Жизнь идет по тебе колесом, однажды оглядываешься Лотовой супругой, а позади и нет ничего, только соль растворяется — «Пела Эвридику в клубе «Шинник» / Мама на 7 ноября». Поэзия Алексея Дьячкова, маскируясь под легкое, естественное «говорение», остается полна эсхатологической боли: что отыщется после каждого? где именно притаилась тайна? Из представленной подборки кажется, что противопоставить Аиду повседневного мира можно только тревожный рай детства: «Чтоб спасала нас добрая нянечка, / Обтирала, сажала в постель». А еще потому что «Влажный снег горит на солнцепеке / Капает с карниза синий лед». Талантливый репортаж с петлей на шее из общего, советского, бессознательного.
Евгения Джен Баранова

 

Алексей Дьячков — поэт. Родился в 1971-м году в Новгороде. Окончил Тульский политехнический институт, живет и работает строителем в Туле. Публиковался в журналах «Новый мир», «Арион», «Волга», «Дружба народов», «Урал», «Крещатик» и других. Лауреат премий журнала «Арион» (2019) и журнала «Интерпоэзия» (2020).

 


Алексей Дьячков // Отголоски третьих петухов

 

Алексей Дьячков // Формаслов
Алексей Дьячков // Формаслов

Дичок

Батя инженер был и дружинник,
К съездам декорации ваял.
Пела Эвридику в клубе «Шинник»
Мама на 7 ноября.

В письменной и устной речи путал
Сын слова, но наводил мосты.
Наблюдал закаты и салюты
С птичьего полета высоты.

Прожита счастливо и забыта
Жизнь моя, и я подвел черту.
Если ангел мальчика любил, то
Оставлял и мучил почему.

Потому, что пели паразиты,
И Осенней улица звалась.
И играл над клумбами красиво
Серафима Туликова вальс.


Товарищ

Поднимались до облака, охая,
И спускались назад, в гаражи.
А теперь воспаленными бронхами
На припеке больничном шуршим.

Мало в скверики света нелепого,
Много ярких налеплено клякс,
Столько в юности в воздухе не было,
А теперь, скажем мы, в самый раз.

Чтоб вращать на зарядке ладошками
И подошвами гравий топтать,
Чтоб, желая друг другу хорошее,
В одиночестве не пропадать.

Чтоб нырять в пену мыльную в ванночке —
Столько грустных теперь новостей,
Чтоб спасала нас добрая нянечка,
Обтирала, сажала в постель.

Все знакомо во сне, из которого
Ты вернешься опять к гаражу.
Наклони надо мной свою голову,
Чтоб прислушаться, как я дышу.


Фома

Куст в саду красив с любого ракурса —
Броши листьев и гирлянды бус.
Лягу под него в начале августа,
Завершив работу, растянусь.

Зренье обрету, и рай увижу я,
Выберусь на свет из темноты.
Рукомойник разгляжу под вишнями,
Островки некошеной травы,

Дальше лес, избушка к саду передом,
Вышел на террасу муравей.
Ближе — богомол грустит под клевером
Пиво пьет у пятерни моей.

Пальцы в золотой цветок разжались и
Заплясали, рдея и горя.
Нет ни сострадания, ни жалости
К этим насекомым у меня.

В судный день, когда любви и милости
Попрошу, трилистник теребя,
Не по доброте, по справедливости,
Как и остальных, суди меня.

 

Заречье

Белый лист, до дыр затёртый ластиком.
Эхо сизой Азии в горах.
Новый день с дыхательной гимнастики
Начинает пьяница-монах.

В стылом гулком воздухе отдельно от
Зыбкого цветного вещества
Двигаются и старик, и дерево,
Мягкие ладони и листва.

Ворон глаз не выклюет у ворона —
Голуби не выронят перо.
Над скамейкой, не меняя контура,
Высохшее движется белье.

Лоси посреди двора и лошади,
Через городок, окоченев,
Мама санки с сыном тащит… Господи,
В этом рае я тебе зачем?

Старый человек на подоконнике
С розовым морщинистым лицом.
Если бы я был твоим разбойником
Или рыбаком в конце концов…

По сугробам ходишь, словно посуху,
Для чего на мерзлой речке лед
Буришь? — Чтоб я стал твоим апостолом?
Я и так тебя предавший Петр.

Я забыл, как тополь треплет листьями,
Провожая тени облаков.
Почтальон разносит вместе с письмами
Отголоски третьих петухов.


Лермонтов

В облаках прогал, простенки храма,
Галки в ветках балок и стропил.
Теплый известняк, холодный мрамор
Лес вокруг креста нагромоздил.

Желтый лист прилип к оконной раме,
Банку с треском расколол мороз,
И тогда твой дух вокруг дыханья
Плотью человеческой нарос.

От травы поднимешь взгляд свой если,
Разглядишь, как шумно жили мы,
Умерли без боли и воскресли. —
Как же эхом мы поражены!

Все примолкли. Шелушится краска —
Проступают контур и мазки.
На уроке перед полным классом
Вспоминаю строчки у доски.

Мне учитель делает намеки,
Одноклассник знаки подает.
Влажный снег горит на солнцепеке,
Капает с карниза синий лед.

 

Редактор Евгения Джен Баранова – поэт. Родилась в 1987 году. Публиковалась в «Дружбе народов», «Новом Береге», «Интерпоэзии», Prosodia, «Крещатике», Homo Legens, «Юности», «Кольце А», «Зинзивере», «Сибирских огнях», «Москве», «Плавучем мосте», «Дальнем Востоке», «Детях Ра», «Лиterraтуре», «Южном сиянии», «Независимой газете», «Литературной газете» и др. Лауреат премии журнала «Зинзивер» (2017); лауреат премии имени Астафьева (2018); лауреат премии журнала «Дружба народов» (2019); лауреат премии СНГ «Содружество дебютов» (2020). Финалист премии «Лицей» (2019), обладатель спецприза журнала «Юность» (2019). Участник арт-группы #белкавкедах. Автор четырех поэтических книг, в том числе сборников «Рыбное место» (СПб.: «Алетейя», 2017) и «Хвойная музыка» (М.: «Водолей», 2019). Стихи переведены на английский, греческий и украинский языки.