«Хокку нельзя составлять из разных кусков… Его надо ковать, как золото»

Мацуо Басё[i]

Сергей Баталов // Формаслов
Сергей Баталов // Формаслов

Хотите узнать, как писать хайку? Впрочем, узнать — это, наверное, громкое слово. Суть хайку проста и неуловима одновременно. Можно создать сотни хайку и не быть уверенным до конца, что у тебя получаются именно они. Впрочем, однажды ты обязательно почувствуешь подлинно космическую глубину в трех коротких и внешне непритязательных строчках, почувствуешь, чтобы понять — это стоит того! Так что попробуем обозначить хотя бы основные принципы.

На первый взгляд все просто. Три строчки, первая — пять слогов, вторая — семь, третья — снова пять. После первой или второй строчки подразумевается пауза, так называемое «кирэ», так что каждое хайку можно разбить на две части: на пять и двенадцать или, наоборот, на двенадцать и пять слогов. И обязательно «киго» — сезонное слово. О нём ниже.

короткий отдых
ветер пахнет то сливой
то нарциссами


Владимир Паршин, Балаково, Россия[ii]

На практике современные русскоязычные хайдзины (авторы хайку), как правило, отступают от строгого соблюдения правила о количестве слогов. Объяснение этому простое: в русском слове слогов обычно больше, чем в слове японском, поэтому и уложиться в указанное количество слогов в русском хайку гораздо сложнее.

В результате теория была вынуждена подстроиться под сложившуюся практику. Да и потом, если бы мы строго соблюдали правило о количестве слогов, нам пришлось бы вывести за пределы жанра множество прекрасных текстов, делать чего категорически не хочется. Не все с этим согласны, и, конечно, находятся хайдзины, которые четко придерживаются обозначенного правила даже в хайку на русском языке, но сейчас это скорее исключение. В любом случае в хайку желательно не уходить от классического соотношения слишком далеко, а среднюю строку делать чуть длиннее, чем две другие.

Несмотря на небольшое количество строк, хайку имеет свои разновидности. И если взглянуть на него с этой точки зрения, то мы увидим, что все хайку делятся на два типа: «ториавасэ» и «итибуцу».

Те хайку, которые относят к «ториавасэ», построены по принципу сопоставления, когда одно явление сопоставляется с другим. При этом всегда подразумевается скрытое родство двух явлений, но оно не всегда очевидно. Более того, чем неочевиднее эта связь, чем дальше друг от друга отстоят явления, поставленные рядом, тем лучше будет хайку. 

ледок на лужах
бритые затылки
новобранцев


Лана Федотова, Калуга, Россия

Хотелось бы подчеркнуть, что, в отличие от европейской метафоры, в хайку два явления никогда не сравниваются напрямую. Они просто стоят рядом. Найти скрытое родство двух явлений это задача отчасти и читателя, которого может ожидать на этом пути подлинное озарение. Задача же хайдзина — подвести его к этому.

В хайку, которые относят к «итибуцу», читатель наблюдает за одним явлением в его целостности. В таких хайку мы не можем ничего сопоставить, поэтому внутреннюю красоту явления мы можем раскрыть, лишь пристально наблюдая за ним. Именно поэтому в «итибуцу» особо важную роль играет искусство детали — неочевидной и многозначной.

сельская церковь
в жестянке с драконом
свечные огарки

Елена Бушуева, Липецк, Россия

При всей своей важности вопрос формы в хайку всё же второстепенный. Гораздо большее значение имеет внутренне содержание, своего рода философия хайку.

Самое главное её положение, которое трудно понять и к которому трудно привыкнуть ценителям «обыкновенной» поэзии, состоит в том, что в традиционном хайку личность поэта как бы вычитается, остается за пределами хайку. Мы видим лишь внешний мир, который нарисовал хайдзин, и то — лишь одним-двумя штрихами.

Не обязательно при этом он описывает что-то красивое или поражающее воображение. Тут нас подстерегает вторая сложность: очень важное для поэзии хайкай понятие — «ваби», красота подлинного, но обыкновенного. Красота чашки из неокрашенной глины или льняного платья — все это ваби. Его не всегда удается сразу уловить людям с западным менталитетом, но постепенно всё же можно научиться видеть и эту красоту — красоту самых, казалось бы, непоэтичных вещей.

снег с дождём…
острый взгляд
бронзовой медсестры


Мария Порошина, Сегежа, Россия

К слову, одна из самых частых ошибок новичков — это стремление добавить в текст экзотики из числа стереотипов о той же Японии. Чужеродность и банальность «японских» мотивов сразу бросается в глаза, так что лучше всё-таки обратить внимание на те явления, которые присутствуют в нашей с вами повседневности.

Помимо повседневности в хайку очень важно показать неуловимость конкретного момента. Хайдзину вообще стоит научиться передавать ход времени. На остроте этого переживания основано ещё одно крайне важное понятие японской эстетики — «саби». Седина у пожилых людей, потускневшие краски картин, развалины старой крепости — всё это саби.

один в поле
всё ещё держится
сухой подсолнух

Иван Кротов, Гулькевичи, Россия

Кстати, именно для передачи ощущения текучести времени в хайку считается необходимым показать, в какое время года происходит действие. С этой целью в Японии придумали понятие киго. Киго — это природный символ того сезона, о котором написано хайку. Точнее, под сезоном имеется в виду даже не время года, а более узкие временные отрезки. Ранняя весна или поздняя осень имеют свои собственные киго. Так, например, в приведённом ниже хайку мы без дополнительных пояснений понимаем, что вокруг — лето.

стрекот кузнечиков
долго висит пыль
от проехавшей машины

Радион Хузин, Уфа, Россия

Киго — это почти обязательной элемент классического хайку. Дело в том, что хайку — это предельно лаконичный жанр, каждое слово в нём значит очень много, а киго позволяет заменить одним словом добрую половину описания пейзажа. Не говоря уже о том, что каждое киго влечет для знатока хайку ворох поэтических ассоциаций.

В Японии выпускают целые словари киго (сайдзики). В России климат слишком разнообразен, есть свои природные особенности в каждом регионе, не говоря уже о том, что хайку на русском языке пишут не только в России, поэтому такой словарь у нас вряд ли возможен. Так что остается надеяться на собственную наблюдательность к приметам каждого из сезонов, не забывая при этом, что традиционно любые цветы — это киго весны, дождь — киго осени и т.п. 

На сегодняшний момент теория хайку разработана необычайно подробно. В ней есть свои термины для самых тонких человеческих переживаний. Их наличие свидетельствует о стремлении авторов хайку отразить в трех строчках самые разные движения человеческой души.

К счастью, не всё в этом мире может быть осмыслено и названо по имени, слишком он непознаваем и загадочен. Но это сложное ощущение, ощущение таинственности и непознаваемости мира, также, разумеется, имеет своё название. Оно называется «югэн». И это — одно из важнейших понятий в хайку.

снежная дорога
долго, долго рядом следы
собаки и птицы

Polay, Москва, Россия

Мы коснулись лишь некоторых из важных для хайку понятий. На самом деле их гораздо больше. Все эти понятия — ваби, саби, югэн — выдают родство хайку с философией буддизма, что подтверждается и историей жанра. Но ведь не обязательно быть буддистом, чтобы попробовать научиться так видеть и так чувствовать. Для этого, кстати, необязательно писать хайку. Лаконизм хайку оставляет большие возможности и для читателя. По одному-двум штрихам, которые предоставил ему хайдзин, читатель должен воссоздать всю картину целиком, поэтому восприятие одного хайку разными читателями может быть очень разным. По сути, читатель сам становится соавтором хайку.

Впрочем, если вы не чувствуете в себе тягу к буддийской эстетике, в этом тоже ничего страшного нет. Всё, что я написал выше — относится лишь к так называемому классическому хайку, написанному в традициях поэтов классического периода, хотя и тогда они являлись скорее рекомендациями, а не абсолютными правилами. Сегодня традиционные хайку и вовсе составляют хоть и важную, но далеко не единственную разновидность жанра.

Не так давно появилось понятие современного хайку. Под ним подразумеваются не просто хайку, которые были написаны в наши дни, а именно современные хайку как определенный поджанр. В нём-то как раз вполне допустима и метафора, и прямое суждение, да и личность автора стала проявлять себя гораздо выразительнее, чем в хайку традиционных. Современные хайку говорят на современные темы: о любви и о работе, о родителях и о детях, о взрослении и о старении. А наряду с природными явлениями в них отчетливо присутствуют, например, реалии современного мегаполиса. Читатель современных хайку с радостью, горечью, а то и с тайным смущением узнает в них себя.

свет луны
из-под дочкиной двери
сквозняк

Алла Устинова, Москва, Россия

Практически второе рождение переживает сегодня жанр «сэнрю», который обычно принято обозначать как юмористическое хайку. С той оговоркой, что юмор сэнрю далек от юмора анекдотов. Его юмор, пожалуй, столь же неуловим, как красота хайку традиционного. Это даже не смех, а скорее, легкая улыбка, которую позволяет себе хайдзин, глядя на окружающее пространство.

детский рисунок
мама страшно
красивая


Николай Гранкин, Краснодар, Россия


Одним словом, в хайку сейчас позволено практически все. При условии искренности и остроты восприятия мира.

Хайку меняется. Как меняется вселенная, в котором оно существует. Хайку сейчас пишут тысячи людей во многих странах: на ходу, в метро или за обедом. Для создания хайку уже не нужно кисти, баночки с тушью и рисовой бумаги — достаточно мобильного телефона. При всей своей экзотичности поэзия хайкай оказалась идеально приспособлена к ритмам современного мира — и столь же идеально способна отображать его. Попробуйте! Может быть, она идеально подойдет и для Вас.

 

[i] Пер. В.Н. Марковой
[ii] Все процитированные хайку взяты со странички Двенадцатого международного конкурса хайку на сайте http://haikai.ru/ и вошли в число его призеров и дипломантов. Призёры и дипломанты Двенадцатого международного конкурса хайку — HAIKAI.RU

Редактор Евгения Джен Баранова – поэт. Родилась в 1987 году. Публиковалась в «Дружбе народов», «Новом Береге», «Интерпоэзии», Prosodia, «Крещатике», Homo Legens, «Юности», «Кольце А», «Зинзивере», «Сибирских огнях», «Москве», «Плавучем мосте», «Дальнем Востоке», «Детях Ра», «Лиterraтуре», «Южном сиянии», «Независимой газете», «Литературной газете» и др. Лауреат премии журнала «Зинзивер» (2017); лауреат премии имени Астафьева (2018); лауреат премии журнала «Дружба народов» (2019); лауреат премии СНГ «Содружество дебютов» (2020). Финалист премии «Лицей» (2019), обладатель спецприза журнала «Юность» (2019). Участник арт-группы #белкавкедах. Автор четырех поэтических книг, в том числе сборников «Рыбное место» (СПб.: «Алетейя», 2017) и «Хвойная музыка» (М.: «Водолей», 2019). Стихи переведены на английский, греческий и украинский языки.