Лирика Михаэля Шерба, а это, без всякого сомнения, именно она, — чиста и беспримесна. Здесь нет элементов модной в наше время повествовательности, нет какого-то заметного приоритета формы над словом, а есть тонкая метафоричность, словесная игра, внутреннее поэтическое чутье, позволяющее автору придерживаться собственных правил. Михаэль Шерб раскрывает свою поэтическую вселенную, не выходя за рамки классической просодии, но умея максимально реализовывать в ней личные творческие задачи.
Яна-Мария Курмангалина
 
Михаэль Шерб, родился в 1972 году в Одессе. Поэт, физик-теоретик, информатик. С 1994 года живёт в Германии. Публикации в журналах «Арион», «Дружба народов», «Интерпоэзия», Homo legens, «Крещатик», «ШО», «Эмигрантская лира» и других. Призёр чемпионата Балтии-2014, фестиваля «Эмигрантская лира»-2013.
 

Михаэль Шерб // Верба и воробей

 

Михаэль Шерб // Формаслов
Михаэль Шерб // Формаслов

вольная

Ещё чуть-чуть — и кончатся лишенья,
Коты проснутся и взойдут на крыши,
Едва услышав ноту пробужденья, —
Весенний воздух вольную подпишет.

В прожилках жизни жирная земля
Начнёт к подошвам липнуть благодарно.
Как в радости талантливы поля!
Как в горести — бесплодны и бездарны!

И будет водосток пять дней в неделю
Захлёбываться гребнями гипербол,
И встретятся, готовые немедля
Расстаться снова, воробей и верба.

Всё — музыка, а ты опять молчишь.
Твой инструмент, — ни мундштука, ни клавиш, —
Смолчит в ответ. А что тут возразишь
На шорох гравия, что противопоставишь?

 

самоидентификация

Еврей ли я? Я скрип дверей,
Талит, наброшенный на тело,
Свет местечковых фонарей,
Камней коснувшийся несмело.

Я украинец? Счастлив я
В краю, где степь впадает в море,
Но если выстрелить в меня
Из раны брызнет кровь, не мова.

Я русский? Выживший мертвец,
Как Пётр, среди голландских мельниц
Несу Империи венец.
Иль немец я? Пожалуй, немец.

Я чёрный пиксель на бумаге,
Неистребимый, как ковид.
Один мой дед дошёл до Праги,
Другой под Севою убит.

Я дом и странник у порога,
Песок и космос, сок и жмых.
Я, как и ты, творенье Бога,
Того, который Бог живых.

 

париж

Веронике Долиной

В Париже, одинок и на мели,
Я не искал улыбок Амели, —
Шатаясь, я по улицам шагал,
Разут и гол, как молодой Шагал.

В Париже zazовом, в Париже азнавурном,
Во чреве, взрезанном по-сутински, пурпурном,
С ухмылкой вспоминал иные дни:
При дефиците на Жоржетт и Жаннок,
Грузинки нам играли парижанок —
Как были убедительны они!

В Париже засранном, арабском и так далее,
Где я порвал последние сандалии,
Меж серыми камнями Пер Лашез,
Под взглядом сторожа, что с детства не был трезв,
Жуа де вивр, — там я пускался в пляс
По кладбищу, как будто это пляж —
Триумфом углеводов и белков
Я трясся над костями мёртвых львов.

В Париже жирном, нет, в Париже рыжем,
Ширнуться на Бранли прозрачным шприцем,
И умереть от передоза тайны
В крови парижской — платяной, платанной.

 

оркестр

И вот, когда закончился галдёж,
Оркестр ощетинился, как ёж
И палочка садиста-дирижёра
Ему в живот вонзилась, словно нож.

Все в чёрном музыканты, как шахтёры,
Из толщи симфонических пород
Приборами из дерева и стали
Выпиливали самоцветы нот
И пригоршнями в тёмный зал бросали.

Мы с головой ныряли в эти груды:
Рубины, аметисты, изумруды,
Вдохнуть мешали, сдавливали грудь,
Но духовые, мундштуки продув,
Вливали в уши торжество и жалость,
И душам соблазнительным казалось
В грядущее запрыгнуть на ходу.

Мы к небу поднимались на волне,
Под переливы флейты и кларнета,
И золочённый чайничек рассвета
Кипел вдали на медленном огне.

 

молитва

Мы все — поселенцы колоний,
прибрежных песков детвора.
Здесь строится дом на ладони,
там речка течёт со двора.
Огнём пожирается небыль
(обуглены в книге края),
И там начинается небо,
где кончилась шея моя.

Пусть будет шиповник пурпурным,
усатым и добрым — пастух,
Пусть музыка будет бравурной
под яблочный стук-перестук.
Пускай расстилается местность,
где воля Твоя на Земле,
Где взгляд наведётся на резкость —
там имя святится Твое.

Под дождь, по дорогам идущий,
прохлады и отдыха тень
Нам даждь, словно хлеб наш насущный,
на этот и каждый наш день.
Ушедшим — да светит свеча им,
простится и плоть им, и кровь,
Как мы, сокрушившись, прощаем
несчастных своих должников.

Стирает бельё Навсикая,
от пены разбухла струя,
А я для неё натаскаю
сто строчек из небытия.
Чтоб не было смыслам предела,
и звук — словно свет на лугах.
Чтоб каждая строчка хрустела,
как хворост в огне, на губах.

 

не уснуть

Пиши, шурши, карябай, помело,
Скреби по коже улицы тюленьей.
Октябрь, и жёлтых листьев намело
Чуть больше, чем за лето впечатлений.

Хоть ото дня осталась только треть, —
И ту похитил дождик вороватый.
Так холодно, что хочется гореть,
Так муторно, что хочется в кровать и

Закрыть глаза, и вплоть до солнца спать,
Птенцом зарывшись в пухе пеликаньем.
Мне надоело корни здесь пускать.
Недели заболели заиканьем:

«Среда-воскрес-реда-воскре-среда».

С небес стекает чистая вода
На тротуар, и окон стеклотара
Уже полна. Вот новая волна —
И дом расклеился, и дом распался на
Квадраты, как у Пикассо гитара.

На домны Дортмунда легла ночная мгла.

Как в октябре легла, так и не встала,
Неделями лежит, и стеклотала,
Тьфу, стеклотара окон уж полна.

Анлоп жу ноко аратол кет суфьт —
Должно быть так всё выглядит снаружи:
Не прочитать, но отражает суть
Той истины, что обнаружил в луже
(In aqua veritas): «Когда темно и стужа,
Поэзия есть способ не уснуть.»

 

Яна-Мария Курмангалина
Редактор Яна-Мария Курмангалина – поэт, прозаик. Родилась в 1979 году в Башкирии. Детство прошло в Западной Сибири, юность – в Краснодарском крае и Ростове-на-Дону. Окончила Литературный институт им. А.М. Горького (семинар В.А. Кострова) и получила кинодраматургическое образование во ВГИКе им. С.А. Герасимова (мастерская А.Я. Инина). Автор пяти книг, в т.ч. сборника стихов «Спит Вероника» (Стеклограф, 2019). Стихи, статьи и переводы публиковались в российской и зарубежной периодике, в том числе в журналах: «Новый берег», «Гвидеон», «Дружба народов», «Prosodia», «Интерпоэзия», «Октябрь», «Эмигрантская лира», «Гостиная», «Этажи», «Байкал» и др. Участник программы содружества стран в области литературы «Минская инициатива», участник студии сравнительного перевода «Шкереберть» журнала «Дружба народов». Дипломант Волошинского конкурса (2015), призер поэтического конкурса «Заблудившийся трамвай», фестиваля «Петербургские мосты» (2018), победитель конкурса «Эмигрантская лира» (2018) и т. д. Заместитель главного редактора журнала «Эмигрантская лира».