Лирика Владимира Коркина чиста, беспримесна. Автор говорит с читателем с позиции классической просодии, откровенно, открыто, как с близким другом — не такое частое явление в современной поэзии, периодически склоняющейся то в сторону филологически выверенной рефлексии, то в сторону постмодернистской эстетики. Стихотворения насыщены узнаваемыми деталями, приметами исконно-русской жизни — гречка в чугунке, кошка на полатях, запах чердачной пыли, «электрических лампочек тусклый накал», лавка у крылечка… И Офелия, и даже «бродяга Вийон», поэт-бунтарь французского Средневековья, здесь становятся очень «нашими», как все, попадающее в поле притяжения поэтического пространства Владимира Коркина.
Яна-Мария Курмангалина

 

Владимир Коркин, поэт. Родился в 1954 году. В 1977-м окончил Ярославский университет, получив профессию психолога. Стихи начал писать лет с 14. Первые публикации были в конце 80-х годов ХХ века в газете «Провинциальный пошехонец». Подборки стихов публиковались в журналах США, Бельгии, Германии, Молдовы, Казахстана, Белоруссии и в ряде отечественных, как периодических, так и сетевых электронных изданий. В 2007 году выпустил книгу «Бессонница памяти».

 


Владимир Коркин // Меж двух ударов сердца

 

Владимир Коркин // Формаслов
Владимир Коркин // Формаслов

***

Ну что, мой собеседник вечный?
С божницы капают века,
А в доме вкусно пахнет гречей
Из старенького чугунка,
И детство где-то за окошком
Галдит десятком голосков,
И дремлет на полатях кошка,
И нет пока ещё весов,
Где взвешивают скрупулёзно
Груз прожитых тобой страстей…

А здесь ночами небо звёздно,
И день длиннее жизни всей.

 

Я любил электричество

Я любил электричество, гроз фиолет,
Запах пыли чердачной от старых газет,
Где покоилась с миром эпоха.
И дышалось озоном, и дождик стучал,
И казалось, что жизнь состоит из начал,
Из мгновений — от вдоха до вдоха.
Перевёрнутый мир за оконным стеклом
Оставался недвижим, а время текло
Через дыры, прорехи и щели.
Я к сверканию молний и грому привык,
И пытался учить тарабарский язык,
В ожидании зимних метелей…

Колыбельную тихо играла свирель,
Ты для кошки на пальцах плела колыбель
Из обычных катушечных ниток.
Как Офелия, в белом, бледна и грустна,
Ты ко мне приходила из прошлого сна,
Только сон был печален и зыбок.
Тарабарский язык, ночь, и всполохи гроз,
Образ твой уходящий, да зелень берёз, —
По зиме это всё запорошит.
Электрических лампочек тусклый накал
Мне напомнит, что я тебя тщетно искал
Много лет в исчезающем прошлом…

 

***

Здравствуй, свет мой несусветный,
Что с тобой случилось вновь?
Ты всё так же беззаветно
Веришь в чистую любовь?
Веришь в то, что будет лучше?
Веришь там, где веры нет?
Веришь в рай, и веришь в кущи?
Веришь в добрый белый свет?
Несусветный мой, невинный,
Синие озёра глаз,
Мы с тобой всегда наивны
И обмануты не раз.
Пусть смеются, пусть судачат,
Несусветный светлый мой,
Мы с тобою не заплачем,
Не сломаемся с тобой,
Потому что в этой жизни
Мы старались жить любя,
И с рождения до тризны
Не терять самих себя.

 

Вийону

Всё опять наизнанку, все истины молью побиты,
Этот мир так прекрасен, так грязен, и вовсе не нов,
Пролетают века, только звёзд неизменны орбиты,
И стихи, как вино, гонят кровь молодых школяров.
Ни о чём не жалей. Море медленно дышит волнами,
Здесь уютно, здесь сон только в руку и очень глубок.
Ну, подумаешь, бездна времён пролегла между нами,
И звезда в небе гаснет, как гаснет в степи огонёк.
Вот дела, Франсуа: времена и коней не меняют,
Мы с тобою однажды от жажды умрём над ручьём,
А слова над землёю, как вольные птахи порхают…

Прочитай мне балладу, лукавый бродяга Вийон.

 

Тенёта

Я с тобою прощаюсь
Без грехов и оков, —
Словно в сон погружаюсь
В серый мир пауков,

В геометрию плоских
И безликих картин,
Где потухшие росы, —
В серебре паутин.

Ни тоски, ни печали
Не делить пополам.
Где-то, в самом начале,
Сгинул птичий бедлам,

Только память канючит,
Вспоминая полёт…
В этом мире паучьем
Синева не живёт.

Всюду — смутные тени.
Словно тлеющий мох,
Тонкий дым привидений
Без имён и эпох.

Ни уснуть, ни проснуться,
Ни взлететь, ни уплыть,
Ни в колени уткнуться,
Ни тебя не забыть, —

Слишком зыбки все вето,
Память — словно слюда…

Мне и в этих тенётах
Без тебя — никуда.

 

***

Пока звенит струной
Июльский теплый вечер,
Ты посиди со мной
На лавке у крылечка,
Ты посмотри со мной,
Как тает день за рощей,
Как скроет темнотой
Былое. Значит, проще
Всё — с нового листа
Меж двух ударов сердца —
И снова жизнь чиста,
Но никуда не деться
От этих странных снов,
Что снятся нам с тобою,
Переплетений слов,
Нашёптанных судьбою,
Где смысл не угадать,
Но утром остаётся
Грустинкой благодать,
Как свет звезды в колодце…

 

Яна-Мария Курмангалина
Редактор Яна-Мария Курмангалина – поэт, прозаик. Родилась в 1979 году в Башкирии. Детство прошло в Западной Сибири, юность – в Краснодарском крае и Ростове-на-Дону. Окончила Литературный институт им. А.М. Горького (семинар В.А. Кострова) и получила кинодраматургическое образование во ВГИКе им. С.А. Герасимова (мастерская А.Я. Инина). Автор пяти книг, в т.ч. сборника стихов «Спит Вероника» (Стеклограф, 2019). Стихи, статьи и переводы публиковались в российской и зарубежной периодике, в том числе в журналах: «Новый берег», «Гвидеон», «Дружба народов», «Prosodia», «Интерпоэзия», «Октябрь», «Эмигрантская лира», «Гостиная», «Этажи», «Байкал» и др. Участник программы содружества стран в области литературы «Минская инициатива», участник студии сравнительного перевода «Шкереберть» журнала «Дружба народов». Дипломант Волошинского конкурса (2015), призер поэтического конкурса «Заблудившийся трамвай», фестиваля «Петербургские мосты» (2018), победитель конкурса «Эмигрантская лира» (2018) и т. д. Заместитель главного редактора журнала «Эмигрантская лира».