Стихи Павла Банникова антиэгоцентричны. Это не значит, что в них отсутствует фигура говорящего — напротив, субъект этой речи очень обаятелен, ироничен, человечен. Мне кажется, дело в позиции, из которой он говорит: это позиция благодарности жизни за её ход, каким бы трагическим он ни был. Эти стихи преисполнены любви к ближнему — «ибо каждый, кто в полутра ищет мелочи — // страстотерпец» — и смирения: «оставим эти могилы // как впрочем и рыб // можно оставить в покое // ибо и это легко и приятно». Немудрено, что из мема про «рыбов» Павел Банников выращивает настоящий гимн жизни — дурашливый и радостный, напоминающий мне бессмертное восхваление «Мы всех лучше» Алексея Хвостенко. И это — совершенно необходимая сегодня интонация.
Евгения Ульянкина

 

Павел Банников — поэт и редактор. Родился в Алма-Ате. Составитель, редактор и соиздатель нескольких сборников произведений и авторских книг казахстанских писателей. Один из основателей антипериодического издания «Ышшо Одын», поэтического фестиваля «Созыв», литературного фестиваля «Полифония». Стихи публиковались в журналах «Аполлинарий», «Воздух», «Знамя», альманахах «Литературная Алма-Ата», «сорок.четыре», «Дом Ильи», в Интернете — на сайтах «Топос», «Кастоправда» и т.д. Входил в шорт-лист премий «ЛитератуРРентген» и «Лицей», в лонг-лист премии «Дебют» и премиальный лист премии «Поэзия». Преподаватель Открытой литературной школы Алматы (семинар поэзии), член редколлегии проекта «Полутона».

 


Павел Банников // Ночное пение рыбов

 

Павел Банников. Фото Ивана Беседина // Формаслов
Павел Банников. Фото Ивана Беседина // Формаслов

***

раньше копил
людей

теперь коплю
впечатления:

евлогии
эпитафии

нужно вновь копить
людей:

люди важнее
евлогий и эпитафий

не говоря уже
об учреждениях

 

ПАМЯТКА ПУТЕШЕСТВУЮЩЕМУ

выбираясь на улицу
в чужом городе
в чужой стране
в два часа ночи
в минус двадцать

возьми собой горсть монет
и сигарет на троих

не возвращайся в номер
с полными карманами

ибо каждый, кто в полутра ищет мелочи —
страстотерпец

каждый, кто просит сигарету —
мученик

всякий, кто
выпуская дым
протянет тебе остатки пойла
и расскажет историю —
святой

 

АНДРЕЮ ПОЛОНСКОМУ

мой небелковый собеседник
нейросвященник александр
святой отец и исповедник
трансгуманизма иерарх
рассказывает мне о травме
об изысканиях науки
в борьбе за равенство и против
смертей болезней и других
вещей идейно устаревших
я говорю ему алёша
ты просто вася коль не видишь
очарование костлявой
её прекрасное лице
и искру божию в конце

 

РЕАНИМАЦИЯ РЫБ

займёмся простым и бессмысленным
скажем
реанимацией рыб
ибо легко это и приятно
ибо достойно это и праведно

свят свят свят Господь наш плывущий кверху брюхом по аквариуму полному тины и испражнений
свята пустая пятилитровая бутыль свят нож Leatherman
свята вода водопроводная отфильтрованная
свят компрессор мембранный Tetra APS 400 чёрный в четыре с половиной ватта

и мы полны славы Его
вдохновения полны
решимости и веры

не возразит нам ни рыба ни крабы
ни гад морской ни червь ни бог

рыбы немы
рыбы не мы
рыбы не то что мы

мнимые духи мнимые души
в ежегодном трауре
по личным личинам

что тут реанимировать
нечего тут реанимировать
не надо вот этого вот тут
оставьте
оставь

оставим эти могилы

как впрочем и рыб

можно оставить в покое
ибо и это легко и приятно
достойно это и праведно

свят свят свят Господь наш разделанный на кухонной доске
святы розмарин чёрный перец укроп соль в разрезах и
уксус стекающий с жабр бездыханных свят
святы печи электрические газовые конвекционные и
угли медленно обращающиеся в прах

и мы полны огня их и света полны
и тела полны и крови

и смотрим бесстрашно в стекло
аквариума

 

***

движение в защиту прав самураев
движется исключительно по Пути:
самурай идёт, собаки лают
самурай знает —
с пути не сойти

слева теснят гайдзины, зарвавшийся сёгун справа
издаёт указ за указом, попирая Закон
но самурай помнит, он имеет одно право —
на собачью смерть
и самураю легко

 

ШОПЕН 1996

Marche funèbre в аранжировке Наполеона Анри Ребера
Фридерик услышал на собственных похоронах

Ш
О
П
Е
Н

шумит в последних листьях

Grave и Scherzo — пропускаем

Lento

могильный грув B-moll
северо-западный жел’

чёрно-белое депортированное źal
на останках карлага

 

МАМА, Я ПОЕЛ

в общем и целом, конечно
идите на х** со своей шавермой
но тем не менее, мама, я поел
как ты никогда не ела

в последние годы ты
не выбиралась дальше
ларька на выезде из посёлка, возможно
ты даже не знала слова — шаверма

в последние месяцы ты
вообще не ела, тебя питали
капельницы и растворы, ты

умерла, как и решила когда-то: рак
отступил на время, чтоб ты отпустила
детей на волю и себя — к богу, в которого ты
не верила, но не запрещала мне

мне снится твой беззубый рот, мама, твой
запавший язык, который я с трудом
достаю, пока везу тебя в хоспис

твоя последняя улыбка, твоя
последняя красивая фотография
не твой — последний звонок из морга

а в остальном всё в порядке, мама
я родил сына, поел
и даже надел шапку

 

РАВНОДЕНСТВИЕ, 4:49

Снился кот и отец на крыльце. Во дворе прожигает бельё
суховей. У отца сигарета. В лице — молодое и что-то моё.

Кот орёт, а он всё говорит, говорит. Я не слышу отца.
Непотушен, окурок чадит. Там где было крыльцо — нет крыльца.

 

В ИЮЛЕ

Софии Камилл

ты пришла с жары — раскрасневшаяся
с бутылкой дешевого французского
я купил ещё две дешёвого македонского

обменивались стихами, табаком, музыкой и радостями
кидали в бокалы лёд и ждали, когда солнце пойдёт на убыль

ты — чтобы искупаться на каких-то московских развалинах
я — чтобы закончить срочный отчёт
на который положил болт, едва увидев тебя в дверях

всякий раз ты появлялась, будто разлуки никакой не было
и наш разговор продолжался, будто мы лишь отвлеклись
на глоток вина

прощаясь, ты вновь одарила меня
тем самым целомудренным поцелуем
так целуют отца, отправляясь в путешествие
так целуют брата, уходящего на войну

всякий раз ты — прощалась навек

всякий раз я — молился тебе в спину

надеясь, что это тебе выпадет участь
сказать мне последнее слово
а остальным — напомнить, что смерти никакой нет
и наш разговор продолжается

 

НОЧНОЕ ПЕНИЕ РЫБОВ

Слушали
Ночное пение рыбов

Пили
Красную кровь виноградов

Ели
Приготовленных вьетнамцами мясов и овощев

Терзали
Напряжённый металл струнов

Подбадривали
Друг друга хлопками ладонев

Жили
Прекраснейшей из возможных жизнев

 

Евгения Ульянкина
Редактор Евгения Ульянкина – поэт. Родилась в 1992 году в Караганде (Казахстан), с 2000 года живёт в Москве. Окончила ФИЯР МГУ им. М.В. Ломоносова (регионоведение Франции). Стихи публиковались в журналах «Дружба народов», «Кольцо А», «Лиterraтура», на портале «полутона» и др. Соредактор телеграм-канала «Метажурнал», ведёт свой телеграм-канал «поэты первой необходимости». Второе место премии «Лицей» (2020). Малая премия «Московский счёт» (2020). Автор книги стихов «Как живое» (М.: Воймега, 2020).