Антология «Уйти. Остаться. Жить». Том 1

Уйти. Остаться. Жить. Антология литературных чтений «Они ушли. Они остались» (2012–2016). М.: ЛитГОСТ, 2016

Скачать антологию «Уйти. Остаться. Жить». Том 1

Выход антологии «Уйти. Остаться. Жить» вновь открывает все вопросы, связанные с роковой и по-прежнему малоизвестной нам тайной исчезновения человека «с поверхности земли». Это тем более так, что многие авторы антологии не добрались и до 30 и слишком многие прервали жизнь добровольно. Словно бы они бессознательно исповедовали философию Гартмана, провозвещавшего центральную молитву «религии будущего»: «Избави нас от бытия!» И, читая тексты антологии, две трети из которых – очень высокого поэтического качества, невольно мучаешься раздумьем, о чём говорить в первую очередь – о феномене раннего ухода или собственно о стихах. Поскольку о стихах и поэтах уже высказались – и ещё выскажутся – многие, остановимся на первом пункте. Ибо человек, возможно, начинается с осознания смертности – своей и других.

Марина Кудимова, из рецензии в журнале “Лиterraтура”

Впрочем, книга ничуть не похожа на братскую могилу. Эти записки, развернутые мемории, пожалуй, обладают большой витальностью. В первую очередь потому, что живые в ней демонстрируют волю к памяти, отрицают забывчивость, проявляют желание понять и принять. Они исследуют сопряжение судьбы и таланта, а также возможность предопределения: почему случилось так, а не иначе? И почти всякая интерпретация в данном случае будет уместна.
К читательскому счастью, эссеисты не вязнут в сослагательном наклонении. Также они не склонны раздавать авансов, трубить о гениальности. И вправду, кто нам дал право рассуждать о поэзии в сослагательном наклонении? Лучше посмотреться в мертвых как в зеркало.

Светлана Михеева, из рецензии в журнале “Интерпоэзия”


…книга страшная, трагическая. Что ни имя, то рана. Книга утрат, книга возможностей, которые часто едва только начали сбываться — и теперь не сбудутся уже никогда, карта непрой-денных путей русской литературы. Это — даже не книга-память, но книга-воспоминание. О каждом из ее героев еще невозможно говорить отвлеченно (разве только тем, кто их не знал, но такие случаи в книге единичны). Они — даже умершие четверть века назад — еще, по существу, живые. Они — наши современники, ровесники и сопластники многих из нас, соучастники нашего опыта. Поэтому от их смерти больно, даже если мы не знали их лично.

Ольга Гертман, из рецензии в журнале “Дружба народов”

Термин «антология» слишком сух, чтобы рассказать о книге стихов российских поэтов, ушедших из жизни за последние тридцать лет. Поэты умирают вовремя и не вовремя, как все люди на этой земле. Ужас поэтического сборника, вобравшего в себя более 30 поэтов, в молодом возрасте ушедших, а значит в огромном нереализованном потенциале, который в своем воплощенном состоянии был бы альтернативой вездесущей эстетике «охотников за резюме» и явному перекосу в сторону приоритета материальных ценностей, который сегодня существует в нашей стране. Второй фактор, пронизывающей до мурашек, состоит в том, что если вы не возьмете в руки эту книгу, то вы просто не узнаете, о том, что 30 поэтов жили и создавали прекрасные строки и рифмы. Вдумайтесь, они были нашими современниками. Жили на соседних улицах и ходили в те же магазины за едой.

Олег Жданов, из отзыва в газете “Комсомольская правда”


«Они ушли. Они остались» — цикл литературных вечеров, задуманный поэтом и литературтрегером Борисом Кутенковым и Ириной Медведевой — матерью погибшего в 1999 году поэта Ильи Тюрина (в его честь Медведева основала «Илья-премию», заметную в 2000-е годы институцию). Составители антологии движимы благородным порывом — не позволить предать забвению поэтов, которые умерли молодыми (до сорока лет), не только собрать их тексты, но и осмыслить их место в поэзии. Здесь можно встретить и хорошо знакомые читателям русской поэзии имена (Анна Горенко, Денис Новиков, Алексей Колчев, Андрей Туркин, Евгений Хорват, Руслан Элинин), так и тех авторов, которые не успели увидеть признания при жизни. Собрание это, конечно, неровное: если в стихах тех, кто ушел в более молодом возрасте, слышно скорее обещание чего-то выдающегося, то среди тех, кто пережил третий десяток, есть поэты по-настоящему значительные — например, Хорват, Колчев, Василий Кондратьев (отдельное издание его стихов только что вышло в «Порядке слов»). Стоит отметить еще один момент: неясно, то ли составители сознательно выбирают те стихи, которые настойчиво говорят о смерти, будто предсказывают ее, — то ли действительно мы имеем дело с силой предчувствия. Так или иначе, антология заслуживает пристального внимания.

Лев Оборин, из рецензии в сетевом издании “Горький”

Евгения Джен Баранова
Редактор Евгения Джен Баранова – поэт. Родилась в 1987 году в Херсоне. Публиковалась в журналах «Дружба народов», «Интерпоэзия», «Prosodia», «Крещатик», «Homo Legens», «Юность», «Кольцо А», «Зинзивер», «Сибирские огни», «Москва», «Плавучий мост», «Дальний Восток», «Дети Ра», «Лиterraтура», «Южное сияние» и других. Лауреат премии журнала «Зинзивер» за 2016 год; лауреат премии имени Астафьева (2018); лауреат премии журнала «Дружба народов» за 2018 год. Финалист премии «Лицей» (2019), обладатель спецприза журнала «Юность» (2019). Участник арт-группы #белкавкедах. Автор четырех поэтических книг, в том числе сборников «Рыбное место» (СПб.: «Алетейя», 2017) и «Хвойная музыка» (М.: «Водолей», 2019). Стихи переведены на английский, греческий и украинский языки. Сооснователь литературного журнала «Формаслов».