Дочки-матери: сборник женской прозы / Автор-составитель Надежда Ажгихина. — М.: Союз российских писателей, 2019. — 400 стр.

 

Вера Линькова // Формаслов
Вера Линькова // Формаслов

В Союзе российских писателей вышла новая книга по проекту «Дочки-матери» (читать в библиотеке журнала).

Как человека встречают по одёжке, так и книга привлекает внимание читателя своим внешним видом. Прекрасный дизайн обложки сделала художница и дизайнер Екатерина Арт (Омельченко), использовав в оформлении фотографию венецианского карнавала авторства поэта Лидии Григорьевой.

Писатель и составитель Надежда Ажгихина в своём предисловии к книге очень точно отразила её замысел и суть: «Непростые, подчас драматические отношения женщин разных поколений, связанных узами родства, — не познанный пока еще материк, очертания которого только намечены. История страны пронизывает их судьбы, как незримые меридианы и параллели. Присмотримся к новым точкам на карте».

Точки на карте женских судеб — это самые разные аспекты семейных взаимоотношений, где главную роль играют мамы, бабушки, дочки, и просто дети, и просто любимые и родные люди. 45 женщин-писательниц по-своему расставляют значимые для них точки на карте женского мира.

Открывает книгу «Дочки-матери» рассказ Светланы Василенко «Мама и Парад  победы». Это не просто рассказ. Это безграничное признание в любви — Маме, дань незабвенной памяти — Маме. Мама Светланы  — Василенко Мария Савельевна —  встретила войну 15-летней девчонкой, помогала разведчикам, пережила ужасы  фашизма. О том, какие лишения она перенесла, и о ее непростой судьбе расскажет дочь. И о том, как успела сводить на Парад победы свою старенькую маму. И о том, как уже после, всего лишь через год, выпрямив спину, сама, с портретом мамы пройдётся по площади Капустина Яра в потоке «Бессмертного полка». А что значит Парад победы? Парад победы в понятии настоящего человеческого счастья? Словами мамы расскажет об этом дочь: «Мама после перенесенного инсульта в свои 86 лет обошла с палочкой весь наш цветущий сад и осталась очень довольна. Однажды в письме астраханскому начальству, где она просила провести в дом газ и воду, она написала: «Я вместе со своим народом победила в войне (была партизанкой), построила в степи город (ракетный полигон Капустин Яр), воспитала дочь-писательницу (то есть меня) и вырастила сад». Вот так: для нее Победа, Город, Дочь и Сад — как главные свершения жизни. Сегодня скворцы устав от собственных песен, начали деловито таскать в домики разные прутики — стали гнездиться. Весна, сад, счастье».

Нечто высокое, незримое, неразрывное связывает родные сердца. Мать и дочь. И лучше самого автора не выразить это единение душ: «…и я вдруг сразу вспомнила сегодняшний мой сон, цветущие сады на нашей улице и маму, — и то тонкое, волшебное чувство родства, когда два родных и любящих человека идут сквозь этот цветущий мир, разговаривают и понимают друг друга, — даже если один из них здесь, еще на земле, а другой — уже там, на небе».

Нежная и тонкая мелодия любви, соединяющая маму и дочь, звучит в рассказе Марии Брегман «Челновая»: «Мамочка, идет дождик, я сижу у окна и читаю книгу, книга очень интересная, вчера взяла в библиотеке. Бабушка печет блины в сенцах, сегодня утром она нам варила варенье из черноплодной рябины с яблоками. Ждем тебя очень. Когда ты приедешь?» Это был разговор с мамой каждый день, ведь телефона тогда не было еще в деревне, только один на почте. А еще я прикладывала в каждый конверт то цветочек ее любимый, то листочек, чтобы письмо живое было. Я знала, что цветочек засохнет, но верила, что маме так дойдет моя любовь к ней».

Рассказ Марии насыщен звуками и красками деревенской природы, уютом семьи, радостью влюблённости и отчаянием от невозможности быть вместе. Он о тех моментах, когда открываешь сердце маме, и когда из разных уголков земли с человеком, который запал в душу, смотришь на одну звёздочку: «Я, конечно же, не держала обиду на маму за ту первую мою любовь. Но было что-то, что я оставила в душе только для себя. Ведь та далекая яркая звездочка так и светит до сих пор ночью в мое окошко, и еще я так и вспоминаю мокрые глаза моей бабушки. И ее слова. Твоя эта жизнь, тебе и решать».

Многие рассказы в книге звучат, как исповедальный порыв — спасти своё дитя. Страхи у всех матерей разные, но в них всегда слышится вера в помощь Бога, в помощь какой-то ещё не познанной, но сверхсильной справедливости.

Вот в рассказе Лидии Григорьевой «Отец Александр» мать Ираида идёт в храм, чтобы молиться за дочь. Но кто бывал в церкви в самые трудные моменты жизни, кто пытался донести до Бога свою просьбу о прощении, тот знает, как сложно сконцентрироваться на самой подаче. Именно собрать в горсти все свои прегрешения и донести их до высшего судии пытается героиня рассказа Ираида. Но в том-то и была «её беда и проблема, что не могла она в себе решительно ничем ослабить дерзкого своего отношения к жизни». Думая, что «погружается в свои душевные глубины», фактически она погружала в себя глубины существующего вокруг неоднозначно благополучного мира своей семьи. И что-то ещё стороннее вмешивалось в её переживания, отвлекало. «Даже здесь, в золотом мерцающем мраке, столь усмиряюще благоуханном, ее личный черт — ладана не боялся». Ожидая своей очереди в долгожданный узкий проход, она то акцентирует внимание на своей вошедшей в подростковый возраст дочери, то разбивает бутылку, приготовленную для святой воды. А то вдруг отвлекается на неслышную исповедь странного прихожанина.

Мы словно бы все — прихожане в этом храме неба и земли. Материнская любовь к ребёнку неизмерима по своей силе. В рассказе Надежды Васильевой «Чаша сия» мать просит бога, чтобы спас от смертельной болезни её дочь. Она не просто просит, она верит в то, что может произойти в жизни такое чудесное замещение, такой обмен своей жизни на жизнь дочери.  Героиня Верка, чьё детство выпало на годы войны, в семье своей не была избалована любовью, зато любовь к собственной дочери Насте переходила все границы реально возможного.  Вот она говорит мужу: «…я все равно ее отмолю! — То есть как? — не понял он. — А вот так! Возьму на себя все ее болячки. Читала где-то, такое бывает. Я свое отжила. А ей сына растить надо. Буду просить об этом Бога. Он милостив!»

Любой прагматически мыслящий человек скажет, что не может такого быть, чтобы мать взяла на себя болезнь дочери и умерла, а дочь выжила, и болезнь её сама по себе исчезла. Но если очень верить, то, возможно, чудо случится?

И нет страшнее переживания, чем когда не можешь помочь своему ребёнку. Такая полная безысходность звучит в рассказе Рады Полещук «Продаётся мать». Залюбленная, избалованная дочь продаёт квартиру вместе со старой, беспомощной,  больной матерью и вместе со своей маленькой дочкой Олей уезжает в Америку. Мать знает, что мужчина обманул её дочь, вытянул из неё все деньги от проданной квартиры и бросил. И вот, находясь в таком положении, где уже ничего не исправить, где собственная жизнь на волоске, она всё равно продолжает мучительно переживать за судьбу дочки с внучкой. И материнская любовь здесь выше самого осознания предательства. Любимым детям оно прощается …

И всё же так хочется, чтобы старость наших родителей выглядела благородно и достойно, чтобы любовь детей окружала их до последнего часа. Так происходит в рассказе Ольги Харламовой «Рецепт моей бабушки».  Суть этого рецепта — не только уметь печь оладьи из картофельных очистков, как в войну, но и уметь радоваться каждой крохотной победе. «Рецепт моей бабушки» — это символ существования и продолжения рода человеческого.

Многие рассказы в книге посвящены любопытным воспитательным моментам. Это и рассказ Нины Горлановой «Детёныш Ксюха», рассказы Татьяны Набатниковой  и её дочери Аглаи. Елена Громова в своём рассказе «Зеленоглазое такси» вскрывает причины недопонимания между матерью и взрослеющей дочерью. Рассказ Ксении Драгунской «Ложь во спасение» заставляет задуматься над тем, что не существует категорических понятий добра и зла, но есть полутона и оттенки. И ещё вошло в книгу немало интереснейших рассказов, где авторы открывают читателям душу, помогают разобраться в давних заблуждения и расставить все точки на карте разрешения семейных вопросов.

И ещё хочу сказать: «Дорогие мужчины! Книжка «Дочки-матери» поможет и вам лучше разобраться в женском характере. А это — залог семейного счастья! Так что читайте!»

Вера Линькова

 

Вера Линькова, Родилась в Казахстане на станции Уш-Тобе, Талды-Курганской области. Закончила факультет журналистики МГУ. Была автором и ведущей передачи для подростков с трудными судьбами «Поверженные короли» на радио «России». Член Союз российских писателей. Автор поэтических сборников «Видение в городе нищих», «Бабочка в часах», Босая жемчужина», а также книг для детей и подростков «С глухарём поговорю», «Царевна Морошка», «Съел павлин горячий блин» и др. Автор книг по АРТ-педагогике: «Алина в царстве Существительном», «Учись читать с птицей БУ», «Превращение Лейки–Грамматейки в частицу НЕ», «Поиграем в Биномку» и др. Золотая медаль первой народной писательницы на портале «Народ.ру» — 2000-ый г. Лауреат многих международных литературных конкурсов. Автор многолетней интернет-рассылки “Письма в облака незнакомому любимому человеку”. Руководитель детской литературно-художественной студии «Биномка».

Поэт, журналист. Родилась в 1988 году. Публиковалась в журналах «Урал», «День и ночь», «Аврора», «Юность». Лауреат Григорьевской премии (2019), победитель VII Международного поэтического конкурса «45-й калибр», лауреат конкурса литературной журналистики «Молодой Дельвиг» (2018). Автор шести сборников стихов.