О музыке

Человек не может представить свою жизнь без изменений. Изменения – это надежда на лучшее, это путь к получению благодатного плода непрерывных усилий, это неясное предчувствие будущего счастья. Но иногда, рано утром, находясь на тонкой грани между сном и пробуждением, в те секунды, когда душа наиболее чувствительна к прекрасному, мне очень хочется стать беззаботным героем картины Фрагонара или Буше – да-да, именно рококо – или застыть в образе изящной фарфоровой статуэтки, но чаще всего хочется стать просто музыкой.

 

О соавторстве

 Один из главных постулатов деизма гласит: Бог создал мироздание вместе с правилами, по которым оно существует, и самоустранился, предоставив своим созданиям полную свободу действий. Завёл часовой механизм, а дальше – сами.

Это же утверждал Джордано Бруно: Богу «как абсолюту нет никакого дела до нас».

Центральной догмой творения в христианстве является Creatio ex Nihilo – сотворение мира из ничего. Общим местом является также то, что мир создан однажды и навсегда, и человек был создан последним, то есть никакого участия в процессе не принимал.

Если это так, роль писателя ограничивается отражением того, что он может увидеть и познать в этом огромном мире. Крохотная частица вселенной просто описывает то, что способны охватить её взгляд и воображение. Тут вспоминается притча о слепцах, ощупывающих слона, и японский сад камней «Рёандзи», в котором ни с одной точки невозможно увидеть их все.

Есть и другая точка зрения. Блаженный Августин, один из главных идеологов концепции создания мира из ничего, считал вместе с тем, что Бог ни на миг не оставляет своего попечения над миром и осуществляет непрерывное его творение. Если он «отнимет от вещей свою, так сказать, производительную силу, то их так же не будет, как не было прежде, чем они были созданы».

Или вот ещё, из его «Исповеди»:

«Не мать моя, не кормилицы мои питали меня сосцами своими, но Ты через них подавал мне, младенцу, пищу детскую, по закону природы, Тобою ей предначертанному, и по богатству щедрот Твоих, которыми Ты облагодетельствовал все твари по мере их потребностей».

Аналогичного мнения придерживаются авторитеты иудаизма. Одна из основополагающих идей хасидизма состоит в том, что Создатель творит мироздание ежесекундно. Адин Штейнзальц пишет: «Творение, таким образом, не должно пониматься как однократное действие, совершенное в Шесть дней Творения. Это продолжающийся процесс; Б-г все время творит мир».

А Ефим Свирский в своей книге «Перевоплощение» убедительно излагает простую мысль – так как всё есть Бог и Бог есть всё, и нет ничего, что бы им не являлось и что пребывает вне его, значит, мы его частички и живём в нём. Творец не только управляет миром, но и создал его сам из себя.

Такой же точки зрения придерживается, например, индийский философ Рамануджа – он утверждал, что всемогущий Бог сотворил многогранный мир из самого себя своим благоволением.

Идём дальше. Адин Штейнзальц в своей книге «Творящее слово» пишет:

«Мир создан из букв, и эти буквы сочетаются различными способами… <…> буквы не надо рассматривать только как часть алфавита; они суть элементарные силы, и в этом качестве они сочетаются разнообразными способами».

Но раз мы – частички Создателя, а он творит мир ежесекундно, то и мы, составляющие буквы в слова, а слова – в предложения, можем стать его со-творцами. Возможно, поэтому идеи писателей-фантастов часто воплощаются в жизнь.

Каждой волен выбирать тот вариант, который ему больше нравится.

 

О необыкновенных способностях

 То, что кажется на первый взгляд неважным и второстепенным, нередко оказывается главным.

На эту тему есть хороший анекдот о том, как человек, после смерти оказавшийся перед Богом, спрашивает о том, каков же был смысл его жизни, и Бог напоминает ему о корпоративной вечеринке, на которой тот передал солонку своему коллеге.

Герой нашего повествования, Александр Смирнов, с определённого времени начал замечать за собой некоторые странности. Адепты йоги назвали бы их сиддхами, сверхъестественными способностями.

Правда, способности были довольно слабыми. Но были.

В возрасте тридцати лет он вдруг начал быстро считать в уме.

Потом осознал, что может абсолютно точно узнать вкус яблока, просто взглянув на него. Он словно проникал за миг в самую сущность райского плода. С арбузами, правда, такого не получалось.

А в один прекрасный день Смирнов получил полное и авторитетное подтверждение тому, о чём и сам уже некоторое время догадывался.

В тот день он со своей девушкой и друзьями ехал в Крым. Новый директор «Артека» пригласил их на несколько дней погостить у моря – в феврале лагерь пустовал. Хотя для одессита ехать в Крым – это ехать от моря к морю. Но уж больно симпатичной была компания.

Всё в тот раз удачно совпало – у Смирнова был как раз отдых между рейсами. Он давно ходил на балкерах старпомом. Старшим помощником капитана. И ждал уже полгода своего судна, чтобы пойти капитаном.

По пути они остановились в Николаеве на завтрак. Большое кафе было совершенно пустым, они были первыми.

– Если не сложно, принесите наши омлеты поскорее, – попросил Смирнов полусонную официантку.

– Разумеется. Кроме вас, как видите, никого нет.

– Это пока.

Через десять минут все соседние столики были заняты.

– Приходите к нам почаще. Лучше каждый день, – прощаясь, сказали девушка и пришедший с ней администратор.

Смирнов и сам замечал это уже несколько лет – стоило ему зайти куда-то поесть, как в кафе или ресторан начинал валом валить народ. С магазинами было не так, иногда случалось даже, что он оказывался в хвосте большой очереди, и за ним никто не занимал. А вот с общепитом осечек не было.

Скоро об этой его способности узнали друзья и родные. И летом, на дне рождения, будущий тесть после очередного тоста сказал – то ли в шутку, то ли всерьёз:

– Саша, а может, тебе ресторан открыть? Ну, или кофейню. Выбирай, что по душе. Я и деньгами помогу. А то что ты – всё в море да в море. Так ведь и жену будущую недолго потерять.

Ночная кукушка, она же будущая жена, перекуковала. Старпом Смирнов, пошатываясь, сошёл на берег. И через полгода уже сидел у дверей своей новой пиццерии.

В успехе никто не сомневался.

Он, собственно, и был, успех. Первый месяц. В Одессе все новые заведения успешны. А потом почти все закрываются.

Через полгода сбережения Смирнова закончились. Будущий тесть о себе больше не напоминал.

Пора было возвращаться в море. Да и пароход обещанный вроде как замаячил на горизонте.

Всё изменила случайная встреча с одноклассником.

– Саш, я слышал, ты того… Чудесами балуешься?

– Не без этого, – приободрился Смирнов.

– Я в Киеве новый ресторан открываю. Конкуренция там, сам знаешь, немаленькая. Поможешь? Обещаю небольшой фикс и хороший процент. 

После недолгих раздумий Смирнов решил рискнуть. Возлюбленная поддержала.

Теперь он каждый вечер проводит в новом ресторане. Очередь на него расписана на месяцы вперёд.

Сиддхи – штука загадочная.

Евгений Деменок

 

Евгений Деменок. Родился в Одессе в 1969 году. Живёт в Праге. Писатель, журналист, историк авангарда. Автор многочисленных статей и ряда книг, среди которых «Новое о Бурлюках» (2013), «Казус Бени Крика. Рассказы об Одессе и одесситах» (2015, переиздана в 2018), «Вся Одесса очень велика» (2016), «Давид Бурлюк. Инстинкт эстетического самосохранения» (в серии ЖЗЛ) (2020). Лауреат Международной отметины имени отца русского футуризма Давида Бурлюка. 

 

Анна Маркина
Редактор Анна Маркина – поэт, прозаик. Родилась в 1989г., живет в Москве. Окончила Литературный институт им. Горького. Публикации стихов и прозы – в «Дружбе Народов», «Prosodia», «Юности», «Зинзивере», «Слове/Word», «Белом Вороне», «Авроре», «Кольце А», «Южном Сиянии», журнале «Плавучий мост», «Независимой Газете», «Литературной газете» и др. Эссеистика и критика выходили в журналах «Лиterraтура» и «Дети Ра». Автор книги стихов «Кисточка из пони» (2016г.) и повести для детей и взрослых «Сиррекот, или Зефировая Гора» (2019г.). Финалист Григорьевской премии, Волошинского конкурса, премии Независимой Газеты «Нонконформизм», лауреат конкурса им. Бродского, премий «Провинция у моря», «Северная Земля», «Живая вода» и др. Стихи переведены на греческий и сербский языки. Член арт-группы #белкавкедах.