Ольга Орлова

.

Ольга Орлова // Формаслов
Ольга Орлова // Формаслов

Ольга Орлова родилась в Москве в 1970 году. Окончила Московский Государственный институт культуры, библиотечный факультет. Автор двух книг для детей: «Где живут книги. Библиотечные сказки» (издательство «Антология») и «Подводные города» (издательство «Настя и Никита»). В 2020 году стала победителем конкурса короткого произведения для детей в издательстве «Настя и Никита». В 2021 году — лауреатом премии губернатора Тверской области I степени в номинации «За произведения для детей и юношества». Печатаюсь в журнале «Вверх тормашками». Живет в Весьегонске (Тверская область), работает заведующей детской библиотекой.

 

Медвежонок и Подснежник

— Апчхи! — коричневый лохматый зверь стоял, покачиваясь на четырех лапах, и принюхивался к запаху мокрого снега и земли.
— Привет! — раздался тонкий голосок совсем рядом. 
— Ой, а ты где? Ты кто? — от неожиданности зверь плюхнулся прямо в лужу и закрутил большой головой.
— Я подснежник, —то ли проговорил, то ли пропел нежный цветок на тонкой ножке.
— Под-снеж-ник, — протянул зверь, будто пробуя слово на вкус. — А ты случайно не съедобный? А то я проголодался.

Он потянулся к цветку черным влажным носом, облизнулся, но тут же смутился и закрыл передними лапами блестящие глазки. 

Подснежник, совсем недавно выбравшийся из-под снега, рассмеялся. Его заливистый смех, похожий на звон колокольчика, разнесся далеко по весенней полянке. Эхо подхватило смех и понесло по всему лесу. Звери начали выбираться из норок после зимней спячки.
— Весна пришла, весна! — слышалось со всех сторон.
— Прости меня. Я медвежонок. Мы с мамой только что выбрались из берлоги. Она куда-то ушла, а я здесь еще никого не знаю. А ты такой снежный, то есть белоснежный. 

Медвежонок принюхался:
— И пахнешь сладко… Прямо как мамино молоко. 
— Вряд ли я понравлюсь тебе на вкус, — ответил, улыбнувшись, подснежник. — Хоть я и сладко пахну, но мои листья горьковаты. Ведь я родственник луковичных трав. А лук знаешь какой горький, многие от него даже плачут.
— Плачут? — растерялся медвежонок. — Я не хочу плакать. И горькое не люблю. Чем же мне подкрепиться?
— Вон там, под деревом, есть корешки. Попробуй их, — подсказал подснежник.

Медвежонок подошел вразвалочку к ветвистому, еще не ожившему после зимы дереву и скребанул по земле пятью длинными когтями. Средний коготь зацепил один корешок. Медвежонок потянул его и оторвал.
— Пахнет вкусно, — сказал он и тут же отправил корешок в пасть.
— Это растение так и называется— медвежья дудка, — объяснил подснежник.
— Дудка? Это что такое? — причмокнул медвежонок.
— Ой, извини! Я забыл, что ты еще ничего не знаешь.

И цветок залился радостным и нежным смехом.
— Ешь-ешь, маленький, тебе расти надо. Так называют это растение люди. Летом, когда оно вырастет, стебель станет сильным и круглым. Говорят, что тогда вы, медведи, делаете из него дудочку и играете, то есть дудите.
— Ммм, — медвежонок доел корешок. — Сколько интересных слов ты знаешь: лето, люди. 
— И ты все скоро узнаешь.
— И на дудочке научусь играть? 
— Конечно, научишься!

Медвежонок дожевал корешок и покосился на подснежник:
— А ты что ешь? Ты же намного меньше меня. Ты тоже вырастешь большим, как дудка?
— Нет, я такой и останусь. Я цветок. И моя еда — это вода.
— Просто вода? — удивился медвежонок и шлепнул лапой по луже. Брызги разлетелись в стороны.
— Ага. Век мой короткий. Когда сойдет снег и вокруг распустятся другие цветы, я отцвету.
— Как же так? — вздохнул медвежонок. — Я буду расти без тебя? Ты же мой первый друг, которого я встретил. Ты знаешь столько удивительных историй.
— Так устроена жизнь. Но ты не расстраивайся, следующей весной мы снова встретимся, как только начнет таять снег. Меня и подснежником назвали, потому что я появляюсь одним из первых цветов на земле после зимы.
— Под-снеж-ник, — протянул лохматый медвежонок. — Я не забуду тебя.
— Смотри, вон там виднеются толстые и ветвистые корни морковника. Они тебе тоже понравятся. Иди попробуй, — и подснежник кивнул в другую сторону нежной головкой.
Медвежонок поковылял на четырех лапах и нашел под кочкой вкусные пряные корешки. 
— Мням-мням, — причмокивал он.
— Мишутка, мишутка! Ты где? — раздался голос издалека. 

Послышались тяжелые шаги, и на поляну вышла большая медведица. Она ступала, стараясь выбирать места посуше и обходя большие лужи. Солнце припекало все сильнее, снег таял на глазах.
— Стой, мама, стой! — вдруг закричал медвежонок, и медведица застыла с поднятой лапой.
Медвежонок кинул корешки и побежал к ней навстречу.
— Смотри, — произнес он.
Прямо под лапой медведицы оказался нежный цветок.
— Ой! Как ты меня напугал, — прорычала медведица. — Это всего лишь цветок.
— Это не просто цветок. Это мой друг, мама, — серьезно сказал медвежонок.
— Друг?
Медведица наклонилась и вдохнула нежный аромат. 
— Ап-чхи! — раздалось на весь лес.

Медвежонок и подснежник дружно рассмеялись. 
С тех пор все медведи в лесу стараются ходить осторожно, чтобы не наступить на первые цветы — вестники весны.

 

Маргарита Грибкова

.

Маргарита Грибкова // Формаслов
Маргарита Грибкова // Формаслов

Маргарита Грибкова родилась в 1978 г. в Сибири, в городе Братске. В 2006 г. окончила лечебный факультет Ярославской государственной медицинской академии, ныне — ЯГМУ, работает по специальности. Лауреат литературного конкурса «Вся Королевская Рать» (2013). Член союза писателей «Новый современник». Публикуется впервые. Живет в Кинешме (Ивановская область)

 

Почему погода бывает безветренной

В тот вечер Федя с мамой возвращались с прогулки в свой дачный домик. Закатное солнце, облизывая горизонт розовым языком, прощалось с землей до утра. Становилось прохладно. Федя застегнул куртку на все пуговицы и сунул озябшие руки в карманы. С обеих сторон от тропинки, по которой шли Федя с мамой, росла высокая трава. Если бы Федя захотел спрятаться, ему нужно было бы просто шагнуть в сторону и присесть.
— Ветер гуляет, расчесывает воздушным гребнем травинки, волосы Земли, — сказала вдруг мама и остановилась. — Слышишь? 
— Гуляет? — удивился Федя и тоже остановился. Прислушался.
— Нагуливает аппетит, чтобы потом полететь в Англию на завтрак.
Мама загадочно улыбнулась и уже собралась продолжить путь, но Федя преградил ей дорогу, широко расставив ноги и раскинув в стороны руки.
— И что будет, когда он прилетит туда, в Англию?
— Овсянка, сэ –э –э-р, — скажет ему седой дворецкий без улыбки и с очень важным видом поставит на стол огромную тарелку с липким островком каши в центре.
— Благодарю Вас, сэ-э-э-р! — кивнет Ветер и расправится с овсянкой за пару минут.
— Яичница и бекон с хрустящей корочкой, сэ-э-э-эр? — убирая опустевшую тарелку, спросит дворецкий и стряхнет со стола невидимые крошки.
— Если Вас не затруднит, сэ-э-э-р! — живо откликнется Ветер.
— Нисколько, сэ-э-э-р! — ответит дворецкий.
Аппетитно хрустя корочкой жирного бекона, Ветер мечтательно закатит глаза и подумает о белой фасоли с томатом и воздушных пончиках, посыпанных сахарной пудрой.
— Можно подавать пончики, сэ-э-э-р? — словно прочитав его мысли, спросит проницательный дворецкий и с гордостью приподнимет серебряную крышку, под которой на серебряной тарелке дремлют аппетитные пончики под белоснежным одеялом из сахарной пудры.
— О да, с-э-э-э-р !!! И фасоль, пожалуйста! — сглотнув слюну, воскликнет Ветер и съест сначала фасоль, а потом все пончики, одобрительно хмыкая и зажмуриваясь от удовольствия.
А когда последний пончик исчезнет с тарелки, Ветер громко икнет и стыдливо прикроет рот ладонью.
— Чай с молоком, сэ-э-э-р? — спросит воспитанный дворецкий, делая вид, что ничего не слышал.
Ветер только кивнет в знак согласия, затаив на минуту дыхание, чтобы справиться с икотой.
А после обильного завтрака он тихо прошуршит по застланной ковром лестнице в спальню для гостей и крепко-крепко уснет. И все время, пока он спит, в новостях будут сообщать о безветренной погоде.
С последними словами мама наклонилась и слегка надавила на кончик Фединого носа указательным пальцем.
— Дзинь! Разрешите пройти, сэ-э-э-р!
— А почему Англия, мам? — спросил Федя, снова пряча руки в карманы,
— Почему бы ему не залететь на блинчики к бабушке? Блины по-русски ничуть не хуже английских пончиков!
— Спроси у него сам! — улыбнулась мама и пошла дальше.
Скоро послышался скрип отворяемой калитки, и мамины шаги стихли где-то в глубине двора.
Федя еще немного постоял в окружении высоких трав, слушая как ветер нагуливает аппетит, а когда уходил, шепнул ему адрес своей бабушки. На всякий случай!

 

Татьяна Панова

.

Татьяна Панова // Формаслов
Татьяна Панова // Формаслов

Татьяна Панова родилась в 1981 году в Красноярске. Окончила Красноярский Государственный Технический Университет по специальности социальный психолог-информатик. Работала журналистом, психологом. Прошла обучение в мастерской у детского писателя Анны Никольской (2022). Публиковалась в журнале «Вверх тормашками», в сборнике «Старые новые сказки», в сборнике «Радости моего детства» (издательство «Сибирская Благозвонница», 2021).

 

Золотое облако

Сема стоял возле окна и разглядывал улицу. Несмотря на ранний час, по асфальтовым дорожкам куда-то бежали люди, носились и громко лаяли собаки, а старичок в зимнем пальто кормил голубей. 
Над соседним домом застыли два серых облака. Они напомнили Семе подушки из бабушкиного дома. Бабушка всегда говорила, что чем толще подушка, тем она сытнее, а от этого и сны вкуснее. 
Сема не понимал, что это значит. У него всегда были яркие и веселые сны. 
Вскоре Семе наскучило изучать улицу. Он уже хотел пойти порисовать, когда заметил странное золотистое облако. Оно пряталось за соснами в парке, а теперь выплыло и показалось людям. Облако постоянно меняло форму. Сначала походило на гигантского кота, потом превратилась в толстого тюленя, а следом обернулось огромной птицей. Птицу эту тормошил ветер, и она то и дело теряла перья, похожие на осенние листья. 
Сема зажмурился. Вдруг ему это кажется? Откуда у облака перья? Да, еще и золотые? 
Побежал мальчик к родителям и первым делом застал у входной двери папу. Тот собирался на работу и ворчал, что не может найти ключи от машины. 
— Пап, а зачем золотой пух с неба падает? — спросил мальчик. 
Папа замер, нащупал ключи во внутреннем кармане куртки и рассмеялся. 
— Выдумщик ты, Сема. Не бывает такого. Ступай завтракать, а мне пора. 
Сема обиделся. 
— Сейчас сам увидишь. Только выгляни в окно. 
К счастью, картинка в небе не изменилась, и золотистые хлопья опускались на серые от пыли дорожки и дома. 
— Странно. Может это облако-сеятель? — предположил папа. 
— А что оно сеет? — спросил Сема. 
— Не знаю, сынок. Это я просто так сказал, не подумал. Видимо, это какое-то атмосферное явление. Позже в новостях напишут. Все, я убежал.
Папа поцеловал сына в макушку и рванул в коридор. 
Сема продолжил смотреть на удивительное облако и не сразу заметил, как к нему подошла мама. 
— Что тут у вас за секреты, Семушка? — мама держала в руках кастрюльку и взбивала сливки для пирога. 
Когда она увидела золотое облако, то рука ее замерла. 
— Вот это да! Облако мечты! 
Сема округлил глаза. 
— Ого! Расскажи, что это такое, — мальчик потянул маму за рукав платья. 
Мама отставила кастрюльку в сторону и подошла так близко к окну, что коснулась лбом стекла. На окне тут же появилось нежное облачко пара. 
— В детстве я слышала сказку, — тихо произнесла мама, — как будто раз в несколько лет к людям прилетает необычное облако. Оно живет на золотой горе, там, где ночует солнце. 
— И что оно делает это облако? Кто тебе рассказал эту сказку? — поинтересовался Сема. 
— Это не совсем сказка, — ответила мама, — мне ее рассказала бабушка, твоя прабабушка Фаня. Живут люди на земле, дышат солнцем, но многим все равно тепла не хватает. Сердца их замерзают. Люди злятся, горюют. И вот прилетает золотое облако, сбрасывает пух на землю. Пух падает на деревья, дома, людей. Сердца людей смягчаются, и грусть уходит… 
Мама замолчала и всхлипнула. 
— Почему ты плачешь? Тебе грустно? Хочешь, я сбегаю на улицу и принесу тебе немного золотого пуха? — предложил Сема. 
Мама покачала головой и вновь взяла в руки кастрюльку со сливками. 
— Плачу я от радости, сынок. Не видела я золотое облако с детства. Тогда мне было лет девять, и я крепко поссорилась с лучшей подругой Катей Осокиной. Мы неделю не разговаривали, а когда увидели облако, то тут же помирились. 
— Но я сейчас ни с кем не ругался, — вздохнул Сема, — что ж теперь мне от золотого облака никаких чудес? 
Мама улыбнулась. 
— Так папа же нашел ключи. Чем не чудо? 
— Ага, чудо… — пробурчал себе под нос Сема, — так это для папы чудо. Не для меня. 
Мама ушла на кухню, что-то тихо напевая. Золотистые хлопья опускались на землю и тут же исчезали, растворяясь в воздухе. 
Под окном все еще стоял старик в толстом и не подходящем для теплого апрельского дня пальто. 
Вдруг Сему осенило. Нужно загадать этому дедушке легкое пальто. Может, он сам не может купить себе другую одежду. Сема зажмурился и загадал про себя желание. 
Облако вскоре исчезло. И нигде ни в газетах, ни по телевизору в тот день и после о нем не говорили. 
Через неделю на прогулке, когда у Семы сломался велосипед, и они с мамой огорчились, потому что папа уехал в командировку, им встретился тот самый старичок. 
Расстроенный случаем с велосипедом Сема поначалу не заметил, что у соседа вместо старого пальто теперь темно-зеленый плащ и коричневая шляпа. 
Мальчик не узнал в этом пожилом мужчине странного дедушку, который кормил голубей. 
— У вас, как я вижу, авария. Это мы быстро поправим, — сказал старик и наклонился к велосипеду. 
— Знаете, я сорок лет механиком в мастерской проработал. Вашего железного коня в миг починю. 
Вместе со стариком и мамой Сема поднялся в квартиру. Дедушка-механик не обманул и быстро отремонтировал велосипед. В благодарность мама пригласила старичка на чай с пирогом. 
Когда старик собрался уходить и уже стоял на пороге, Сема вдруг разглядел плащ, шляпу и понял, что желание его сбылось. Он так обрадовался, что выпалил: 
— Облако и правда волшебное! 
Мама охнула, а старичок кивнул. Он что-то поискал в кармане плаща, а потом широко улыбнулся и вложил в ладошку Семы маленькое перышко с золотистыми точками.

 

Екатерина Шелеметьева

.

Екатерина Шелеметьева // Формаслов
Екатерина Шелеметьева // Формаслов

Екатерина Шелеметьева — журналист по образованию. Родилась в Сибири. Окончила Томский государственный университет. Лауреат международной литературной премии имени Петра Ершова (2021 г.), международного литературного форума «Золотой витязь» (2019 г.), всероссийского конкурса «Хрустальный родник» (2019 г.), конкурса «Берег детства» (2020 г.). Участник фестиваля «Как хорошо уметь писать (2022 г.) Автор книг «Имя для капитана» («Манн, Иванов и Фербер», 2021 г.), «Таёжная сказка» («Пять четвертей», 2021 г.), «Когда срастаются деревья» («Аквилегия-М», 2023 г.) В настоящее время живёт в Санкт-Петербурге, пишет для детей и взрослых.

 

В чулане

С самого утра в чулане царило непривычное оживление. Куртки, кофты, штаны и футболки шуршали на полках, мячи чуть слышно постукивали об пол, погремушки звенели и гремели, тесно прижатые друг к другу в старой обувной коробке. Старенький детский велосипед выглядывал из темного угла и рычал, как настоящий мотоцикл. Рядом с ним разминали колеса транспортные средства поновее: два скейта и трехколесный самокат. В корзине с машинками, самолетами и паровозами не смолкал вой полицейских и пожарных сирен. А на верхней полке, в коробке с фигурками Marvel, шла очередная битва за будущее человечества. 
Жители чулана веселились во всю! Они уже слышали радостную новость: в доме появился ребенок! Еще один малыш, совсем новенький, маленький. Интересно, какой он будет? Шумный и громкий, как близнецы Славка и Никитка, или спокойный и рассудительный, как их младший брат Ярик. А, может, он станет таким же любознательным, умником, как старший — Аркаша. 
Ведь именно Аркаша научил велосипед рычать, как мотоцикл, собрал и разобрал каждую полицейскую и пожарную машинку, починил все игрушки, сломанные Славкой и Никиткой, показал Ярику кучу научных опытов и забавных фокусов. 
Только все это было давно. Сейчас и Аркаша, и близнецы, и даже Ярик выросли. Их детские вещи мама перенесла в чулан, разложила в ящики, корзины, коробки и оставила скучать. Изредка кто-нибудь из мальчишек забегал сюда в гости к игрушкам на пару минут и снова мчался по своим делам, никого не забирая с собой. А жителям чулана так хотелось выбраться на волю: погулять на улице, поиграть, развлечь и рассмешить какого-нибудь ребенка. Затеять шалость, вспомнить старые полюбившиеся игры или придумать новые. 
И вот теперь их мечта сбылась! Они снова пригодятся. Снова будут согревать, развлекать, катать и смешить малыша. Детские вещи так размечтались и расшумелись, что не заметили, как в дверном проеме появилась высокая угловатая фигура Никитки. 
— Ага! Попались! — закричал мальчишка, радуясь, что сумел подкрасться незамеченным. И уже другим, серьезным тоном добавил. — Не шумите так. Она спит. Разбудите. 
— Она?! — изумленно переспросили детские вещи.
— Она. Девочка! — засмеялся Никитка. — Махонькая совсем, как Дюймовочка. Мама говорит, она будет совсем другим ребенком, не то что мы. И вещи ей понадобятся новые и игрушки девчоночьи. Куклы там всякие, платья, посудка, плюшевые медведи и зайцы. 
Тут Никиту позвал брат, и он, не прощаясь, унесся по своим делам. А в чулане наступила гнетущая тишина. 
— Девочка? — через некоторое время грустно переспросил синий скейт.
— Девочка. — хором ответили ему футболки и брюки. 
— Новые игрушки? — донеслось из коробки с фигурками Marvel.
— Куклы, — разочарованно протянула большая пожарная машина, а скорая помощь пронзительно завыла. Через минуту к ней присоединилась полицейская сирена. 
— Хватит! — вдруг зарычал на них старенький велосипед. — Ну и что, что девочка? Девочки разными бывают. Наша будет любить старые игрушки, настоящие, с душой, в которые братья играли. И в футбол будет гонять, и на велосипеде, и в садик на самокате. И коллекцию дособирает. Эй, иностранные, кого у вас там не хватает-то?
В коробке с супергероями зашептались, потом тоненький голос неуверенно ответил:
— Черной вдовы нет и Ракеты. 
— Ну вот! — прорычал велосипед. — Она их добавит в коллекцию. Так что не раскисайте. 
— Но вы же слышали, что сказал Никита, — заспорил ночник-динозавр, дремавший на полке, — мама девочке все новое купит, нас не покажет даже. 
— Сами покажемся, — заявил велосипед и решительно толкнул передним колесом дверцу чулана. 
Некоторое время спустя папа и мама пили на кухне чай и разговаривали. 
— Удивительная все-таки вещь гены, — задумчиво сказала мама, — я покупаю для дочки таких красивых кукол, а она хочет играть только машинками, солдатиками, паровозами и мячами. Прямо как братья. А главное, совершенно непонятно, где она их берет. 
— Как это? — удивился папа.
— А вот так. Стоит отвернуться, а малышка уже играет с каким-нибудь роботом-трансформером, супергероем или динозавром. Можно подумать, они сами приходят к ней из чулана. 
— Может, и так, — усмехнулся папа, — и задумчиво покосился на старенький велосипед, притаившийся возле холодильника. 
Как он здесь оказался?!

 

Екатерина Воробьева

 

Екатерина Воробьева // Формаслов
Екатерина Воробьева // Формаслов

Екатерина Воробьева родилась в 1980 в Санкт-Петербурге, а с 2008 года живет в городе Арнеме, Нидерланды. Окончила юрфак СпбГУ, работала специалистом клинического отдела в Санкт-Петербурге и Амстердаме. Выпускница писательской мастерской Анны Никольской, участвовала в нескольких литературных конкурсах INK Interkultura. Мама троих детей-билингвов.

 

Гора из сахара

Привет. Это Эва. Она идет гулять. Мама кричит: 
— Эва! Надень варежки.
Эва ищет варежки. Где они? Спрятались. 
Наверное, они под столом? Нет, там только папины ноги. Папины ноги в тапочках.
— Эва, — кричит мама, — пора!
Эва ползет к пианино. На пути железная дорога. Класс. Нажать на кнопочку, паровоз поехал. Хорошего путииии.
— Эва, — папа поднимает очки. — Мне кажется, тебя ждет мама.
Эва видит варежку. Вон ее синяя мордочка. Ура! 
Нет, это мамин носок.
Алоэ в горшке расцвело. Клаассс! Нет, это Эва прилепила цветочек вчера. Красиво.
А за окном много белого. Манной каши? Неет. Листов бумаги? Неет. Горы сахара? Даа! 
— Эва! Ты где? 
Эва притаилась за занавеской. Эвы нету. Эва хочет съесть гору сахара.

— Эва, — мама садится на коленки. — Эва! Когда ты убегаешь от мамы, это нехорошо.
Эва думает. Не хорошо — это когда больно. А есть горы сахара — это хорошо, это вкусно.
— Мама, ням-ням, — говорит Эва.

Эва на улице, щиплет нос. Холодно? Неет. Это сахарная вата садится на нос. Эва высовывает язык. Вата мокрая, ее много. 
Мама достает Эву из коляски: 
— Смотри, мы сейчас покачаемся.
Эва на качелях. Хлопья сахара вверх-вниз, вверх-вниз. 

Эва прикасается к горе. К горе из сахара. Ух, холодная. И мягкая. 
Эва мнет сахар. Ух ты! Катышки. 

Эва кладет катышек в рот. Во рту холодно, зубкам больно. Это не сахар!
Эва плачет. Она хочет на ручки.

Мама говорит с Эвой. 
— Эва, это не сахар. Это снег. Смотри.
Мама кладет снег на ладошку, а он тает. Как сахар на блинчике.

Мама надевает варежки. Ее пальчикам тепло. Эвиным пальчикам холодно. Она греет их о мамины щеки. И шею!
— Эва, — говорит мама, — где же твои варежки?

Эва дома. Папа. Эва видела стооолько сахара! 
— Папа! Ням-ням, — говорит Эва.
Папины ноги на кухне. Пятки — оп — оторвались от тапок и обратно. Как Эва на качелях. Папа что-то достал с верхней полки.
У папы в руках бутылочка. 
— Эва, пора пить молоко и ложиться спать.

Эва в кроватке. Вокруг много белого. Манной каши? Неет. Листов бумаги — неет. Сахара? Эвины глазки закрываются. Эва засыпает. На подушечной горе. А рядом, на горе из сахара засыпают ее варежки. Варежки Эвы.

 

Евгения Джен Баранова
Редактор Евгения Джен Баранова — поэт. Родилась в 1987 году. Публикации: «Дружба народов», «Звезда», «Новый журнал», «Новый Берег», «Интерпоэзия», Prosodia, «Крещатик», Homo Legens, «Новая Юность», «Кольцо А», «Зинзивер», «Сибирские огни», «Дети Ра», «Лиterraтура», «Независимая газета» и др. Лауреат премии журнала «Зинзивер» (2017); лауреат премии имени Астафьева (2018); лауреат премии журнала «Дружба народов» (2019); лауреат межгосударственной премии «Содружество дебютов» (2020). Финалист премии «Лицей» (2019), обладатель спецприза журнала «Юность» (2019). Шорт-лист премии имени Анненского (2019) и премии «Болдинская осень» (2021). Участник арт-группы #белкавкедах. Автор пяти поэтических книг, в том числе сборников «Рыбное место» (СПб.: «Алетейя», 2017), «Хвойная музыка» (М.: «Водолей», 2019) и «Где золотое, там и белое» (М.: «Формаслов», 2022). Стихи переведены на английский, греческий и украинский языки.