Антон Метельков. Фото В. Ковалевича // Формаслов
Антон Метельков. Фото В. Ковалевича // Формаслов

Вашему вниманию предлагается подборка из 15 стихотворений современных новосибирских авторов. Не все авторы и не все тексты, которые мне бы хотелось включить в эту подборку, вошли в нее (по разным причинам). Но все, что вошли – все их я очень люблю, все они стали частью меня.

Любопытно, что при чтении этих стихотворений в приведенном порядке (авторы расположены по старшинству, но при этом сами тексты могли быть написаны как очень давно, так и совсем недавно) возникает сразу несколько взаимосвязанных сюжетов. Во-первых, это целая галерея странных персонажей, которые раскачиваются на качелях, примеряют маску за маской и выпрыгивают прямиком в забвение. Во-вторых, это все-таки путешествие – нечто неуловимое и вместе с тем – непреходящее, декорация сменяется декорацией, один пейзаж за окном поезда – другим (таким же). Наконец, это сюжет языковой: у нас на глазах переплетаются нескольких поэтических языков; их перекличка, ауканье и другие акустические эффекты приводят к тому, что язык, казалось, разобранный на кирпичики, собирается вновь – подобно тому, как происходит круговорот снега в природе.

Антон Метельков


Александр Денисенко (р. 1947)

снег снег снег снег снег снег снег снег снег

это кажется метель пурга
всё уляжется уйдет в снега
мёрзлый тополь отойдёт ко сну
в бесконечную свою страну
ешь откусывай хрусти вино
пока вьюги на москве гостят
это мёртвые давным-давно
с неба девушки летят летят


Евгений Минияров (р. 1951)

Болезнь

Таня болеет, Таня горит,
по-непонятному говорит.

Как отягчил её нежный язык
этот кошмарный нерусский язык!

Наверно, она вспоминает обиды,
жалуясь мне на меня.
Свет не погашен, и громкие тени
бродят по горестным стенам.

Ангелы смерти в белых кашне,
громко сморкаясь, толпятся в передней,
вежливым шёпотом говорят,
ждут, не спешат, не уходят.

Лампа, стакан, выключатель, известка,
бездна, безвременье, космос.
Пахнет лекарствами, горечью, звездной
пылью усталого мира.

Хворь не пускает, шаманит, кружит.
Бедная Таня в потёмках лежит.

Чёрная лодка по волнам бежит.

Таня у чёрной и жуткой воды
стоит и в горячей ладошке
держит монету, где цифры её
нежного года рожденья.

Таня из тьмы улыбается нам.
Чёрная лодка бежит по волнам.
Таня из тьмы улыбается нам.


Александр Ахавьев (р. 1960)

***

палец порезал
и матерился сильно
я не был трезвым
как при сеппуке мисима
ползла по коже
первая капля крови
слегка похожа
на песню дэвида боуи
и склонный с детства
к оттенкам вина токая
я загляделся
на то как ей истекаю

моё увечье
прекрасно но пустяково
хвалиться нечем
что тут особо такого
забыть не так ли
про безымянный палец
да и про каплю
пора но слова остались


Борис Гринберг (р. 1962)

***

девочка плачет
я больше не буду
за мамой я больше
несётся не буду
и плачет и плачет
я больше не буду я
больше не буду

так все мы когда то
я больше не буду
кричали и плакали
больше не буду
когда же отчётливо вдруг понимаешь
что больше не будешь
что ты лишь однажды
и больше не будешь не будешь не будешь
становится страшно
и хочется плакать


Станислав Михайлов (р. 1962)

Цезарь

зарезан Цезарь – царь, а так зарезан
и тундра, тундра, нарты по простору
застрелен детский доктор из обреза
за то, что шёл босой по коридору
а дальше детство – мишки и коняшки
Менины и морковку ест Пелеле
идут моржи купаться по отмашке
и правит миром Путин из купели
напротив Трампу подымают веки
и гада пожирает жадно гад же
зарезан Цезарь в каждом человеке
но даже не заметит хомо гаджет
какие горы он проспал и степи
и кто была такая Астрид Линдгрен
да на фига нам Карлсон и Пеппи
нам Гарри Поттер в тоге на квадриге
толкает речи про дурного лорда
и доброго в родном болоте огра
вот только донор нужен для рекорда
и на крови построим новый Хогвартс
а проку-то, скажи, а сроку, доктор
мы сами себя лечим и караем
поедешь к добрым людям в тихий Сокур
а там зарезан Цезарь за сараем
да, доктор Чехов, все на отработку
пошли в Бахчисарай, шали, к арабам
но только убери свою бородку
куда бы ни поехал – там Барабинск
а детство в заусенцах и коростах
с ухмылкою от уха и до уха
мне тяжело на свете быть во взрослых
без Винни-Пуха
и все-таки тягаем мы железо
впадая то в юродство, то в гусарство
а так забыли, что зарезан Цезарь
заря стоит над выхваченным царством
и никакого нет минимализма
ни снега и ни девственного млека
стоит из гипса статуя фашиста
зарезан Цезарь
и Александрийская всё не сгорит никак библиотека


Юлия Пивоварова (р. 1966)

Фонарики

Проплывёт элеватор готический
За окном электрички ночной.
Алкоголика голос отеческий
Про фонарики песню начнет.

Электричка моя, поворачивай!
Мы с тобою под воду нырнём.
Видишь фею в жилетке оранжевой,
Что обходит пути с фонарём?

Все другие фонарики умерли,
Люди все посходили с ума,
И обходчица с профилем мумии
Освещает что хочет сама.

Нету пуговиц на небе джинсовом.
Не начищена пряжка ремня.
Я мечтаю о мире безжизненном,
О придуманном не для меня.


Андрей Жданов (р. 1967)

***

Вот так лежит вокруг Сибирь
А кажется, что просто воздух
А в нём поля, дороги, горы
Озёра, реки и мосты

А это всё вокруг Сибирь
И даже всё внутри Сибирь
Сибирь Сибирь Сибирь Сибирь
И ничего другого больше


Андрей Верхов (р. 1969)

***

ах механик ты механик
ручки пятипалые

разбери меня механик
на детальки малые

разбери меня кме ха
на лькидет а а лыем

аха мек ни хаха мек
на чкипа тып ялые


Александр Дурасов (р. 1979)

***

происходит много хорошего
осталось встречаться семьями
ИГИЛ разбомбили в крошево
Пётр компакт по семьдесят

что больше всего запомнится
так это пустой экран
из красной пластмассы конница
яблоко пополам

пикник по дороге в Киргизию
фиолетовый утренний свет
мамка меня притащила на физио
а там с часу до двух обед
_______

когда Христос показал Иуде
дверцу за старым холстом
ошивались какие-то странные люди
под коммунальным мостом

и на бочке индейку жарили
сверху замкнул светофор
Слово, которое было в начале
произносится до сих пор


Виталий Шатовкин (р. 1982)

Портрет

В. И.

Сколько раз я смотрел на твоё лицо – видя в нём
алфавитный ряд – обезвоженных глиняных
изразцов, пристыкованных к букве
/Я/. С равнобедренным

пузырём в груди – так похожим, на видик Sharp:
мне б в гляделки хотелось сразить мудил –
как Персей. Сапожок ножа, глубже
деревце чувствует, чем

свою ветвь, подставляя к нему живот, из которого
падает то ли медь, то ли юность и для сирот,
нет бескровней и ближе тех имён –
трафарет выбирает сны –

что приходят из памяти. Окоём, бередит кустова́я
сныть, в ней густеют прошедшие даты дней –
потеряв календарный счёт, где над
ним всё будёновцами в

ружье – семенят облака. Совьёт безголосая птица
себе гнездо, где-то рядом с тоской в глазах –
чтоб гонять в нём по кругу своё яйцо,
и шарманкой скрипеть в

– – –
зубах.


Кристина Кармалита (р. 1984)

Вот ночь

Никитиной с приветом

вот ночь сгорает на столе
вот капает вода
вот входит путник на осле
в слепые города

вот ночь крепка твоя рука
глаза твои ярки
горят как лампа маяка
на берегу реки

вот ночь на берегу реки
вот вся земля – река
плывут ночные мотыльки
на лампу маяка

вот ночь вот капает вода
вот путник на осле
идёт сквозь годы города
сквозь капли на весле

вот ночь на корабле весла
вот капли на столе
вот вся земля в спине осла
усталостью в седле

вот ночь светлы твои глаза
темна твоя спина
как волос на хребте осла
как смуты стремена

вот ночь садятся мотыльки
на берег у костра
вот сходит путник у реки
с летящего весла

вот ночь вот звёзды далеки
как мысли моряка
дрожат бескровны и легки
как крылья мотылька

вот ночь вот лампа на столе
вот путника рука
по всей земле по всей земле
приветом маяка


Виталий Красный (р. 1984)

***

жил-был старый старичок
жил-был древний древнячок
жил-был жил-был жил-был жил-был
был-жил был-жил был-жил был-жил

ну и пусть себе бы жил
ну и пусть себе бы был
бебебебел
быбелбыбел
был бы жил, да не тужил

только он тужил-тужил
спать не спал тужил-тужил
есть не ел тужил-тужил
помирал – и то тужил
а как помер – не тужил
над Землёй кружил, кружил

в небесах исчез внезапно
жил ли был ли
был ли жил


Екатерина Гилева (р. 1985)

Про Дениску

Дениска как-то шагнул в окошко – похоронили Дениску.
Повесилась как-то смешная Алиска – похоронили Алиску.
Сбила машина Наташку, Кольку на зоне убили.
Мне двадцать пять. Полкласса наших похоронили.
Скучно в гробу валяться бледным да некрасивым…
Здесь я родился в дебрях Западного жилмассива,
У пацанов ценились ножики, спички, свечки,
Здесь, возвращаясь пьяным, батя курил у печки.
Здесь в тишине промозглой рыщут собачьи своры,
Здесь, говорят, родятся поэты, шуты и воры.
Весело на трамвае стаей да без билетов!
Сладко иметь в кармане козырь в виде кастета!
Так что училка наша, похожая на святую,
Зря задавала в классе этот вопрос буржуя:
Быть ли-не быть Гамлéту. Что мне тоска во взоре?
Здесь философское «Нах*й?» я прочитал на заборе,
Здесь философское «Нех*й!» выучил где-то в драке
И философское «Пох*й…» у заводских бараков.
Люди зачем-то жизни распродают за деньги,
А пацаньё читает растрёпанного «Айвенго».
Там на разбитой гитаре бацает Колька Цоя –
Это Наташке подарок шестнадцатою весною,
И плачет в медведя Алиска над заплутавшим «завтра»,
Где лучший мой друг Дениска вырастет космонавтом.


Иван Полторацкий (р. 1988)

***

говорил мне амундсен
белый как рояль:
там на южном полюсе
видел я грааль

тулуп норвежской выделки
холодные глаза
только как он выглядел
не могу сказать

синее сияние
зелёная трава
амундсен ты амундсен
спирт из рукава


Сергей Васильев (р. 1993)

***

мы пьëм и пьëм сказал бы пауль целан
мечтательно раскуриваем трубку
прельщаемся кокто и бертолуччи
друг другу сахарок даëм с руки

окно во двор рябина старый дятел
русалкою закусываем водку
зубные запрещают целоваться
а дышится легко, но через раз

такой январь что хочется по снегу
бежать пока к себе не возвратишься
забыв всë что о жизни этой слышал
и что о ней когда-то прочитал

 

Анна Маркина
Редактор Анна Маркина – поэт, прозаик. Родилась в 1989г., живет в Москве. Окончила Литературный институт им. Горького. Публикации стихов и прозы – в «Дружбе Народов», «Prosodia», «Юности», «Зинзивере», «Слове/Word», «Белом Вороне», «Авроре», «Кольце А», «Южном Сиянии», журнале «Плавучий мост», «Независимой Газете», «Литературной газете» и др. Эссеистика и критика выходили в журналах «Лиterraтура» и «Дети Ра». Автор книги стихов «Кисточка из пони» (2016г.) и повести для детей и взрослых «Сиррекот, или Зефировая Гора» (2019г.). Финалист Григорьевской премии, Волошинского конкурса, премии Независимой Газеты «Нонконформизм», лауреат конкурса им. Бродского, премий «Провинция у моря», «Северная Земля», «Живая вода» и др. Стихи переведены на греческий и сербский языки. Член арт-группы #белкавкедах.