Открываешь новостную ленту и понимаешь — мир болен, да и каждый по-своему нездоров. В примитивных культурах (а кто мы, как не оцифрованные, отягощенные смартфонами дикари?) особенная роль отводилась женщине-ведунье, собирательнице трав. Нынешний #магнитныймомент — исключительно женский: Кадочникова, Шевцова, Андреева.
«…простая музыка пустот» дрожит в стихах Ирины Кадочниковой между смертным и бессмертным, «между льдом и серебром». Поэзия для Ирины — «горькая пчела под языком», да ничего другого не ощутить, не нащупать. Ждать снаружи нечего — важное только внутри.
«я буду ждать тебя как слух / ждёт недоверчивого звука», — говорит лирическая героиня Аси Шевцовой. И действительно ждет, трогательно превращаясь в метафизического мотылька социальных сетей: «…исчезнувший с радаров / сын травы / питаешься нектаром / цифровым».
Ольга Андреева аккумулирует архетипическое осознание внешнего мира как недоброго зверя: «Что стучишь, чернокрылая птица? / Видишь, мост переходит в тоннель». Но все-таки и надежду оставляет: «Поколение next, растерявшийся нежный ребёнок». Возможно, новому поколению удастся проложить новый маршрут, кто знает.
Евгения Джен Баранова

 


Ирина Кадочникова

 

Ирина Кадочникова // Формаслов
Ирина Кадочникова // Формаслов

Грызуны

Жужелица в темном животе,
Горькая пчела под языком.
Принесет сорока на хвосте
Светлый день, свистящий сквозняком.

А в тебе — звериные ходы,
Паутинный, тараканий мрак.
Никакой особенной звезды,
Ничего особенного — так,

Беспонтовый трехэтажный бред,
Некрофобия, светобоязнь.
Ты приходишь на парад планет,
А на самом деле это казнь.

А на самом деле ты давно
Где-то между льдом и серебром,
Там, где превращается в окно
Объектив с раздолбанным стеклом.

Если это не высокий джаз,
А простая музыка пустот,
Дай мне посмотреть в последний раз,
Как земля уходит из-под нот,

Как встают из черной глубины
Страшные ночные существа —
Все твои родные грызуны,
Все твои нездешние слова.


***

здесь поворачивает снег
и больше не идет
ни черно-белый человек
ни черно-белый лед

неважно — изнутри, вовне
в огромном январе
но ты стоишь в моем окне
в иллюминаторе

под непонятной глубиной
где сон, и свет прямой
и все похоже на больной
язык глухонемой

и мечутся — туда-сюда
слепые огоньки
и мельтешат — вода, звезда,
деревья, мотыльки

и прямо в мокрые глаза
и прямо до конца
а у тебя нет адреса
и больше нет лица

и если вылетишь в кювет —
не факт, что повезет

и жизни нет
и смерти нет
и все наоборот

 

Ася Шевцова

 

Ася Шевцова // Формаслов
Ася Шевцова // Формаслов

***

я буду ждать тебя, как джа
ждет недоверие слепое
открою форточку, чтоб грусть
сырым декабрьским ветром сдуло

уже расстегнутый пиджак
еще расстегиваемый пояс
повиснут как огромный груз
на сколиозной спинке стула

я лишь одна из божьих слуг
и речь прямей ростков бамбука
ни съесть ее ни сок отжать
почти не требует полива

я буду ждать тебя как слух
ждет недоверчивого звука
покуда внутренний мой джа
выносит зиму терпеливо


Синдром бабочки

попавшийся в соцсети
мотылек
теперь уже не сетуй
недалек
тот миг чудной, в который
ты — не ты
боязнь самоповтора
темноты

тот мир, где ты бесполый
юзернейм
мечтай о нем, как поле —
о зерне
исчезнувший с радаров
сын травы
питаешься нектаром
цифровым

меняешь имя, статус
аватар
цитаты все — некстати,
а вода
течет себе по скулам:
сверху вниз
завязывай с олдскулом
оглянись

ну чем заполнить профиль?
например,
ты стал бесспорным профи
в макраме
прельстившись ярким бликом,
бахромой,
живешь, такой безликий
и хромой

все скоро поутихнет,
скоро сны
всемирной паутины
скоростным
покажутся составом.
перегиб.
а ты свои суставы
береги

две жизни — или эта,
или та
размытым силуэтом
вылетай
попутчиков, попуток
вертухай
соцсеть расплел, распутал
выдыхай

 

Ольга Андреева

 

Ольга Андреева // Формаслов
Ольга Андреева // Формаслов

***

Агва-река для лингвиста подарок —
вряд ли абхазы могли на латыни,
влага тяжелым вдыхается паром,
мох на самшитах косматый и синий —
клочьями.
Речка — нежнейший ребенок
в час обернется смертельной ловушкой,
хляби разверзлись в верховьях каньона —
не убежишь от лавины ревущей,
палеолит. Мало что изменилось
в тысячелетьях ее водосборов.

Пальцы, хватив крапивы над карнизом,
вспыхнут веселой искрящейся болью.
Мокрые вислые уши деревьев
слушают, аккумулируют влагу
в краски, прожилки, отростки, коренья,
звезды и стрелы адыгского флага.


***

Поколение next, в тонких пальцах бумажный стаканчик
согревая, глядит в яндекс-карту, уверенным шагом
легкой ланью сквозь парк (не задерживай взгляд на деревьях
и цветочках, любуйся, но молча — не слепы другие).
Поколение next толерантно, корректно, гуманно, —
нет плохих или странных, агрессия недопустима,
попытайся понять православнутого патриота —
что орет, не додумав, витальностью злою исполнен…

Поколение next сверхответственно, сверхпрагматично, —
это наша планета и наша страна, выходите,
говорите, не бойтесь, не плачьте, они не посмеют…

Поколение next, растерявшийся нежный ребенок,
что не так с этим миром? Как страшно тебя здесь оставить…


***

Дятел долбит тот сук, под которым
хрустнет крыша. Наш домик снесут,
иллюзорны стропила, опоры —
дятел, смерть моя, долбит тот сук.

Как дела? В рифму к штату Айова.
Но уже примыкают штыки.
Нечто злее, циничнее слова
начинается с красной строки.

Камасутра гражданских позиций
у готовых к прошедшей войне.
Что стучишь, чернокрылая птица?
Видишь, мост переходит в тоннель.

Ерик Грязный в поселке Гусином —
мир уныл, плоскостоп, близорук,
да бубновый рисунок осины
утешает — «не стой на ветру».

 

Редактор Евгения Джен Баранова — поэт. Родилась в 1987 году. Публикации: «Дружба народов», «Звезда», «Новый журнал», «Новый Берег», «Интерпоэзия», Prosodia, «Крещатик», Homo Legens, «Юность», «Кольцо А», «Зинзивер», «Сибирские огни», «Дети Ра», «Лиterraтура», «Независимая газета», «Литературная газета» и др. Лауреат премии журнала «Зинзивер» (2017); лауреат премии имени Астафьева (2018); лауреат премии журнала «Дружба народов» (2019); лауреат межгосударственной премии «Содружество дебютов» (2020). Финалист премии «Лицей» (2019), обладатель спецприза журнала «Юность» (2019). Участник арт-группы #белкавкедах. Автор пяти поэтических книг, в том числе сборников «Рыбное место» (СПб.: «Алетейя», 2017), «Хвойная музыка» (М.: «Водолей», 2019) и «Где золотое, там и белое» (М.: «Формаслов», 2022). Стихи переведены на английский, греческий и украинский языки.