Писатель Мария Давыденко // Формаслов
Мария Давыденко // Формаслов

Большинству Антон Долин известен как постоянный гость рубрики «Пойдём в кино, Оксана!» в передаче «Вечерний Ургант». Но «по совместительству» он является главным редактором журнала «Искусство кино» (один из немногих «толстых» журналов, который действительно популярен в нашей стране), одним из самых «модных» кинообозревателей России, как бы формулировка «модный» ему ни не нравилась, завсегдатаем Каннского, Венецианского, Берлинского кинофестивалей и действительно сведущим и глубоко образованным человеком. Он доказывает, что кинокритик – это не какой-то богемный персонаж в стиле фильмов Вуди Аллена, бездельник от избытка знаний, а настоящий профессионал своего дела и человек деятельный. Тарантино был в редакции «Искусства кино» и держал выпуск со своим изображением на общем фото. Антон Долин брал интервью у Ларса фон Триера, Бреда Питта, проще сказать, у кого из известных режиссёров и актёров он не брал интервью.

Но сейчас кинофестивали отменены, наблюдается дефицит премьер. В фейстайм-интервью нам удалось поговорить с Антоном Долиным о ностальгии по большому кино, о том, как изменится кинематограф после карантина и есть ли у независимого кино возможности развиваться без крупных кинофестивалей. Также приведены рекомендации одного из лучших кинокритиков и популяризатора хорошего кино в нашей страны.

Мария Давыденко

– Насколько изменится киноиндустрия после карантина? Как вы считаете, будут ли режиссёры ориентироваться на кассовые сборы в кинотеатрах или большинство перейдут на стриминговые площадки?

– Никто не знает, когда кинотеатры откроются. Прогнозы весьма приблизительны даже сейчас. Несомненно, киноиндустрия изменится, и эта неизвестность нас, конечно, раздражает и даже, можно сказать, пугает. Первые результаты покажут первые показы, первый голливудский фильм, который выйдет по всему миру. Все думают, это будет фильм «Довод» Кристофера Нолана. Так это или нет, покажет время. «Довод» должен выйти во второй половине июля. Перенесут ли премьеру на август-сентябрь, пока не известно. Каждый месяц простоя меняет ситуацию к худшему, а не к лучшему. Разоряются небольшие компании, как театральные, так и производящие. И неизвестно, когда откроют кинотеатры, пойдут ли в них зрители или будут бояться, привыкнут смотреть кино дома окончательно. Что касается стриминга, они показали свои возможности на карантине. Но как показывает практика, ни одного фильма крупной компании не выпускали сразу на стриминговой площадке. Всегда были премьеры на кинофестивалях. В этом смысле возможности стриминга ограничены. Такие платформы стать заменой фестивалям не готовы, как показала практика. Только те фильмы, премьера которых состоялась когда-то на кинофестивалях, становятся востребованы на стриминге. Так было с «Брачной историей» (реж. Ноа Баумбак), «Ромой» Куарона и еще несколько фильмов. И «Рома», и «Брачная история» – это Венецианский кинофестиваль. Большой экран по-прежнему остаётся для кинематографа зоной входа. Сериалы – это совсем другое дело, на них изначально и был рассчитан стриминг. А полный метр еще не покорился платным площадкам.

– В прошлом году многие режиссёры, возраст которых около 80-ти и больше, выпустили прекрасные работы. Это и Роман Полански, и Клинт Иствуд, и Мартин Скорсезе, и Вуди Аллен. Как вы думаете, режиссёры помоложе уступают им из-за того, что росли в иных реалиях и вынуждены ориентироваться на коммерческую составляющую?

– Было много примеров и обратного, но про плохие фильмы мэтров не говорят так много. Но их было достаточно. У мэтров, конечно, больше возможностей. Когда ты уже возведён на пьедестал при жизни, когда твоя карьера уже состоялась, после этого ты просто делаешь фильм ради фильма. Тебе не нужно прославиться, тебе не нужно переживать из-за кассовых сборов. Роману Полански, Мартину Скорсезе даже не нужно думать о наградах. Потому что тот же Пон Чжун Хо, выйдя на сцену, первым делом скажет, что всем, что он умеет, он обязан Скорсезе. Чем ты моложе, тем менее устойчиво твоё место в иерархии. Таким режиссёрам важно получить «пальмовую ветвь», «серебряного медведя», им важно, чтобы их заметили. Им важно кого-то обойти и преодолеть. Тот же Вуди Аллен. Он «разоблачён», не может выйти в прокат. Человеку за восемьдесят, он снимает «в стол». И у него нет никаких проблем. Они, конечно, есть, но не такие, как у большинства режиссёров, в особенности на карантине. Его главные задачи на сегодняшний день творческие, просто придумать историю, снять её. Отсюда внутренняя свобода.

– Современный режиссёр – это больше творец или ремесленник? Исходя из реалий сегодняшнего дня.

– Кино – это всегда было ремеслом. Нельзя быть творцом, оторванным от этого ремесла. Ты должен понимать, что такое съёмочный день, ты должен распределить людей на площадке, ты должен уложиться в график, выбирая локацию, ты должен понимать, насколько прагматично там снимать. Есть колоссальное количество факторов именно ремесленных. И для решения творческих задач их нельзя не учитывать. Здесь можно говорить о соотношении творческих и «приземлённых» задач. Тот же Спилберг снимает совершенно разные фильмы. Отличаются его фильмы «для души» и для широкого проката. Но у него даже решение контрибуционных задач – дело творческое. Кино – это не живопись, это не литература. Это огромное производство. Абстрагироваться от этого невозможно.

– Какие фильмы вас поразили в 2019-2020 годах?

– Должен сказать, 2019 год был весьма удачен с точки зрения качества фильмов. Во-первых, три главных кинофестиваля наградили действительно достойнейших, что бывает редко. «Паразиты» в Каннах, «Джокер» в Венеции, «Синонимы» в Берлине. И они совершенно разные. Один явно с политической подоплёкой, второй социальный, третий – по комиксам. И все режиссёры в одной возрастной категории – от 40 до 50 лет, что отрадно. Это ещё молодые люди, но уже со своими огромными амбициями, но уже имеющие свой стиль. Что касается «Оскара», посчитали, что если брать средний рейтинг качества фильмов-номинантов, в этом году он был очень высок. 2019 год – второй лучший год после 75-76 годов по качеству фильмов. «Форд против Феррари», «Маленькие женщины», «Брачная история», «Однажды в Голливуде», «Ирландец», «Паразиты», «1917». Все эти фильмы разные, совершенно выдающиеся. В Венеции в 2018 году был один такой фильм – «Рома» Куарона. И дико круто, что такой уровень в 2019-м.

– А сколько всего Каннских кинофестивалей вы посетили? Всем же интересно!

– Каждый год езжу. В этом году должен был быть двадцать второй, но его не случилось, увы.

– Ого! А какое максимальное количество фильмов за день вы могли посмотреть на фестивале?

– Максимум можно шесть картин посмотреть, если сам формируешь расписание. Это предел! И при условии, что первый показ в 8.30, а последний в 21. В среднем – три-четыре фильма за день. За один фестиваль я смотрю порядка сорока фильмов. И это всегда огромное удовольствие, никогда не надоедает. Каннский – это был мой первый кинофестиваль. Это были одни из самых запоминающихся моментов в жизни. И есть такой момент, я учил французский как первый иностранный, я – франкофон. Мне было чрезвычайно комфортно с первого приезда туда. Те коллеги, что владеют только английским, в этой французской империи чувствуют себя слегка неловко. Я легко адаптировался.

– Наш журнал литературный. Расскажите о ваших литературных предпочтениях!

– Я не очень много сейчас читаю. Но сейчас осиливаю «Бесконечную шутку» Дэвида Фостера Уоллеса в переводе Алексея Поляринова. Конечно, большое спасибо ему, что сделал это великое произведение доступным и для русскоговорящих. Книга требует очень медленного чтения, какой-то уникальной концентрации. Раньше мне не хватало на неё времени, вот сейчас взялся за «Бесконечную шутку» всерьёз. Произведение на тысячу страниц. Кто хочет ознакомится с биографией автора по краткому курсу, так сказать, советую посмотреть замечательный фильм «Последний тур» с Джесси Айзенбергом. Вам тогда обязательно захочется ознакомиться и с самой книгой. Это будет неизбежно. Ещё я перечитал «Декамерона» в другом переводе. Разумеется, у меня много литературы о кино. Биография Дэвида Линча сейчас настольная книга. Это один из моих любимых режиссёров. Ещё Ларс фон Триер. У меня корги зовут Ларс. Это мой скромный улов за время карантина. Хотя сериалов я посмотрел очень много. Сериалы заменили в какой-то мере фильмы, потому что с книгой я и так всегда.

– Следующий же выпуск «Искусство кино» посвящен сериалам?

– Да, да. Это не связано как-то с моими индивидуальными предпочтениями. Просто не снимают кино! А мы не мемориальный журнал, мы не можем сделать какой-нибудь авангардистский номер, скажем, о Тарковском, о Эйзенштейне, о Феллини. Мы, конечно, очень любим этих режиссёров, периодически о них пишем, но мы журнал о современном кино. А современное кино сейчас в состоянии простоя. Поэтому лето мы решили посвятить сериалам.

– Их сейчас так много! Нужны чёткие рекомендации.

– Я понял. Я в восторге от сериала «Хранители». Это некий сиквел книги Алана Мура, иллюстратором книги был Дэйв Гиббонс. В сериале показывают уже современную Америку. «Утреннее шоу» – совершенно выдающаяся работа. Она, конечно, более развлекательная, но от этого не теряет в качестве. Я под большим впечатлением от двух сезонов «Рассказа служанки». Третий сезон смотреть не стал, говорят, что он гораздо слабее. Я очень люблю антиутопии, и мне кажется, что это весьма художественно состоятельная и актуальная вещь.

– Как у вас зародился глобальный интерес к кино? Это начинается с детства?

– Сейчас это просто моя профессия. Я – не синефил с детства. Всё изменилось в 90-х, с приходом видеокассет. Тогда мы смотрели фильмы взахлёб. Это был бум зарубежного кино, и оно стало доступнее. У меня никогда не было цели стать кинокритиком, это всё получилось естественно. Моя первая работа была на «Эхо Москвы», я просто освещал премьеры. На тот момент мне хватало своего «критического» багажа для этого.

– Изменилась ли как-то жизнь «Искусство кино» на карантине?

– Вообще никак. К счастью, нам возможно работать из дома. В этом преимущество нашей профессии. Один выпуск за время карантина мы выпустили. В июне будет второй. Работаем потихоньку.

– С вашим же приходом тираж увеличился чуть ли не вдвое?

– До моего прихода он был тысяча семьсот экземпляров, сейчас минимум три тысячи.

– А вы выписываете какие-нибудь «толстые» журналы?

– Я иногда покупаю «Новый мир», «Знамя», но это единичные случае. Как понимаете, это всё нужно где-то размещать. Разрастающаяся библиотека – это проблема. Иногда книги стремятся выжить нас из квартир.

– Это точно. Как вы думаете, есть будущее у толстых журналов или лучше выпускать только электронные варианты?

– Электронная версия – это совсем не то. Мы же не журналистика в общем смысле слова. Для нас важен сам контент и авторское видение материала. И я рад, что нам удаётся полностью распродавать тираж, а он у нас от трёх до шести тысяч. Журнал удобно и приятно держать в руках. Бумажные носители не исчезают, сколько бы об этом не говорили. Людям важно на тактильном уровне воспринимать информацию тоже. Надеюсь, что бумажная версия «Искусство кино» будет выходить долгие и долгие годы. «Формаслову» удачи и бумажного варианта!

– Аминь!

Мария Давыденко
Мария Давыденко – автор колонки кинокритики ("Формаслов"), прозаик. Родилась в 1988 году. Окончила журфак Волгоградского Государственного университета. Лонг-листер премии "Дебют" с повестью "Дистрибьюторская жизнь" в 2012 году. Участник XIX Международного Форума молодых писателей России, стран СНГ и зарубежья. Публиковалась в журналах "Отчий край" и "Формаслов".