Тексты Анны Павловской полны инопланетной прелести: словно посланник далекой цивилизации припарковал свой «винтажный звездолет», отправился бродить по «долине сайлент хилл», да там и остался. Человечество у Павловской вызывает то сочувствие («и приносили родину с дымком / в пластмассовой посуде симпатичной»), то печальную иронию («там бродит меж дубов похмельный вурдалака»). Деликатные аллюзии на классику, нежная дерзость («была я в лиге фиговым листом / простым на вид пылающим кустом / готовым на само уничтоженье») все это служит одной цели, одному желанию: обнаружить наконец своих. И к далекому мерцающему свету прикоснуться.
Евгения Джен Баранова

 

Анна Павловская — поэт, прозаик, переводчик, сценарист. Родилась в Минске в 1977 году. Автор трех поэтических книг, в том числе — «Станция Марс» (М., 2018). Лауреат многих литературных премий. Живет в Подмосковье.

 


Анна Павловская // Терновый куст

 

Анна Павловская // Формаслов
Анна Павловская // Формаслов

***

Когда наплывают на ум високосные мысли,
Слегка намечается в небе каралька луны,
Во мне просыпаются птицы тропических мысов,
Ничейная музыка, шум оркестровой волны.

Где ведьма навяжет колтун на беспечную душу,
И чары на ветер навеки запутают след,
Измученный голубь почует за волнами сушу,
Увидит ребенок далекий мерцающий свет.

Сначала являются острые красные крыши
И город прибрежный, живущий легендой морской.
Я тоже увижу, клянусь, что я тоже увижу,
Распутаю узел, нащупаю почву стопой.

Я тоже услышу биение красного солнца,
Всходящего медленно из первобытных веков.
Я тоже почувствую, как несмиряемо бьется
Косматое сердце рассвета других берегов.


***

Май зеленой движется лавиной —
Млеют вишни, плачут соловьи,
Ты с ним связан крестной пуповиной
Молодости, пьянства и любви.

У него семь пятниц на неделе,
Он влюблен и пишет что ни день
Летоисчисление Апреля,
Взлет цивилизации Сирень.

За кирпичной девятиэтажкой
На трансцендентальном авеню
Он бодяжит с неразлучной фляжкой
И бормочет всякую фигню.

И поскольку воздух вдохновенен,
И от страсти разрывает грудь,
Мир выходит из глубокой тени,
Привстает на цыпочки чуть-чуть.

И чуть-чуть немного больше верит,
И чуть-чуть немного меньше ждет,
Жарит шашлыки в ближайшем сквере,
И гуляет ночи напролет.


***

мы жили какаду и танцевали амбу
в долине сайлент хилл светился небосвод
напрасно я судьбу поставила на ямбы
и заложила свой винтажный звездолет

нет я не навсегда останусь в той долине
в долине сайлент хилл где светится туман
там в небесах лежит заиндевевший иней
и сломанный застыл в канаве шарабан

там бродит меж дубов похмельный вурдалака
там призраки ведут загробный хоровод
в долине сайлент хилл среди сплошного мрака
где птицы не поют и роза не цветет

так много лет прошло что я давно забыла
зачем я здесь живу зачем сгорел мой дом
в долине сайлент хилл я перстень уронила
в засохшую траву за проклятым холмом


***

уехать навсегда остановиться
в гостинице с названием «волна»
купить себе сырок одноименный
прийти на море заглядеться на
художника рисующего берег
где я смотрю на волны обхватив
руками обнаженные колени
и не могу закончить нарратив
где в бесконечном множестве историй
которых без начала и конца
в гостинице районного масштаба
я сочиню от первого лица
запутавшись во времени пространстве
копируя один и тот же час
в мучительной попытке развязаться
с волнами настигающими нас


***

когда я собиралась умирать
я собиралась вскоре воскресать
я собиралась быть и продолжаться
но бог швырнул меня в терновый куст
поджег фитиль попробовал на вкус
и записал в рецепты лиги наций

была я в лиге фиговым листом
простым на вид пылающим кустом
готовым на само уничтоженье
во имя процветанья прочих рас
во имя мира или розы паркс
во имя бесконечного горенья

в те времена в стране уже ничьей
горело все до северных морей
удобно размещенное в шашлычной
банальный чай сменился коньяком
и приносили родину с дымком
в пластмассовой посуде симпатичной

вот и остался пепел от того
что я хотела видеть до того
как кто-то подстелил в костер соломки
но я горю по-прежнему во тьме
в овраге и на ветреном холме
наверно в назидание потомкам

 

Евгения Джен Баранова
Редактор Евгения Джен Баранова – поэт. Родилась в 1987 году. Публиковалась в «Дружбе народов», «Новом Береге», «Интерпоэзии», Prosodia, «Крещатике», Homo Legens, «Юности», «Кольце А», «Зинзивере», «Сибирских огнях», «Москве», «Плавучем мосте», «Дальнем Востоке», «Детях Ра», «Лиterraтуре», «Южном сиянии», «Независимой газете», «Литературной газете» и др. Лауреат премии журнала «Зинзивер» (2017); лауреат премии имени Астафьева (2018); лауреат премии журнала «Дружба народов» (2019); лауреат премии СНГ «Содружество дебютов» (2020). Финалист премии «Лицей» (2019), обладатель спецприза журнала «Юность» (2019). Участник арт-группы #белкавкедах. Автор четырех поэтических книг, в том числе сборников «Рыбное место» (СПб.: «Алетейя», 2017) и «Хвойная музыка» (М.: «Водолей», 2019). Стихи переведены на английский, греческий и украинский языки.