У поэтики Антона Васецкого есть устоявшаяся интонация, которую я бы назвала «бытовой меланхолией». Его герой (что в последней книге, что в новых стихах) — это житель мегаполиса, которому всегда чего-то не хватает. Какого-то большого движения души и сподвигающих к этому обстоятельств. Не важно, дома ли, на турецких ли берегах, — его отвлекает назойливая муха сомнения: имею ли я значение? Имеет ли вообще значение все то, что меня окружает? «Я ничего не делал./ Я просто мимо бегал», — твердит он. Интересно, что в иронической строке «Судьба несправедлива», как бы высмеивающей самое себя, чувствуется, что судьба у лирического героя не то, чтоб самая несчастная, а через меланхолию он подступается к какому-то более значительному, но пока не проявленному внутреннему конфликту. 
Анна Маркина
 
Антон Васецкий родился в Екатеринбурге в 1983 году. Окончил факультет журналистики Уральского университета. Публиковался в журналах «Урал», «Волга», «Дружба народов», «Октябрь» и других. Автор двух книг стихов. Живет в Москве.

 


Антон Васецкий // Я ничего не делал

***

Даже если повезет с погодой,
температурой моря,
пляжем,
территорией отеля,
номером,
кухней,
напитками
и качеством сигнала wi-fi,
все равно найдется
назойливая муха,
которая будет мучить
твою лодыжку.

Интересно,
почему не бабочка?

***

И не подуть, когда кровит,
и не зажать. Душа — не палец.
Точи кремень, неандерталец,
тебе поставлено на вид.

Ни свет, ни темень, ни фрагмент
импровизированной флейты
не проясняют, кто ты, чей ты,
что будет в следующий момент.

Пока не залило дождем
и по земле играют тени,
учись терпенью у растений.
Кто отчужден — освобожден.

Перерожден, и прочь его
со всеми этими руками,
навечно впаянными в камень,
неясно кем и для чего.

***

Молодой мусорщик
из далекой азиатской страны
знает жителей российской столицы
лучше, чем они сами.

Говори он по-русски,
легко мог бы стать маркетологом
или политиком.

А так остается со смехом
рассказывать землякам,
что местные едят и пьют,
какие игрушки покупают своим детям,
сколько хорошей одежды считают немодной.

***

Нечеткий снимок,
который ты оставляешь
как что-то среднее
между необязательным Nota bene
и игривым «Аринбард был тут»,
уже совсем скоро станет
единственным свидетельством
в пользу безнадежно устаревшей
и нежизнеспособной версии
подлинного тебя.

***

Я ничего не делал.
Я просто мимо бегал.

Не знаю, как совпало,
что ваза вдруг упала.

Сама собой свалилась,
под кресло закатилась.

Теперь ни груш, ни сливы.
Судьба несправедлива.

***

Цветок,
свежий плод гуавы,
коктейль,
мороженое,
татуаж хной,
папирус,
фото на фоне моря,
катание на верблюде
и моторной лодке с парашютом,
купание в банях,
спа-процедуры,
массаж всего тела —
обычный и турецкий, —
поход в ночной клуб,
настоящий арабский кальян,
местный алкоголь,
легкие наркотические вещества,
гостеприимство,
дружбу
и даже любовь.
Мухаммед не жмот
и организует все,
что приносит счастье
хотя бы на десять минут.
— Почему грустишь? —
удивляется он,
пытаясь вызвать улыбку.
Как ответить ему,
поймет ли он,
да и что сказать иноверцу,
если только тупая боль
и осталась у заблудшей
русской души.

Анна Маркина
Редактор Анна Маркина. Стихи, проза и критика публиковались в толстых журналах и периодике (в «Дружбе Народов», «Волге», «Звезде», «Новом журнале», Prosodia, «Интерпоэзии», «Новом Береге» и др.). Автор трех книг стихов «Кисточка из пони», «Осветление», «Мышеловка, повести для детей «На кончике хвоста» и романа «Кукольня». Лауреат премии «Восхождение» «Русского ПЕН-Центра», финалист премий им. Катаева, Левитова, «Болдинская осень», Григорьевской премии, Волошинского конкурса и др. Главный редактор литературного проекта «Формаслов».