — Пропыхтела Коробка. — Могу, конечно. Но и я взволновала. К нашей дорогой Тремуйяк приезжает её тётя Синли! 

— Кто-кто? Тётя Синли? Это кто? — Абажур первый раз слышал это имя. — А почему она раньше не приезжала? 

— Ладно, Абажур, придётся рассказать тебе ещё одну историю. — Коробка засмеялась. — Вот проказник, всё время меня вынуждаешь! 

— Ну, не тяни! Расскажи мне скорее про тётю Синли! 

— Итак. Когда Тремуйяк была маленькой, тётя Синли всё время хотела заботиться о ней. Она посылала родителей Тремуйяк в кафе, рестораны и кругосветные путешествия. Тремуйяк очень расстраивалась из-за их отсутствия.  Когда же в семействе родилась младшая сестрёнка, тётя Синли отстала от Тремуйяк. Поэтому мы знаем нашу любимую ведьмочку такой, какая она сейчас. 

— Если бы у меня была такая тётя, я бы, честное слово, уже на свалке лежал, и не спасла бы меня никакая мазь. Кстати, где «Ведьмин каблук», Коробка? 

— Его переложили вот в тот графин… Возвращаемся к истории. Сегодня родители нашей ведьмы увезли её сестрёнку с собой в кругосветное путешествие. И тётя Синли приедет к Тремуйяк, чтобы она не оставалась одна так долго. 

— А что же дальше? — требовал Абажур. — Расскажи, расскажи, миленькая Коробочка! 

— Да не могу я! — сказала Коробка. — Ведь тётя Синли при… 

Коробка не успела договорить, потому что вошла Тремуйяк, ведя за собой ведьму преклонных лет. Гостья оглядела убогую, по её мнению, комнату, и недовольно сказала: 

— Ну что ж, Тремуйяк, гостиная твоя выглядит бедновато и я не желаю тут спать. Идём наверх. 

— Но тётя! — чуть не плача, ответила юная ведьма. — Наверху — комнаты мамы, папы и наши с сестрёнкой. 

— А, ну ясно. — сказала старуха. — Я буду спать у тебя, а ты, если хочешь, будешь спать тут. В чужие спальни чтоб ни ногой! 

Обе ведьмы удалились. Абажур шепнул Коробке: 

— Это и есть та самая тётя Синли? Ох, не хотел бы я находиться там, где она поселится… 

В коридоре снова послышались чьи-то шаги, и Абажур услышал мрачный монолог: 

— Бедная Тремуйяк, как можно жить в этом неуютном доме? Ох, куда смотрит моя сестра? Хотя в гостиной мне кое-что приглянулось… Заберу-ка я с собой этот светильник с коробкой. 

Когда владелица голоса, тётя Синли, появилась в гостиной, Абажур зажмурил свои глаза, и слышал только восхищённый голос тёти: 

— О, какой милый абажур! И коробка прелестная. Точно, беру их. 

Абажур подняли в воздух. Рядом закряхтела Коробка. Открыв глаза, Абажур оказался на столике. Тётя Синли включила его и открыла книгу под названием «Старинные предметы, которые могут быть у вас дома». Книга ожила и дружелюбно сказала Абажуру: 

— Здравствуй, меня зовут Сильвия. Ты Абажур, верно? Тебя и вон ту Коробку сюда принесла тётя Синли? 

—Да, всё правильно. 

— Рада знакомству, — Ответила книга Сильвия. — Но не отвлекай меня, сейчас меня читают. 

И книга приняла свой прежний вид. Абажур посмотрел на её обложку. Сильвия ему определённо понравилась. Но тут тётя Синли закрыла книгу и поставила на полку. Выключив Абажур, она легла спать. Абажур перестал думать о Сильвии, и вдруг понял, что тётя Синли не так уж противна, как казалась сначала. 

— Завтра расскажу об этом Коробке. А ещё нужно как-то предупредить Тремуйяк о том, что нас ждут весёлые приключения с тётей Синли. Мне кажется, она читала эту книгу, чтобы найти в нашем доме старинные и ценные предметы. Но зачем? Спрошу завтра у своей новой подружки Сильвии… 

И Абажур зевнул. 

 

Утренний шум

Абажур крепко спал. Казалось, его ничего не могло разбудить. Но кое-что разбудило. Тётя Синли что-то монотонно бормотала, то включая, то выключая Абажур. Когда Абажур уже был готов лопнуть, в комнату вошла сонная Тремуйяк. 

— Что случилось, тётя? — Сказала она. — Почему ты не спишь? Сейчас очень рано вставать. 

Абажур был полностью согласен с этим и очень рад появлению Тремуйяк, потому что тётя перестала его рассматривать. 

— О, моя дорогая, — Растерянно начала она. — Я обычно хорошо сплю, знаешь ли. Но сегодня что-то не так. Я прочитала вчера эту книгу, и она не даёт мне покоя. 

Абажур чуть не свалился со столика. Из-за одной только книги никто в доме не спит. Что же скажет Тремуйяк на это безобразие? 

— Какую это книгу ты прочитала у меня в комнате? — Оживилась Тремуйяк. — Наверняка ту, что сама мне подарила. «Старинные предметы, которые могут быть у вас дома», не так ли? 

— Как ты узнала, дитя моё?— Встревожилась тётя Синли. — Ну, растёшь прямо в меня. Знаешь, пришло время рассказать тебе о моём прошлом. 

— Тётя Синли, сейчас не время рассказывать истории, — Начала Тремуйяк, но увидев сердитый взгляд тёти, поправилась. — Но если она короткая, то я послушаю. 

— Слушай и внимай, — произнесла тётя Синли. — Давным-давно жили две сестры. Одну звали Синли, а другую Рейчел. 

Тремуйяк вздохнула: Рейчел звали ее маму. Тётя Синли виновато улыбнулась и решила рассказывать по-другому. 

— Давным-давно я была великой путешественницей. Я объездила весь свет, но так увлекалась этим, что совсем не занималась семьёй. Когда твоя мама вышла замуж, она прислала мне письмо, в котором просила приехать. Но я отказалась, чем расстроила и твою маму, и твоего папу. Потом мне стало очень стыдно, и я отказалась путешествовать дальше. На корабле меня долго упрашивали остаться, но я была непоколебима. Как только смогла, сразу приехала к вам. Тогда уже родилась ты. Моя сестра не очень доверяла мне. Поэтому чтобы убедить ее, я дала слово, что теперь они будут путешествовать и отдыхать, а я заботиться о тебе. Ты выросла, и родилась младшая сестрёнка Мадлен, о которой я тоже хотела заботиться. Но мама решила иначе. Поэтому я уехала и стала жить одна. Но твои родители и Мадлен полетели в кругосветное путешествие, и вот я снова у вас. Не обижайся, пожалуйста. Я ведь желаю тебе добра. 

— Что ты, милая тётя! — Ответила Тремуйяк. — Как я могу обижаться на тебя! Давай проведём это время вместе и в удовольствие! Скорей завтракать! 

И Тремуйяк с тётей Синли убежали вниз. Абажур же стоят удивлённым и долго осмысливал услышанное. А когда к нему незаметно подползла Коробка, он даже подпрыгнул, услышав её слова: 

— Ну наконец-то они ушли! Эта противная тётя так мешает нашей ведьме! 

— Что-о-о?! — Вспылил Абажур. — Да как ты можешь так говорить о тёте Синли! Лучше бы слушала, что они говорят. 

— Постой-постой, — Сказала Коробка. — Ты что, подслушивал их разговор? И ты на стороне тёти Синли? А как же наша Тремуйяк? 

— Да ты совсем не знаешь тётю Синли, — Мягко возразил Абажур. — Она мудрая и добрая, да к тому же, путешественница. Я тебе расскажу, что она поведала Тремуйяк. 

— Так почему же она мудрая? — Рассердилась Коробка. — Рассказывай быстрее! 

И Абажур все рассказал, а также не забыл добавить: «Перед рассказом она сказала: “Слушай и внимай”! Вот как она сказала, понимаешь?». Было видно, что Абажур в восторге от тёти Синли. А когда внизу снова раздался её голос: «Знаешь, Тремуйяк, а давай поищем здесь старинные предметы», он сказал: 

— Ну, слышишь, слышишь её? Вот ведь она какая замечательная! 

Коробка хотела поворчать, но вошла тётя Синли, чтобы взять Абажур, Коробку и Сильвию. Так начинались их новые приключения по дому и поиски новых предметов. Чего только не нашлось! Склянка, варежки, варенье, стёклышко, перочинный ножик и много чего другого. Нужна была тележка, чтобы всё поместить. Много ерунды, но ничего стоящего. 

— Тётя, где же всё ценное? — Повесила нос Тремуйяк. — Как расстроится папа! Как расстроится Мадлен! Как расстроится мама, если мы ничего не найдём. 

— А здесь что? — Спросила тётя Синли, указывая на дно Коробки, проверив её. 

Там лежал крохотный листочек, на котором было написано: «От Рейчел для Синли». Без промедления тётя Синли развернула его и прочла: 

— «Здравствуй, милая Синли! 

Мне очень жаль, что я не доверяла тебе. Прости, пожалуйста. Приезжай, Тремуйяк очень нуждается в тебе. Мы не можем за ней достаточно присматривать так как у нас очень много работы. Мы будем рады, если ты примешь приглашение. Если ты его не примешь, я пойму. Я всё равно очень люблю тебя. Спасибо, если ты приедешь. 

С любовью, твоя сестра Рейчел». 

— Тётя, что это? Это фамильная ценность? — Повернулась к тёте Синли Тремуйяк.— Ты что, плачешь?.. 

И действительно. Из глаз тёти Синли текли слёзы. В первый раз в её жизни она плакала. Шёпотом она сказала: 

— Это письмо… Которое моя дорогая Рейчел… Писала мне перед тем… Как я приехала…, и она спрятала его сюда… О, Тремуйяк… Если бы ты знала… Как добра твоя мама… 

Абажур в руках тёти Синли тоже разревелся. Он говорил Коробке: 

— А-а-а! О-о-о! Миленькая Коробочка, в тебе таился такой секрет! У-у-у! О-о-о! А я не замечал этого в тебе! А-а-а! У-у-у! Прости меня пожалуйста! Ох-хо-хо! А-а-а! 

— Да ладно, чего уж там.— проворчала Коробка. — Я сама не хотела тебе говорить. Так, так, перестань уже реветь! 

Хоть сама Коробка и не знала об этом листочке, но поняла, как теперь дорога Абажуру. 

— «Большего мне и не надо, — Думала она. — Теперь я знаю, что Абажур ко мне неравнодушен». 

Тем временем Тремуйяк спросила тётю Синли: 

— Тётя, а это правда фамильная ценность? 

Тётя же ответила с улыбкой на лице: 

— Да, и она не только фамильная, но и моя любимая ценность. — Положив листок обратно в Коробку, она добавила: — Нас с тобой ещё ждут великие приключения, теперь даже не сомневайся. 

И на старой башне прозвенело девять часов утра. 

 

Плохой и хороший день

Какое доброе утро! Птицы поют, солнышко светит, Тремуйяк сегодня одна дома. Ещё бы, тётя Синли уехала, а родители в кругосветном путешествии. Значит, можно делать всё, что хочешь!

— Приглашу в гости Барбару, — подумала Тремуйяк. — Давненько мы с ней не общались. А ведь она такая хорошая подруга-ведьма! Зелья любит варить, платья модные надевать… Ой, размечталась я! Не причёсана, не одета! Нужно скорей начинать собираться, а то свои длиннющие рыжие волосы не расчешу! Ещё же надо выбрать, что надеть!». 

Позавтракав большим бутербродом с земляными орехами, ведьма отправилась вниз, чтобы чистить зубы и одеваться. Закончив свои утренние приготовления, Тремуйяк решила подготовиться к приёму Барбары. Она сходила в магазин и накупила всяких вкусностей. Когда Тремуйяк накрыла стол, вдруг её осенило. 

— Ох, я же забыла подарок для дорогой гостьи! — воскликнула она. — Срочно закажем его по Ведьмовской Почте! 

Зайдя в «Колдовской Интернет» в магазин растений (Тремуйяк знала, что Барбара любит цветы), она стала выбирать подарок и указала адрес: «Город Зельеград, квартал 16, улица Костевая, дом 8». Было множество вариантов для подарков, вроде петунии, венериного башмачка и так далее, но Тремуйяк выбрала красивую мухоловку. 

— Кусачий подарок, ничего не скажешь, — Захихикала Тремуйяк. — У меня вроде бы всё готово… 

— Дзынь!!!! Тремуйяк, открывай!!! – звякнул дверной звонок. 

— Это что? Это кто? Неужели Барбара? —Заметалась Тремуйяк, заглядывая в дверной глазок. — Ах нет, это доставка! — Она открыла дверь ведьме-доставщику на метле. — Прекрасно! Чудесно! Спасибо огромное! Ну всё, звоним Барбаре! 

И Тремуйяк позвонила по телефону. Буквально через пять минут дверной звонок опять трезвонил. За дверью виднелась шляпа Барбары. 

— Ох-хо-хо, так быстро! — Тремуйяк молниеносно взяла подарок и открыла. – Здравствуй, дорогая Барбара, это тебе, мухоловка для осеннего чаепития! 

Барбара радостно улыбнулась, поблагодарила за подарок и прошла в гостиную. За дверью ее дома на улице кто-то топтался, но Тремуйяк не обратила на это внимание. Чаепитие началось. Барбара пила зелёный чай и закусывала жареными лягушками. Чаепитие продлилось где-то десять минут. Неожиданно Барбара заявила: 

—А я пришла не одна! — И, достав из сумки рацию для переговоров, она кому-то сообщила: — Болтон, заходи! 

Дверь открылась, и Болтон зашла в дом. Она бурчала что-то себе под нос, и явно была не рада встрече так же, как и Тремуйяк. Теперь хозяйке было ясно, кто топтался за дверью. Почему же обе ведьмы не рады встрече? Но Тремуйяк помнила сломанный каблук, а Болтон — месть.  

— Что это? Барбара! — воскликнула Тремуйяк. — Я совсем не готова к такой компании. Я готова принимать только одного гостя. 

— А я не намерена уходить! —Вдруг встряла с разговор Болтон. —Уходите сами, если так нужно. Разве я топталась на холоде 10 минут, чтобы потом уходить? Ну нет! 

Вежливая Барбара, вздохнув, ушла. Раз уж она затеяла помирить Тремуйяк и Болтон, то не должна этому мешать. Барбара тихонько поманила Болтон к выходу и исчезла. Но Болтон осталась. Подойдя вплотную к Тремуйяк, она стала осыпать ту ругательствами и оскорблениями.

— Да ты знаешь, как мне потом было горько от того, что все надо мной смеялись из-за сломанного тобой каблука. Мне неделю было стыдно выйти на улицу! — кричала она.

 Кроме того, Болтон стала наговаривать на Барбару: 

— Твоя Барбара мне наобещала, будто ты хочешь извиниться, и я ей поверила а ты… Сразу видно, что ты злопамятная ведьма! Нет, вы только подумайте, 10 минут там топталась, как собака цепная, а тут ещё хуже!  

— Значит, вот как ты заговорила! — Рассердилась Тремуйяк и начала мстить с помощью весьма опасных заклинаний. 

Раз — Болтон не может говорить, два — и вот уже её даже нет дома у Тремуйяк. 

— «Вот такая я мстительная, — Подумала Тремуйяк и закрыла дверь. — Берегитесь все!». 

Но тут — снова неприятность! — у Тремуйяк ломается… каблук! Опять! Тремуйяк глубоко выдохнула и наколдовала себе новый. 

— Пойду посплю, — Решила она. — Неудачный сегодня день. 

И она поднялась, легла в кровать и к удивлению очень быстро заснула. Ей приснилось, что они с Болтон подружились, вместе пили чай и разносили заказы доставки по адресам. И когда она проснулась, день стал хорошим. Почему? Потому что Барбара снова пришла в гости. Подруги сидели и болтали. А самой хорошей мыслью Тремуйяк после сна была такая: 

— «Возможно, я всё-таки подружусь с Болтон. Не зря же я её проучила!». 

А подружилась она с Болтон или нет, — это уже совсем другая история. 

 


Мальчик с золотым зонтом

Гуннар-Александр Тулубьев

Мастерская «Литературный лабиринт: дорогой автора»
Литературный наставник Виктория Юрьевна Лозовская
Лайла Казимировна Орливская

 

Гуннар-Александр Тулубьев // Формаслов

Роберт с мамой шли из театра и попали под ливень. Они промокли насквозь.

— Мама, а можно мне зонт купить? Не обязательно со спайдерменом — любой, только не розовый и без рюшек.

Спустя несколько дней мама вернулась с работы и показала сыну покупку. Это был зонт золотого цвета!

— Смотри, какой красивый! Дождливая погода, все зонты в магазинах, конечно же, разобрали, я еле нашла в одном — почему-то никто его не купил. Это тебе. Нравится?

— Мама! Конечно, да! Спасибо! Как здорово, пойдем тогда завтра в парк!

Утром следующего дня, в субботу Роберт с мамой пошли в парк. Папа, как обычно, остался дома — он писал большой роман, и ему некогда было отвлекаться.

А в парке было интересно: гуляло много людей, то и дело встречались одноклассники и просто знакомые — кто на роликах, кто на велосипеде, а кто, как Роберт, пешком.

В той части парка, где не было киосков с кофе и мороженым, можно было увидеть белочек, а не только голубей и ворон. По дорожкам весело бегали маленькие и немаленькие собачки. Роберт тоже мечтал о собаке, но пока собаки у него не было.

Начал накрапывать дождик, и Роберт решил обновить свой зонт. Какой же замечательный зонт — золотой как солнце! Роберт засмотрелся на белочку, которая взяла из рук какого-то ребенка орешек и поскакала к сосне. А там еще одна белочка, и они стали играть друг с другом в прятки, бегая по стволу вверх и вниз.

— Роберт, куда ты пропал? — Мама оглядывалась, высматривая сына.

— Так вот же я,— Роберт стоял в нескольких шагах от неё. — Мама, я здесь.

Мама всё так же оглядывалась и никак не видела сына. Роберт подошел к ней, закрыл зонт.

Мама даже вздрогнула от неожиданности.

— Ты как с неба упал! Где ты был? Внезапно исчез, внезапно появился…

— Да я вот тут стоял, — Роберт показал на траву рядом с ними.

— Ну как же, тебя здесь не было, я смотрела… Какой ты хитрец, прятался за деревом, наверное?

Роберт был удивлен и чувствовал, что-то здесь не так. Они пошли гулять дальше. Тут Роберт решил проверить свою догадку.

— Мама, смотри на меня. Сейчас я открооою зонт, а ты говори: видишь меня или нет?

Он открыл зонт, и мама воскликнула: — Ты исчез! Что случилось?

— Да, я так и подумал! Зонт волшебный, зонт-невидимка!! Ура!

— Сыночек, пожалуйста, не надо играть с этим зонтом, очень странный он…

Роберт закрыл зонт.

— Я немного боюсь этого зонта,— задумчиво сказала мама. — С какой целью мне его подсунули в магазине?.. На что он ещё способен? И вообще, пожалуйста, прошу тебя: Со мной не открывай его, не исчезай, а то я с ума сойду.

— Хорошо, мама, — согласился Роберт. В душе он ликовал.

Дома зонт открывать нельзя, но в школе мамы нет. Всю осень и даже начало зимы Роберт носил в школу свой зонт.

Один раз зонт помог ему крепко стукнуть по лбу хулигана Петухова, когда тот собирался ударить мелкого первоклассника. Петухов от неожиданности сел на пол, и над ним смеялись все ребята.

Еще был случай, когда зонтик пригодился Роберту на математике, на контрольной. Краем глаза Роберт видел, что у Ксюши, соседки по парте, ошибки в счете. Подсказать он ей не мог – они сидели прямо напротив учительницы. Но на перемене всё-таки удалось проделать финт с зонтом и исправить в Ксюшиной тетради два примера, так что четвёрку ей поставили.

И когда у его друга Димы несколько раз скидывали с вешалки куртку, Роберт, спрятавшись под зонтом-невидимкой, выследил хулигана, схватил и отвел к завучу, очень надеясь, что больше этот мальчик не будет так себя вести и портить чужие вещи.

 

Упавший с неба

Гуляя как-то по парку под зонтом-невидимкой, Роберт услышал гул вертолёта. И вдруг прямо перед ним что-то упало на землю. Чуть не вскрикнув от удивления, он увидел: «что-то» оказалось котом, и этот кот был с самым настоящим пропеллером. Кот нажал лапой на свой живот — лопасти пропеллера остановились. Вот он встряхнулся и повернулся к Роберту, и мальчику показалось, что кот смотрит прямо ему в глаза. Роберт закрыл зонт.

Шерсть у кота вздыбилась, и неожиданно он спросил:

— Кто ты?

— Я мальчик Роберт с золотым зонтиком. А ты кто?

— Я Летокот с планеты Котов. У нас большая беда: Мыганты заняли нашу планету, и все коты в рабстве. Помоги мне, Роберт. Сейчас у меня нет сил рассказывать, мне нужны отдых и еда.

Кот действительно выглядел очень измученным: тощий-претощий, даже хвост какой-то ободранный.

Роберт, конечно же, сразу решил, что обязательно поможет этому удивительному коту, и они пошли домой к мальчику. Кот был так слаб, что пришлось его нести на руках. На животе у кота была большая кнопка, которая включала и выключала пропеллер.

 

Еще одна встреча

Когда Роберт уже почти подходил к дому, его внезапно ослепил свет фар. Мальчик отскочил в сторону, боясь машины. И тут к ним подбежала собака, глаза которой горели, как настоящие фары, освещая всё вокруг.

Собака обнюхала Роберта и Летокота и пролаяла:

— Здгавгавствуйте, я собгав Светофор!

— Давай, Летокот, он будет нашим другом!

Летокот согласился.

И так они все втроём пошли домой. Роберт старался отгонять от себя мысль о том, что скажут мама и папа. Папа сегодня на работе допоздна, но вот мама…

 

Дома

А как раз в это время у них гостила бабушка. Она открыла дверь и, увидев на руках у мальчика кота, очень обрадовалась. Удивительно, но Летокот давным-давно жил у неё, а потом улетел на свою планету. Она была рада и собаке, но думала, что они сейчас с котом подерутся. Но нет. Собака спокойно ходила по дому, всё обнюхивала и осматривала, иногда подсвечивая фарами те или иные предметы, чтобы получше их рассмотреть.

— Какой же он худющий! — заохали бабушка и мама, глядя на Летокота.

— Он только что прилетел с другой планеты. Ему надо отдохнуть и набраться сил, — объяснил Роберт.

— А я как раз сливки сегодня купила! Сейчас дам тебе, котик, — мама поспешила на кухню.

Летокот пил сливки. Он пил и пил, и прямо на глазах хорошел и креп.

— А ещё он любит чай «молочный улун», — сказала бабушка. — Да, Вертолётик?

— Ммя, мяу.

— Вертолётик? — переспросил Роберт.

— Когда Летокотик жил у меня, он был Вертолётик, Вертолёт. Тебе заварить молочный улун?

— Мяу, пожалуйста, буду признателен, — Летокот Вертолёт прилёг на диван.

— А что, пёс и кот будут теперь жить у нас? — вдруг обеспокоилась мама.

— Ну, мама, не на улицу же их выгонять. Кот у нас поживёт временно, хотя, если захочет, может остаться. А собака — друг человека…

 

Вот и славно

Светофору положили в комнате Роберта старое детское одеяло — оно теперь стало собачье. Место его было рядом с кроватью мальчика. Утром до школы они гуляли во дворе. После уроков Роберт мчался домой, чтобы побегать и поиграть со Светофором, а на вечернюю прогулку выходили все втроём — мальчик, пёс и Летокот. Светофор освещал дорогу, Вертолёт рассказывал о своей планете.

— Вот наберусь сил и полетим. Скоро уже.

Помимо молока и сливок, кот каждый вечер пил большую пиалу молочного улуна, и всю ночь его пропеллер бодро жужжал то в одном, то в другом углу дома.

А утром мама охала: опять Летокот-Вертолёт летал, еще одну чашку разбил…

И папа строго сказал Летокоту:

— Вы, пожалуйста, постарайтесь ночью по дому не летать, а то посуду бьёте, мои рукописи падают, а я потом листы повсюду собираю. Можно где-нибудь не в помещении вам тренироваться?

— Я и не тренируюсь — просто прогуливаюсь. Хорошо, буду стараться летать аккуратнее, а если захочется скорости — полетаю на улице. Ночью, когда меня не увидят.

— Вот и славно!

Мама с папой на радостях подарили Летокоту чайник.

– Вы же любите чаю попить, — сказали они.

— Я молочный улун люблю. Моя планета называется Улун, я очень хочу туда вернуться.

Вертолёт и Роберт не сказали родителям, что мальчик обещал помочь котам, которых захватили Мыганты.

Так прошла зима. Вертолёт окреп, шерсть у него лоснилась, стала густой. По вечерам он заваривал чайник молочного улуна и пил чай или с бабушкой, когда она приезжала, или с мамой, рассказывал о своей далёкой планете.

— Мой прапрапрадедушка — кот Баюн, который жил в Лукоморье. От него пошёл наш род. Пушкин моего дедушку очень любил и уважал, их переписка в музее нашем хранится.

— Мою родную Котопланету (мы её называем «Улун», а ласково «Молочный Улун») захватили гигантские мыши Мыганты. Моя семья в рабстве, все коты посажены мыгантами в клетки. Наших сливочных коровок, которые давали нам прекраснейшее молочко, сливки и сметану, они теперь режут на сало, а нас заставляют варить сыр.

Мыганты попали к нам случайно — они летели на свою Сырную планету CheesePlanet, но у них случилась авария. И вот они не могут улететь к себе, а нас поработили. Наш народ страдает и молится об освобождении.

 

Экспедиция

…И вот однажды солнечным мартовским днём, едва Роберт вернулся из школы, ему навстречу вместе со Светофором вышел Вертолёт.

— Час настал — нужно лететь!

— Но как же мы долетим до вашей планеты?

— Я трёхместный ездовой кот Вертолёт, могу везти большой груз, даже нескольких пассажиров. Потому меня и отправили сюда, за помощью, ведь я самый сильный и выносливый. Если ты откроешь свой зонтик, то он будет защищать нас в пути от метеоритов. А Светофор включит свои фары. Мои глаза светят уже не так ярко. Дело в том, что для сильного света мне необходимо заправляться сливками и сметаной, а мы, коты, давно голодаем. Почти все запасы света я потратил на то, чтобы добраться до Земли. У вас я окреп, но путь к моей планете отнимет много сил. И, если Светофор будет освещать наш путь, то мы долетим быстрее.

— Тогда поспешим скорее! – воскликнул Роберт.

Он раскрыл зонтик, друзья стали невидимыми. Сели на Кота, и Кот устремился вверх, в небо. Летокот нёс их всё дальше и дальше от Земли, Пёс освещал путь, а Роберт крепко держал зонтик, о который то и дело стукались метеориты.

— Даже рюкзак после школы забыл снять, надо было дома оставить, — вспомнил Роберт, почувствовав за спиной тяжесть.

И вот они увидели вдалеке зелёный, немного вытянутый кошачий глаз с черным узким зрачком. Глаз увеличивался и становился ярче.

— Вот она, Котопланета Улун, моя родина! Зелёное — это наши медовые луга, где пасутся сливочные коровки, которых мы так любим. Мой папа Кот работал на молочной фабрике —пока нашу планету не захватили Мыганты. Теперь на фабрике из коровок варят сало, а котов держат в клетках, а на работу выводят на цепи.

— А что такое тёмное в центре вашей планеты?

— Это Мяу — столица нашей Котландии. Теперь его называют Крыс.

Они приземлились на большую лужайку. Вертолёт заплакал:

— Тут погибают мои родные — папа, мама, тёти, младший братик и сестричка. Тут они мучаются…

На лужайке паслись сливочные коровки, на цепи около каждой был кот. Вдали виднелись сооружения, похожие на гаражи.

— Там клетки, где томятся мои сородичи, — вздохнул Кот. — Пойдёмте скорее, я знаю дорогу ко дворцу главного Мыганта, его зовут Мырмыш.



Мырмыш Великий

Путешественники направились вперёд, мимо пасущихся коровок с привязанными котами, мимо домиков-сыроварен и домиков- саловарен, и вскоре увидели высокий треугольник. На самом деле это был похожий на кусок сыра дворец. На макушке крыши лоснилась на солнце золотая головка сыра. Рядом с дворцом как огромная сырная голова лежал на траве космический корабль мыгантов. Сломанный, как рассказал Летокот.

— Вот оно, наше несчастье, — он показал на корабль.

На входе во дворец сидел жирный охранник.

— Куда? — противно взвизгнул он.

— Только не надо мяукать, — прошептал Вертолёт.

— И не собираемся, — тявкнул Светофор.

— Нам нужно к вашему большому начальнику. Как его зовут?..

— Мырмыш, — напомнил Вертолёт.

— Нам нужно к Мырмышу, у нас срочное дело, — Роберт постарался сделать самый строгий голос.

— К Мырмышу Великому? — удивился охранник.— Как о вас доложить?

— Я Роберт — спаситель мышей.

Друзья поднялись в тронный зал. На троне восседал Мырмыш — огромная мышь с седой бородой. На поясе у него висело кольцо со связкой ключей. Маленькие злобные глазки уставились на вошедших.

— Что вам надо?

— Я мальчик с планеты Земля, а это мои помощники. Мы прибыли, чтобы спасти мышей. Я знаю, что ваш корабль попал на эту планету в результате аварии, и хочу помочь вам выбраться отсюда. Вы же здесь не по своей воле.

 

Сырная планета

— Да это так. Мы летели на CheesePlanet… Это наше вожделенное место, наш рай, о нём рассказывают в мифах, о нём поют колыбельные песни мышатам. CheesePlanet — это гигантская головка сыра. На ней горы сыра — гора Олимп, гора Чеддер, гора Маасдам… Живут там мириады мышей. Мыши грызут, грызут, прогрызают эту головку, но головка всё равно не уменьшается, а только увеличивается. В недрах вываривается сыр, и на поверхности бьют ключи горячего сыра, а на вершинах самых высоких сырных гор лежит масло, и постепенно масло стекает и превращается в новый сыр.

А иногда случается чудо, и падают огромные сальные метеориты. Рассказывают, что 100 лет назад на CheesePlanet упал гигантский сальный метеорит — высотой с 500-этажный дом. Уже несколько поколений мышей его едят и всё никак не съедят. И периодически находят новые сальные метеориты.

Мы летели на эту планету. Но произошло ужасное: один глупый мышонок, который родился во время полёта, сгрыз рычаг управления нашим кораблём, мы совершили аварийную посадку. И вынуждены теперь здесь жить. Да, коты нам служат. Они делают нам сало, из молока сливочных коровок варят сыр. Но всё равно мы тоскуем по нашей планете. Знаете, какая она прекрасная? Когда-то очень давно от неё откололась маленькая часть — отлетела, и её притянула Земля. Ваша Луна – это крохотный кусочек нашей любимой CheesePlanet. Мы часто смотрим на Луну. Она как уменьшенная копия нашей планеты — то тоненький кусочек сыра, то увеличивается и становится целой головкой… И какие на ней аппетитные дырочки — сырные прогрызки! Каждый мыгант мечтает попасть на CheesePlanet



Дело сделано

— Я вам помогу, — сказал Роберт. — Для этого нужно осмотреть корабль.

И они с Мырмышом Великим направились к кораблю. Жирный стражник сопровождал их.

— Это не кот ли у вас? — с подозрением спросил Мырмыш.

— Нет, это совсем другая порода. Это наш вертолёт трёхместный,— сказал Светофор.

— Вот тут в центре управления был рычаг, — горестно пискнул Мырмыш.

Роберта осенило.

— А это не подойдёт ли?— он открыл рюкзак и вытащил пенал.

— Ой, так это рычаг! — Мырмыш увидел карандаши. — Зелёный, пожалуйста!

Роберт вставил в дырку карандаш , и Мырмыш радостно запищал:

— Ура!! Пискун, свистать всех на корабль! Мы улетаем!

Жирный охранник заверещал как сирена. У Светофора аж шерсть дыбом поднялась.

— Дайте нам ключи от клеток! — закричали друзья, боясь, что их сейчас затопчут тысячи мыгантов, которые стремглав неслись к космическому кораблю.

— Держите! — Мырмыш Великий бросил связку ключей, Светофор на лету поймал кольцо.

— Гафф, какая тяжесть…

—Давай скорее погрузим на телегу, вон стоит. И бежим отсюда!

Все вместе Роберт, Кот и Светофор еле взгромоздили ключи на телегу, запрягли в неё пару сливочных коровок и поспешили к баракам, открывать кошачьи клетки.

Тем временем тучи мышей бежали на свой космический корабль, их было так много, что вокруг ничего не было слышно от их конского топота, нет, топота стада бизонов. Это сотни, тысячи мыгантов ринулись к сырной головке.

Светофор включил зелёный свет и дал кораблю направление.

Еще минута — корабль взлетел и стал стремительно уменьшаться.

 

Свобода

…Сколько было радостных встреч, объятий, счастливого мяуканья!

— Ах ты наш дорогой Вертолётик, спасибо тебе! Ура Роберту и Светофору! — многочисленные родственники и знакомые Летокота целовали друзей, обнимали сливочных коровок и ликовали.

Летокот мяукал что-то маме, папе, дедушке, бабушке, сестрёнке, братику, дядям, тётям. Все были счастливы, некоторые даже плакали от счастья, а коровки весело танцевали на лужайках.

— Ну, Вертолёт, нам пора домой. Но как же мы доберемся?— растерялся Роберт.

— Я вас довезу.

Друзья тепло попрощались с улунцами, сели на Летокота, заработал пропеллер. Роберт открыл зонтик, они полетели назад. Светофор далеко освещал путь. Вот и Земля.

Когда они приземлились около дома Роберта, Кот сказал:

— Если тебе, Роберт, понадобится помощь, — вот тебе мышка. Она просигналит нам об опасности, и мы все, сколько нужно будет, прилетим к тебе. Ты наш спаситель, мы этого не забудем.

В ночном небе среди тысяч звёзд где-то была крохотная точка — Молочный Улун.

 


Бунт наших!

Дарья Буторина

Мастерская «Литературный лабиринт: дорогой автора»
Литературный наставник Виктория Юрьевна Лозовская
Лайла Казимировна Орливская

 

Дарья Буторина // Формаслов
Дарья Буторина // Формаслов

Я сидела около окна на подоконнике. Вот никому не мешала вроде бы. Хозяин печатал что-то на воздушном компьютере. В окне пролетали машины. Уф!  Так громко! Обычно пробок и этих «би-би» было намно-о-ого меньше. Просто сегодня был особый день. Видите ли, 11 апреля! Карнавал прошлого! В этот день все вспоминают старые вещи-там, айфоны 907promax, сверх- аккумулятор…. и так далее. Ну не такие старые вещи, конечно, но все-таки. И так, сидела я так на подоконнике, как вдруг хозяин сказал:

— Дырка, пойдем гулять!

Конечно же, меня зовут не Дырка. Он меня так в шутку называет. На самом же деле меня зовут Зури. Очень раздражает, когда тебя не по имени называют. Как я бы называла моего хозяина, Ронда, человеком или Двухногим.

***                                                                        

Мой хозяин, как всегда, обращался со мной, как с неживой железякой!

— Киру, подойди! Подойди я сказал! Да что ты возишься?!

Я — читалка-писательница, зверь, а не железка бездушная! Почему он не заботится обо мне? Я же такая же, как и другие….  Чем я провинилась?  Вот именно, ничем!

У нас дома есть робот. Ну да, робот с умом и душой! А что такого? 37 век! 3607 год! Ну вот, к роботу он относился с любовью, заботой! Как будто он — живое создание. Пусть с душой, но роботы не живые! Они все равно программируемые!

— Киру, мы идем на карнавал! Зачем я тебя только беру? Киру, какой же у тебя добрый хозяин!

Наглый какой! Сначала меня ругает, а потом говорит, что он добрый! Это кошмар! Ну невозможно… Даа…

***

— Ну, что, готов?

— Да, Бен… Ты взял сачок? А сеть?

— Взял! Только лучше за собой последи- где эл-кат? А пистолет?

— Точно! Я забыл их взять!..

— Вот именно!

Бен и еще один рослый мужчина вышли из комнаты.  В комнате, где секунду назад находились мужчины, было три лампы. Одна из них тускло горела, но сейчас и совсем выключилась, но все равно в помещении остался яркий свет. Здесь, в комнате был стол, окон почти что не было, разве только маленькое окошечко в стене. Стены были белые, и очень высокие. Лампа вдруг « моргнула » и начала мигать. Стало темно.

Бен и Маркус вышли из грузовика с яркой, красной надписью: «Порядок и человек»

На самом деле Бен и Маркус не следили за порядком именно в обществе и в толпах. Нет. Это был отвлекающий «маневр». Полицейские ловили животных, которые убегали от хозяев и терялись в городе. И причем не возвращали их домой, к хозяевам, а… забирали к себе. Также особо красивых и ценных животных они продавали на черном рынке. Там был довольно хороший спрос на драконов, шинв, дафолов и изениров.

Зури нехотя пошла обувать свои автоматические ботинки, так как хозяин уже десяток раз напомнил ей об этом. Она спустилась с пятого этажа квартиры и на аир роботе доехала до коридора, где в это время убирался робот Эйви.

— Эйви, а где ботинки?

— К сожалению, это невозможно.

Видимо у него глюк. Да и не мудрено, Эйви уже сто двадцать лет работал у них. Нет-нет, это не преувеличение. Робот из поколения в поколения, с 3487го года, передавался от родителей детям.

***

Киру и хозяин, который даже не смотрел на неё, вышли из дома, сели на флайер 40-го поколения и отправились на Главную площадь.

Вокруг мелькали различные люди, а также идюл и другие инопланетяне. Ой! Какие еще инопланетяне. Некультурно так говорить. Это по старинному, и штраф за такое название наших гостей — 3000 фэнлей (рублей то есть), а в присутствии «гостей», которые совсем не гости, а те, кто свалился на голову прямо на Эйлу (так теперь называется Земля) без спроса и предупреждения уже 2 века назад. Однако вернёмся к нашим приключениям Киру и Зури.

Киру заметила что-то чёрное, с фиолетовой оболочкой. Резко запахло лавандой. Зури тоже заметила кошку. «Кошка? — удивилась она в мыслях. — Большая редкость в наше время»

Зури приблизилась к кошке и приняла форму такого же животного. И лишь тут Зури заметила табло на спине уже непонятно кого, то ли кошки, то ли… Это же читалка-писательница! И как же она не узнала её?!

Тут читалка-писательница повернулась и увидела Зури.

Никто не знал, как начать разговор. Между Зури и читалкой-писательницей выросла стена, которая называется «Что сказать?».

— Уважаемые леди и джентльмены, инопланетяне и земляне! Мы приветствуем вас на этой Площади, чтобы провести карнавал старых вещей, — послышался голос с большой летающей тарелки, от которой исходил красный, желтый и синий свет.

— Как думаешь, все так же будет, как и в прошлый карнавал? — не выдержав, спросила Зури.

— Да, наверное, все-таки да, — ответила читалка, обрадовавшись, что ей не пришлось начинать первой говорить, потому что была очень скромной и никогда не могла начать разговор сама.

— Итак, давайте начнем наш карнавал! Напомню план этого карнавала!  И так, первый пункт: Викторина. Все готовы? — опять послышался голос ведущего.

Громовое «Да!» присутствующих пронеслось по всей округе.

— Я не слышу, что?! — прокричал ведущий, как обычно делают такие как он.

— Похоже в этом году ведущий попался глухой, — с сарказмом сказала Зури своей собеседнице.

— Угу, — хмыкнула писательница, задумавшись о чем-то.

— А тебя звать то как? — вспомнила дырка.

— Я Киру. А т……

— Зури! — выпалила она, не дав Киру договорить.

 

Короче, наконец наши герои встретились!

***

— Итак, кто может ответить, что выпустили 2021 года 23 октября? Кто знает? Подсказка! Внимание! Этот предмет связан с яблоком!

Одна женщина из аудитории зажгла фонарик, который был выдан всем при входе, чтобы, когда знаешь ответ, зажечь его.

— Да-да, отвечайте!

— Это айпад air Pro! — выкрикнула она.

— И это был… Правильный ответ!!! Идите сюда, милая леди! Да, на сцену!

Женщина поднялась и смущенно подошла. Тарелка, на которой стоял ведущий, опустилась.

— Вы, извините, здешняя иль с другой планеты?

— Из другой. Туда можно попасть на корабле М-Галактик¸ который ведет сквозь кротову нору.

— Вот это даль!— удивленно воскликнул ведущий.

— Да, и правда. Даль — это мягко сказано, — воскликнула Киру.

— И зачем ей так было через кротовую нору тащиться? Что, у них на планете думаешь нет карнавала? — спросила у Киру Зури.

— Да уж.

— Слушай, а у тебя хозяин добрый? – неожиданно спросила Киру.

— Ну не могу сказать. Он безразличен ко мне. А у тебя?

— У меня хуже. Он на меня, конечно, обращает внимание, но лучше б он этого не делала. Он жутко злой. Не любит меня. Хоть в лес беги.

Зури как-то странно посмотрела на Киру.

— Что? Ну вот так получается!

— Нет, просто… У меня иногда тоже бывали такие мысли.

Новые подруги уставились друг на друга.

— Правда? — еле слышно проговорила Киру.

— Ага.

— Ты думаешь о том же, что и я?

— Хм. Если ты про побег, то да. Но поесть тоже думается…

— Есть? Кто сказал есть?!

— Ну пойдем тогда в забегаловку кошачью.

— Урааааа!!!

— Иди за мной

Зури выпрямилась, встала и пошла в неизвестном направлении, так и не меняя формы кошки.  Через пять минут ходьбы и еще трех они добрались.  Зури нырнула под кирпичную стену в проход, в котором была лишь темнота. А, извините, ошиблась. Еще там были пауки и две летающие мыши.  Вскоре они подошли к двум дверям: на одной вывеска «Мяу мррр», а на другой «МНРАРТЖДОРПМИТОБЩУЦЙФХЖШ».

— Зури, а что за вторая вывеска?

— Это аббревиатура. Но это не точно. По-моему, это что-то секретное. Нам в первую дверь.

Каково было удивление Киру, когда Зури, толкнув лапой дверь, открыла этот прекрасный вид. Большой зал, столики с тремя или двумя креслами, барная стойка в виде человека, который сидит (видимо это кафе с еще давней революции кошек, которые хотели чтобы человек их слушался). Посетителей было мало, десять свободных столиков точно было.

Самый странный посетитель — это волк с темными очками на глазах и серой курткой.

— Сид, привет! Мне заказ как обычно. И меню можно? «Со мной сегодня подруга», — сказала Зури и махнула хвостом на Киру. Кот-бармен, разумеется, не был котом, а был энтропом. Это коты, которые умеют летать.  

Сид кивнул и позвал рысь. Видимо, официантку.Он дал ей блокнот с заказом, и наши герои сели за столик.

Они болтали, как из ниоткуда появилось меню, немного рыбы, кофе (не лучшее сочетание, но у Зури такой вкус) и маленькое пирожное. Киру тоже открыла меню. Там были белые страницы.

— Представь, что ты хочешь, а потом отдай меню официантке, посоветовала Зури.

Через мгновенье у Киру в меню высилась гора еды.

— Ух ты, а я и не думала, что ты настолько голодная! Ого! Здесь и Вискас, и говядина, и … Ты любишь помидоры? Они же мокрые, холодные и мерзкие на вкус! Беее!

— Мне они нравятся. Освежают, немного кисловатые. Я люблю такое.

Когда с едой было покончено, Зури подошла к стойке и сказала:

— Энтарма инта.

— Онп. — ответил бармен Сид.

Зури и Киру вышли и очутились на улице.

— Зури, а что ты говорила там, у стойки?

— Это пароль, который разрешает своим, так сказать заходить и есть в этом кафе. Пароль держится в секрете для других, у каждого свой, но наши знают пароли друг у друга. — сказала 3ури   и добавила: -А теперь идем на крышу. Полюбуешься видом.

— Хорошо, а как туда попасть?

Но Зури уже разбежалась и неимоверно высоко прыгнула. Свесившись с крыши, она позвала Киру.

— Поверь в себя! Беги! Прыгай!

Киру почувствовала, что её скинет обратно с крыши и испугалась.

— Зуриии!! Я не могуууууу!! Я боююююююююсь!!

— Доверься мне! Прыгай!

— Ну ладно! -крикнула Киру, разбежалась и…

Получилось! У неё получилось прыгнуть! Урааа!

— Молодец, Киру! Ты смогла!

И они пошли по крыше, любуясь видом, открывшимся им. Точнее, Зури любовалась. Киру была занята другим, не менее важным делом. Она визжала:

— Я высотыыыыыыы боююююсь!! ААААА!! Упадуууу! Я разобьюсь! Спасиитеее! Люююди!!! Помогиитее!

— Слушай, хватит орать, — устав от визга Киру, объявила Зури, —уши в трубочку уже сворачиваются! Ужас! Ты сейчас всех распугаешь! Уже даже вон птицы нехорошим взглядом на тебя поглядывают! Ладно, давай спустимся на землю. Идем! Только не визжи! — и Зури столкнула её с крыши, прыгнув следом.

Киру от неожиданности не поняла, что происходит и где она. Поэтому, когда она поняла, что летит вниз, с крыши и может разбиться, орать было поздно.

Во время полета Зури почувствовала что-то странное. Приземлившись, она закрыла глаза, открыла и оказалась в совсем другом, незнакомом месте.

— Киру! Киру, ты здесь?!

— Зури! — послышался отдаленный голос.— Зури! Я здесь! Иди сюда!

Зури попыталась взять след, туда, где слышался голос Киру.

— Зури! — с той стороны, откуда только что вышла Зури опять кто-то позвал её.

— Зури! — с совершенно другой стороны крикнул тот же голос.

— Зури! — опять то же самое.

— Зууууууури!

Голос звучал в голове у Зури и она чуть не сошла с ума. Кто-то звал её: Зури! Зури! Зури! Я здесь! Помоги!

Зури, не зная, что делать, в отчаянии взвыла и сделала рывок вперёд. Она наткнулась на что-то и сильно ударилась. Метнулась назад — то же самое. Она рассмотрела невидимую преграду. Это оказалось зеркало, и не одно! Повсюду были зеркала! Это было похоже на зеркальный лабиринт, но у него не было выхода…

— Зури! Зури! — этот голос отдавался отчетливо, уже не как в тумане, а в реальности, рядом! Зури чуть не заплакала от радости. Вот, надежда, ниточка к спасению, она рядом, здесь прямо тут!

— Зури! Давай, очнись, нам надо мотать отсюда как можно быстрей!

— Киру! Это ты!

— Ну а кто ещё?

— Ты какая-то не та!

— Ну а ты тем более! Ты мне не говорила, что умеешь, — Киру захихикала, — подрывать дома!

— В смысле?

— Ну не притворяйся! А теперь вставай! И вперёд!

Подруги побежали дальше и через некоторое время попали в место, где было много деревьев и росла очень густая трава. Киру и Зури почти не видели друг друга.

Предлагаю срочно забраться на дерево, иначе мы друг друга потеряем. Кто быстрей вон на тот дуб? — и с этими словами Киру прыгнула на дерево.

Когда обе оказались на дереве, Киру рассказала Зури о приключении:

— А теперь, рассказываю все по порядку. Ты перенеслась в другой Мир? Да? Короче это было испытание от самой Судьбы. И теперь мы куда-то должны дойти, чтобы найти ключ и самое большое счастье. Тебе что снилось? Мне, то что я сражаюсь с чудищами, и представляешь? Ничего не боюсь. Какая-то сила прилила к сердцу, стало тепло и спокойно! Я сражалась за тебя, ты была у чудища в плену, это был какой-то ужасный Богомол! И я ещё говорила: «Тебя нет, ты — это фантазия!» А тебе что снилось?

— Я была в лабиринте из зеркал, в котором не было выхода…— тут Зури осенило: — А! Точно! Мне снилось что я — это кто-то другой, что это была я в … детстве, — у Зури мелькнула слеза в глазу и потекла по щеке.

— Что это, Киру?!

— Эмм.. Ты серьезно?! Это же слеза! А что? Ты не плакала никогда что ли?

— Нет, я не знала, что так умею… даже когда все мои родственники погибли, я не плакала…

— Ужас, я так тебе сочувствую! -— Киру подползла к Зури чтобы обнять.

— Киру, стой! — крикнула Зури, но было поздно. И Киру, и Зури, падали с ветки, примерно с трёхметровой высоты.

Самое обидное — прямо в крапиву.

Ну, десятиминутная попытка вылезти из жгучей травы прошла успешно, и наши герои выползли, еле «живые».

— Прости пожаалуйста!

— Ничего, главное, мы живые!

— Давай переночуем в этом дупле?

— Окей, хорошее место!

На следующий день, Зури и Киру вышли из дупла, где так хорошо поспали, и увидели Чудесный Лес.

Киру знала обо всем, ведь Судьба рассказала ей об этом. Зури тоже, она сама догадалась, что вышли они в другом мире, где нет зла, где только любовь и добро, где нет ссор и драк, а уж тем более войн и нехватки еды или воды. Все в этом мире было красиво, прекрасно и очень здорово! Надеюсь, когда-нибудь на Земле будет такой же Мир, все будут жить в мире, и мы повстречаем Киру и Зури! Но для воссоздания такого мира, нам нужно стараться, становиться добрее друг к другу и почаще делать добро и улыбаться друг другу!

 

Поэт, журналист. Родилась в 1988 году. Публиковалась в журналах «Урал», «День и ночь», «Аврора», «Юность». Лауреат Григорьевской премии (2019), победитель VII Международного поэтического конкурса «45-й калибр», лауреат конкурса литературной журналистики «Молодой Дельвиг» (2018). Автор шести сборников стихов.