Денис Ткачук // Формаслов
Денис Ткачук // Формаслов

«Если хочешь, ты меня полюби / Просто так или с USB…», — поёт Борис Гребенщиков и в целом оказывается прав. Любить сейчас можно не только по старинке, но и по-новому — с помощью разъёмов и посредников. Посредников у информации стало много — TikTok, YouTube, подкасты и другие слова иностранного происхождения. Нет, это не плохо — это всего лишь новые формы и способы донесения всё того же. Раньше поэзию перепечатывали и переписывали с бобины на бобину, теперь же не надо прикладывать никаких усилий, чтобы искусство пришло в ваш дом за сотни и тысячи километров.

Проект «КвARTирник-онлайн» доставляет поэзию, музыку и прозу почти полтора года. Особенность наших субботних эфиров — никаких географических, возрастных и стилистических рамок: на одной виртуальной сцене выступают сибиряки и южане, начинающие и мэтры, рокеры и барды. Единственное условие отбора — высокое качество произведений.

Представляем подборку из пятнадцати поэтических произведений наших участников — то, что нас зацепило. То, что не оставило нас равнодушными — надеюсь, не оставит и вас.

Денис Ткачук

 


Денис Ткачук // Проект «КвARTирник-онлайн»

 

Евгений Дьяконов (Санкт-Петербург)

***

Когда и сил, и времени в обрез
Не женщина нужна, но женский образ.
И звёздный небосвод,
И тёмный лес,
И леший, что сидит под елью сгорбясь.
В пространстве звуков
редкие слова
пространство ароматов не нарушат.
Шуршанье веток, пенье соловья
И женский плач — всё просится наружу.
Туда, откуда льётся тёплый свет,
Где с ниткою встречается иголка,
Где жизнь моя, единственный мой свет.
Расстёгивает пуговичку долго.

 

Оксана Горошкина (Красноярск)

***

Эта женщина из прекрасных снов,
Приходи со мной почитать стихов,
Приноси слова и мечты не те,
Приходи при свете и в темноте,
Приходи справляться на «три» и «пять»,
Приходи в проёме окна стоять,
Говорить о разном и об одном,
Забываться песнями и вином,
Узнавать, чем дышит живая плоть,
Не мешки таскать, но стихи полоть,
Не бояться старости и любви —
Приходи. И место моё займи.

 

Юлия Шкуратова (Кемерово)

***

рухнул мостик через реку
кто позволил унисон?
помогите человеку
замените колесо
у него свело закрылки
и не справился мотор
от сверления в затылке
десять капель Кьеркегор
не помогут девять капель
Шопенгауэр, Шопен
Фридрих умер, Бог заплакал
и нажал на контрол эн

 

Мария Затонская (Саров)

***

Белый дым из трубы качается
над окаменевшим озером.
Ледяная январская полночь, полная, как луна.
На обочине дед, под капотом
ищет причину немыслимой остановки,
звезду упавшую, вечную истину,
вздрагивает
далёкого леса тело тугое.
Голое небо, скажи,
отчего ты над ним
большое такое.

 

Дарья Ильгова (Москва)

***

Это не тело, это душа ветшает.
Гул нарастает, свет этот спать мешает.
Это фонарь? Это тоннель? Ау.
Слышишь меня? Странно слова плывут.

Мимо крыльца, колодца, речной водицы.
Памяти детства не за что ухватиться.
Гусеница в капусте, полёт шмеля.
Тёплый приём. Ты слышишь, земля-земля.

Радоваться земному, любой поделке,
Не отличая подлинник от подделки,
Шуму подземки, театру теней на стенке,
Важному разговору и тишине.
Всему, что живёт во мне.

 

Ксения Ващенко (Волгоград)

***

Весною радости просты,
Светлы не менее.
Мне — выйти из дому, пройти,
Услышать пение

Какой-то птицы в тополях,
Подумать: «Ветрено».
И след мой черная земля
Обнимет медленно.

Свобода, лёгкая, как дым,
Спасет, погубит ли?
Меня запомнят молодым,
Живым как будто бы.

Простая радость птице — петь.
И небо синее,
И жизнь прекрасная, и смерть
Невыносимая.

 

Дмитрий Коломенский (Санкт-Петербург)

***

Когда дорогу выбелил снежок
И черная вода пошла канавой,
Когда Господь над миром не зажег
Ни свечки райской, ни звезды кровавой,
И пала мгла из облачных холстин,
Как стон, как стынь, как мертвенная ересь,
Мне кто-то прошептал: «Иди один» —
И я пошел, сказавшему доверясь,
Сквозь темный, остывающий вертеп,
Чье зренье тускло, чье касанье марко.
И ангелы стояли в темноте,
Но ни один не выступил из мрака.

 

Марина Фёдорова (Кемерово)

***

твой холостяцкий ход
мой обручальный бег
там куда ледоход
освобождает рек
полные рукава
краденым серебром
там где еще жива
пусть не твоим ребром

 

Александра Зайцева (Астрахань)

Воинам Лизы Алерт

Это игра в потеряшки, в «пора-не пора».
Сводки диктуют набор неособых примет:
Среднего роста, курнос, по сезону одет,
Видели с мистером Икс, а куда пропал
Или большой секрет,
Или секретик — лютики под стеклом,
Спрятаны в землю, чем не пиратский клад?
В детских песочницах время больших лопат.
Ветер срывает флажки, если повезло
Роем другой квадрат.
Это такие жмурки – смешная жуть:
Нам завязали глаза, а водящий зряч.
Хлопнет в ладоши, отнимет у Тани мяч,
«Дурочка Таня, хочешь его вернуть?
Ты — пациент, я — врач».

Это Его игра, это день восьмой,
День отсечения сердца, идём налегке.

Мячик скользит жёлтым пятнышком по реке,
Мальчик плывёт корабликом по реке,
Девочка — узкой лодочкой по реке.

Реки текут домой.

 

Полина Орынянская (Балашиха)

Другое лето

Зеленью пахнет, сыростью и теплом.
Травы торопятся в каждой щели взойти…
Лето становится коротко и мало,
будто с годами садится его сатин.

Всё, как обычно: осень, зима, весна…
Вдруг просыпаешься — боже, под пятьдесят!
Ах, одуванчик, беспечная седина.
Как же блаженно минуты его летят —

пухом прозрачным меж бабочек и шмелей,
жадно хмелея от крошечной высоты,
с ветром, по ветру, всё призрачней и белей,
вольно, легко, качаясь, кружа… А ты

выйдешь из дома — знакомых дорог круги,
как годовые кольца — поди сочти.
Только на лето становится всё другим.
День не торопишь, не дышишь над ним почти.

Воля твоя — и каждый его пустяк,
словно секретик, спрятал бы под стекло —
пёрышко, листик, вечерней зари медяк…
Окна раскрыты, и шторы летят, летят.
Лето, как детство, и коротко, и мало…

 

Аман Рахметов (Шымкент)

***

Раненые крыши, ни одной звезды —
тихо, будто вышло время из воды.

Призрачные птицы, как же вы смогли
перевоплотиться в дальние огни,

В тихую случайность, в точечный узор…
всё-таки печально видеть горизонт

Горлом пересохшим, музыкой немой —
где же вы, хорошие, я хочу домой,

Высказаться скрипке, выпить акварель,
мокрые ботинки выставить за дверь


Ольга Левская (Красноярск)

Огнегрив

Вот так живёшь, очей исполнен —
всё видишь: эти видят сон,
а эти — негу, эти — полночь,
и эти — сабель ржавый звон.
Вот так живёшь, меднея златом —
сюда — на храм, сюда — на кров,
сюда — на гвоздики распятым,
сюда — на плотскую любовь.
Вот так живёшь. А так — не очень.
И, если вырвет сердце боль —
запомнят: жил — и кровоточил,
а умер — стал совсем собой.

 

Аля Ветер (Воронеж)

***

вот так они случаются когда
ни времени ни сил на четверть вздоха
воздушные не замки города
мне часто говорят что это плохо
в чем может быть есть правда ведь потом
стою язык жую а он невкусный
моргаю в красное через фантом
и мне прекрасно безвозвратно грустно

вот так оно рождается во тьму
на свет ему нет хода хоть ты тресни
из сердца выдирает бахрому
где по уму бы планы а не песни
нескоро сорок скоро это срок
в который можно и полжизни втиснуть
ты в сердце
стратегический порок
иже еси
вовеки
ныне
присно

 

Ольга Гуляева (Красноярск)

Коперник

И колыхнётся Солнце неровным диском,
И растворится светом во всех купелях.
Я заору. В мир из меня родится
Темноволосый мальчик, малыш Коперник.

Люди увидят, скажут — пригож и ладен,
Люди увидят, скажут — не пальцем создан.
Я назову мальчика Николаем.
Я Николаю книжку прочту. Про Солнце.

Переплавляется воздух, что я вдыхала,
Луны стремятся в центр, превращаясь в руны;
Люди подумают — ходим-то все под Хабблом,
И перестанут люди стрелять друг в друга.

Выпекут свежих булок по пять копеек;
В небе зелёном белые ходят козы;

Темноволосый мальчик, смешной Коперник.
Я прочитаю книжку ему. Про космос.

 

Евгений Морозов (Нижнекамск)

***

Кристальная, горняя, верная речь,
как вкрадчивы ритмы твои,
когда начинаешь трагически течь
из гулкой чугунной змеи

систем утопленья в глубинах времён,
о камень на сердце дробясь
на тысячу смыслов, частей и сторон
и мудрую ржавую грязь.

В минуту, когда поезда на мосту
взрывают последним «прости»,
ты учишь ручного моллюска во рту
скользить по ночному пути

скалистых зубов и сырой полутьмы
и бездны, где смерть сожжена
звездою, в которой рождаемся мы
из хаоса, как из зерна.

 

Редактор Евгения Джен Баранова – поэт. Родилась в 1987 году. Публиковалась в «Дружбе народов», «Новом Береге», «Интерпоэзии», Prosodia, «Крещатике», Homo Legens, «Юности», «Кольце А», «Зинзивере», «Сибирских огнях», «Москве», «Плавучем мосте», «Дальнем Востоке», «Детях Ра», «Лиterraтуре», «Южном сиянии», «Независимой газете», «Литературной газете» и др. Лауреат премии журнала «Зинзивер» (2017); лауреат премии имени Астафьева (2018); лауреат премии журнала «Дружба народов» (2019); лауреат премии СНГ «Содружество дебютов» (2020). Финалист премии «Лицей» (2019), обладатель спецприза журнала «Юность» (2019). Участник арт-группы #белкавкедах. Автор четырех поэтических книг, в том числе сборников «Рыбное место» (СПб.: «Алетейя», 2017) и «Хвойная музыка» (М.: «Водолей», 2019). Стихи переведены на английский, греческий и украинский языки.