Стихи для старшеклассников — явление редкое. Стихи Алины Пожарской — тем более. Они не вписываются в привычные форматы «детской литературы», не делают скидок на «нежный» возраст и разговаривают с читателем на равных, прямо и честно. Органично сочетая подростковый стёб со взрослой глубиной, а ломаную ритмику и неприглаженную лексику — с отсылками к школьной программе по литературе. Я видел, как одиннадцатиклассники слушали некоторые из этих стихов в исполнении автора. Слушали с удивлением (оказывается, можно и так?) и ненасытностью (было видно по глазам: такие стихи им нужны, им их давно не хватает).

Алексей Зайцев

 

Алина Пожарская — писатель, поэт, переводчик. Лингвист по образованию, живёт в Москве. Участница форумов и фестивалей в Москве, Тарусе, Ульяновске, Иркутске и Сочи. Публиковалась в журналах «Мурзилка», «Дальний Восток», «Чердобряк», «Байкал» и других. Автор книги «Другие вольеры» (выйдет в издательстве КомпасГид предположительно в 2021 году). В тайном ордене детских писателей «Мыхухоль» — зелёный кардинал (что бы это ни значило).

 


Алина Пожарская // Песенки в белой роще

 

Дворники

Юле Линде

Похолодало. Кончилось лето,
похолодели руки у мамы резко.
В лоб из фейсбука летит повестка
от родительского комитета.

«Значит так, мамаши-папаши.
Раз вы на карандашные
подставки по две с половиной тыщи
не сдаёте,
мы вам даём задание.
Задание для детей-идиотов
и вас, высоколобые нищие
неприкаянные.

Собрать гербарий.

С каждого штук по триста листьев,
каждый прогладить по обе стороны.
И тогда, может, ваших дебилов не отчислят
за то,
что позорятся в одной школе
с мажорами».

И покорились родители детей-изгоев,
интеллигенция и нищеброды,
и покорились, и вышли на дороженьку асфальтованную.
И не было скучно им:
кряхтя, нагибались они не за листьями,
а за Пушкиным,
Гойей
и каким-то там ещё поэтом — чуть-чуть с нищебродами зарифмовывается.

Готово. Гербарий собран,
спасены дети-отбросы общества.
Полночи мамаши листья утюжили
вместо рубашки для учёного мужа.
Круги под глазами, Персен…
Листья отправились в школу со всеми почестями.

А дворники во дворе,
почти как родители
(а кто-то из их числа!),
неприкаянно-интеллигентные,
банки, бычки, ошмётки газетные
с дороженьки асфальтованной вывезли.
Вывезли —
и увязли
в экзистенциальном кризисе.

Не было листьев. Ни одного.

…Уходят, уходят дворники.
Вслед за летом
уходят в ночь и в личностный кризис.
И сидят, и смеются где-то
в ворохе краденых листьев
мажорные
чёрные
во́роны.


***
Раньше я была рыцарь ордена грязной лиги,
а сейчас открыла в контакте аудиокниги.
Раньше я была знатная разгильдяйка,
а сейчас я стала образцовая в дому хозяйка.

Там по всяким делам башку ломает Болконский,
тут я сгребаю хлам — кухонный и балконский.
Там с бакенбардами врач предлагает всё уничтожить,
тут выметаю срач, ну чтобы до основания тоже.
Там Вера Пална, бывшая Лопухова, стала Кирсанова,
тут я старые плинтуса дубовые крашу заново.
Там старуху пришил топором кто-то больно храбрый,
тут я энтропии разгром делаю адской шваброй.
Там Ставрогин и Лиза придвинулись к самому краю,
тут я высунулась до карниза и валиком драю, драю.
Там — эй, не рубите сада, земли дачникам хватит, придурки!
Тут я прикидываю, чего надо: бульдозер, клей, штукатурки.

Раньше гуляла и пела я песенки в белой роще,
а сейчас роща белая просит лицо попроще.
Я забросила дом, я расхерачила комп, я забила…
Раньше — не всё ли равно,
что было,
то было,
то было.


***
Со мною случилось позорище:
Я сделал карточку в вуз.
Я правда такое уродище?
Я правда ходячий конфуз?

Я помесь хорька с терминатором?
Дарт Вейдера ужас ночной?
Достанет ли экзаменаторам
Силы общаться со мной?

Потом будет Нобеля премия,
И карточка — в топе гуглА.
И страха придёт эпидемия,
И землю накроет мгла…

Спасти можно цивилизацию
Ценою своей головы.
Всё.
Карточка в канализации.
Не быть мне студентом!
Увы…


***
Это не Гагарина призрак и даже Армстронга не.
Это парень с Еката изолировался на луне.
Голый по пояс, газетная шляпа сползла на лоб.
Машет: он хоть и затворник, но не мизантроп.

Его даже в раздолбанный телескоп видно сразу.
Клеит обои: чёрные на белую базу.
Сверху на стену — ковёр, стержень интерьера.
У него тут своя разрежённая атмосфера.

А где-то там, далеко, Химмаш и улица Инженерная.
В доме светло, фуражка висит на стуле, немного нервная.
Где-то там, далеко, сквер, Ельцин-центр, Исеть.
Фуражка нервная. Сколько ещё висеть?

Я вернусь, милая, как только поклею обои на стену.
Я вернусь, милая, и сразу тебя надену.
И будет патруль, как мы любим, в котором никого не сгребут.
А пока — прости.
Пока я нужнее тут.

Лене Мамонтовой. 14 апреля 2020 г.


***
Аня пишет в ночи преподу биологии.
— Тимур Адылевич, я передумала стать врачом.
Нет, вы учитель от бога,
и вы ни при чём.
Просто другие у меня теперь ценности.
Не бабское это дело —
крест кровавый нести.
Я стану моделью,
вот где мой крест, мой флаг, мой бич.
Перегорела я, Тимур Адылевич.

Ответ пришёл в шесть утра:
— В смысле?!

— В прямом.
Я не хочу окружать себя колбами
и прочим дерьмом.
Пора
на подиум, а потом
стану женой олигарха.
Отсужу детей, квартиру и выгоню нахер.
Жить буду на алименты, а годам к сорока
выйду за дряхлого старика.
Откинется через пару лет — мне наследство.
Ну и два сына будут меня содержать…
под конец-то.

Тимур Адылевич снял очки.
Перед глазами его безочковыми
вся жизнь пронеслась и распалась на атомы.
Всё то,
ради чего он жвачки
клеил на парты совковые,
ради чего крыл белый свет чёрным матом —
единственный смысл
видел он в гениальной девятикласснице,
той, что могла спасти человечество,
той, что готовил он в Первый мед.
Руки трясутся.

— Ань, ты серьёзно?
— Нет.

Алексей Зайцев
Редактор Алексей Зайцев — поэт и сказочник. Родился в 1988 г. в Московской области, в г. Куровское. Живёт в Подмосковье. Пишет с детства. Многократный участник Международных Форумов и семинаров молодых писателей России, стран СНГ и зарубежья. Победитель, а также обладатель приза зрительских симпатий фестиваля Филатов Фест (2017). Публикации: в журналах «Звёздочка наша» (Барнаул), «Простокваша» (Волгоград), «Жирафовый свет» (Ногинск), «Развивалки» (Новосибирск), «Чердобряк» (Пенза), «Костёр» (Санкт-Петербург), «Белый мамонт» и «Электронные пампасы». Участник тайного ордена детских писателей «Мыхухоль».