Елена Пальванова родилась в 1997 году в Москве. Окончила переводческий факультет МГЛУ, учится там же в аспирантуре. Работает переводчиком с английского и французского языков. Перевела книги: Донна Ванлир «Рождественская надежда» (АСТ), Холли Миллер «Мой сон о тебе» (АСТ), Эстель Маскейм «Я говорил, что лучше промолчать?» (ЭКСМО). Победитель и призёр многих литературных конкурсов («Русский Гофман», «Золотая роза», «Большой финал» и т. д.) и конкурсов перевода поэзии и прозы (конкурс имени Эльги Линецкой, «Пастернак и Западный мир», «Литтера Скрипта», «Читающий Петербург» и т. д.) Публиковалась в коллективных сборниках («Будь человеком!», «Зелёный листок», «Зелёное яблоко», «РяДом. Избранное-2019», «Я тебя никогда не забуду», «Отражения» и др.), в литературном альманахе «Свой вариант», в электронном журнале «Стол» и на сайте московских поэтов-юмористов «Чёртова дюжина».

 


Елена Пальванова // Рассказы

 

Елена Пальванова // Формаслов
Елена Пальванова // Формаслов

Поток сознания

Витька азартно играл в «стрелялку» на планшете. Три часа непрерывной борьбы не прошли даром: неприятель уже готов был в очередной раз сдаться и открыть ему выход к новому уровню. И в этот момент самому Витьке пришлось капитулировать перед натиском внутреннего противника.

— Нет, ты только посмотри на него! Ну сколько можно? — раздался над ухом голос мамы. — Он же весь вечер сидит, как заколдованный.
— Надо расколдовать. — Это уже папа. — Говорят, спорт очень помогает. Тут недалеко секции по футболу и боксу открыли. Витя, не хочешь попробовать?
— Да какие секции? — возразила мама. — Он и уроки-то не делает, а ты — спорт.

Услышав про уроки, Витька напрягся и умоляюще протянул, машинально вцепившись в планшет:
— Ну ма-а-ам, па-а-ап! Дайте доиграть, совсем немножко осталось!

Мама всплеснула руками:
— Опять! Это «немножко» тянется уже два часа. Всё, хватит. Что вам на завтра задано?
— Сочинение на тему «Мои увлечения», — пробурчал Витька, нехотя откладывая планшет.
— Вот и пиши, — велела мама.
— Хорошо, — покладисто согласился Витька и выжидательно уставился на родителей: сейчас они выйдут из комнаты и можно будет вновь ринуться в бой…
Но маму не проведёшь.
—  А это я забираю, чтобы соблазна не было, — заявила она и, подхватив планшет, унесла его.

Витька перевёл растерянно-возмущённый взгляд на папу. Но вместо того, чтобы вступиться за сына, тот сцапал лежащий на столе смартфон, подмигнул Витьке и со словами «Сдавайтесь, вы окружены!» вышел из комнаты.
От этого двойного предательства Витя опешил. Ну ладно, посадили за уроки. Но гаджеты зачем отнимать?! Как теперь смотреть правильное написание слов? И где черпать идеи? Анна Михайловна просила написать сочинение примерно на три страницы, а перечисление Витькиных хобби займёт, пожалуй, не больше трёх строчек. К тому же компьютерными играми и лего увлекаются все поголовно, этим никого не удивишь. А удивить хотелось. Особенно Лилю Хрусталёву.
Витька вздохнул, открыл тетрадь и задумался, покусывая колпачок ручки. В голову ничего не приходило. Промучившись полчаса, Витька в сердцах захлопнул тетрадку и на цыпочках выскользнул в коридор. Из кухни доносилось бормотание телевизора: родители смотрели какой-то фильм. Счастливые! Пришли с работы и отдыхают себе спокойно. А бедные дети до ночи над уроками корпят!
У Витьки забрезжила надежда, что родители не унесли планшет и телефон на кухню, а спрятали где-то у себя в комнате: тогда можно было бы потихоньку забрать гаджеты назад. Витька прокрался туда и начал обыск. Он смотрел и в тумбочке, и в шкафу… С каждой секундой нарастало чувство досады. «Дурацкое сочинение, — мысленно негодовал Витька, обшаривая книжные полки. — Дурацкая школа. Кому вообще она нужна?»
И в этот момент он наткнулся на книгу в синей обложке. На ней крупными буквами было написано: «Саша Соколов. Школа для дураков». Витька удивлённо повертел её в руках. Скорее всего, автор — его товарищ по несчастью. На это наводит уже само имя писателя: не Александр, а Саша. Наверное, это какой-то мальчик, его ровесник. Интересно, что он там про школу-то пишет? Судя по названию, ничего хорошего.
Витька наугад раскрыл книгу и… с недоумением уставился в сплошной текст, без всяких знаков препинания и, кажется, без всякого смысла: «Вета ветла ветлы ветка там за окном в доме том тра та том о ком о чем о ветке ветлы о ветре тарарам трамваи трамваи аи вечер добрый билеты би леты».
Витька не верил своим глазам. Что за тарабарщина? Какие-то трамваи. Какие-то билеты. А при чём тут ветка? И дом?

Он так озадачился, что даже не услышал, как в комнату заглянула мама.
— Даже не знаю, что делать, — вздохнула она. От неожиданности Витька подпрыгнул и чуть не выронил книжку. — То ли огорчаться, что ребенок опять забросил уроки, то ли радоваться, что он так увлёкся чтением.
— Да это читать невозможно! — возмутился Витька. — Бессмыслица какая-то.

Мама подошла ближе и взглянула на обложку.
— Ну, это тебе пока рановато. Книга не детская, очень серьёзная, не для развлечения. Заставляет задуматься над проблемами человека и общества.
— А меня она заставила задуматься над ветками и трамваями, — честно признался Витька и тыкнул пальцем в отрывок.
— Это такая писательская техника. Называется «поток сознания», — объяснила мама. — Автор перечисляет все мысли героя, чтобы лучше показать его характер и внутренний мир. А мысли ведь бывают не очень связными, вот и кажется, что в тексте вроде бы нет смысла. Но если посмотреть глубже…
— То есть можно писать всё, что в голову взбредёт? Да ещё и без всяких знаков препинания? — недоверчиво перебил её Витя. — И это не халтура, а специальная техника?!
— Ну, это, конечно, очень упрощённое понимание, — засмеялась мама. — Только учти: писать надо то, что взбредёт в голову герою, а не автору. Кстати, о писательстве: как там твое сочинение?
— Почти закончил, — наврал Витька и побежал к себе.

Он уже чувствовал прилив вдохновения. Если сочинение о нём самом, то он сам — и автор, и герой. Значит, такая техника — то, что надо! Ему столько разных мыслей на ум приходит — только успевай записывать. Ни у кого не будет такой оригинальной работы! Может, Анна Михайловна даже зачитает её в классе. И со знаками препинания возиться не надо. Красота!
Витька плюхнулся за стол и с лёту настрочил сочинение. Он так разошёлся, что работа получилась не на три страницы, а на целых шесть. Он бы и больше мог, но тут в комнату заглянула мама и напомнила, что пора ложиться спать.

 

На следующий день перед первым уроком Анна Михайловна собрала тетради с сочинениями и обещала их проверить во время физкультуры. Следующие сорок пять минут Витька так увлечённо играл в футбол, что и думать забыл про сочинение.

Когда ребята, взлохмаченные и раскрасневшиеся, вернулись в класс, на столе у Анны Михайловны уже лежала стопка тетрадей.
— Сейчас мы обсудим ваши работы, — объявила учительница.

Ребята заволновались и начали перешёптываться. Витька тоже нервно заёрзал на стуле. Интересно, что скажут про его творение?
— В целом все написали хорошо. В основном пятерки, есть несколько четвёрок и только одна тройка… — Учительница вытащила из стопки тетрадь. Витька замер: а вдруг Анна Михайловна не оценила его модернистского подхода к сочинению? — …у Антона Черных, — продолжила Анна Михайловна, и у Витьки отлегло. — Антон, по содержанию хорошо, но очень много ошибок. Отлично справилась с сочинением Лиля Хрусталёва. Представляете, Лиля занимается танцами и пением, ходит в театральный кружок и в школу моделей. Я и не знала, Лиля, что у тебя столько увлечений!
— А ещё я стану актрисой, и меня пригласят в Голливуд, — мечтательно протянула Лилька.
«А про меня-то когда?» — изнывал от нетерпения Витя.

Анна Михайловна, как нарочно, продолжала говорить про других:
— Дима Грибников справился с сочинением неплохо. Только, Дима, «парашют» пишется через «ю», а «автогонки» через соединительную «о». Надо было посмотреть в словаре. И даже если фантазируешь, старайся писать правдоподобно. Детям не разрешается участвовать в «Формуле-1». И сдаётся мне, что за прыжки с парашютом не присуждают чёрный пояс. Поэтому четыре.
— А Лильке поверили! — во всеуслышание возмутился Дима.
«Ну, у меня-то точно в сочинении нет никакого вранья», — с гордостью отметил про себя Витька.
Скоро в стопке осталась последняя тетрадь — Витина.
— Есть ещё одна работа, — начала учительница, и Витька даже привстал со стула. — За неё я не поставила оценку.
— Почему?! — от неожиданности ахнул он.
— Я совсем не поняла авторского замысла, — призналась Анна Михайловна. — Может быть, Витя, ты мне разъяснишь? Не против, если класс послушает отрывок из сочинения?
Разочарованный Витя полукивнул, полумотнул головой, показывая, что не против.

Учительница раскрыла тетрадь и вслух прочитала:
— «Пишу сочинение скучно планшет отобрали за окном едет грузовик грузовик проехал больше никого нет планшета тоже нет тоска зелёная эники бэники абракадабра». И так дальше ещё шесть страниц. Витя, это что, шутка такая?
— Это не шутка, — обиделся Витька. — Это специальная техника, «поток сознания». Автор записывает мысли героя, чтобы читатели поняли его характер и внутренний мир.
Ну, Анна Михайловна! Других учит, а сама не в курсе элементарных вещей!
— Ах, техника! — воскликнула Анна Михайловна. — Тогда всё ясно! Ну-ка, ребята, что мы узнали про Витю?
— Что он зануда! Ему всё время скучно и заняться нечем! — выкрикнул Антон, озлобленный на весь мир из-за собственной единственной в классе тройки.
— И лентяй! Настоящих увлечений нет, а придумывать что-нибудь — неохота! — подхватил не менее сердитый из-за того, что его уличили во вранье, Димка.

Витька сжал кулаки. Ну ладно Антон, но Димка-то! Предатель! А Витя ещё его другом считал…
Но окончательный, нокаутирующий удар ему нанесла Лиля, заявив в своей вежливой и слегка официальной манере:
— И ещё, мне кажется, у Вити зависимость от планшета. Врачи говорят, что это очень серьёзная проблема. От нее надо избавляться.
— Ну, Витя, — обратилась к нему Анна Михайловна, — ребята всё правильно поняли? Если да, то ты, конечно, мастер слова. Тогда тебе нужно ставить пять не только за сочинение, но и сразу за всю четверть. Итак, что скажешь?

Анна Михайловна ждала ответа, а Витька колебался. Конечно, ему очень хотелось получить пятёрку в четверти и почётное звание мастера слова. Но ведь поняли-то его неправильно! Он совсем не это имел в виду!
— Нет, — наконец определился Витька и гневно зыркнул на Димку и Антона. — Я не лентяй и не зануда. И зависимости у меня нет, — с досадой прибавил он, не глядя на Лилю.
— Я тоже так думаю, — улыбнулась Анна Михайловна. — Но в этом случае с пятёркой мы немного повременим. Сначала перепиши сочинение. Уверена, ты справишься.
— Хорошо, — понуро согласился Витька.

Обидно, что не оценили его старания. Но сочинение, пожалуй, и правда лучше переписать. А то, чего доброго, все так и будут считать его занудой и лентяем. Ну ничего. Он переделает сочинение так, что все закачаются! Только надо, пожалуй, найти ещё какие-то увлечения. Про компьютерные игры теперь писать нельзя, иначе все решат, что у него действительно какая-то зависимость. А одного лего маловато… Что там папа про секции говорил?

 

Слава мирская

В конце апреля Витька узнал, что в ближайшее воскресенье состоится открытие парка развлечений, и едва не запрыгал от радости: его уже давно манили новые аттракционы.
Всю неделю Витька ежедневно напоминал маме с папой о предстоящем событии. Наконец наступило воскресенье, и они всей семьёй отправились в парк.
Атмосфера там царила праздничная: всюду играла музыка, выступали артисты, мелькали шарики и цветы. Витька веселился по полной: катался на каруселях, прыгал на батуте, стрелял в тире… А у американских горок его поймали девушка с микрофоном и мужчина с камерой. Не дав ему опомниться, оператор направил на Витю камеру, а журналистка ловко подсунула ему под нос микрофон.

— Мальчик, как тебя зовут? — бодро осведомилась она.
— Витя Воробьёв. — Застигнутый врасплох, он растерялся.
— Ну Витя, скажи нам, нравится тебе новый парк?

Витька сообразил, что, кажется, у него берут интервью. Он приосанился и как можно более чётко и внятно ответил:
— Нравится. Даже очень. Парк — просто супер!
— А ещё сюда придёшь?
— Приду, — воодушевлённо пообещал Витька. — Обязательно! И друзей приведу.
— Ну, приводи. Уверена, им тоже понравится, — улыбнулась журналистка и убрала микрофон.
— Всё? — на всякий случай уточнил Витька и, дождавшись кивка, побежал к американским горкам, мельком подумав, что будет круто, если интервью с ним напечатают в газете.
Но всё оказалось гораздо круче.


Вечером у родителей, как обычно, работал телевизор. Шли новости. Вдруг диктор начал рассказывать об открытии парка развлечений, и на экране возникла его, Витькина, физиономия!
— Ну Витя, скажи нам, нравится тебе новый парк? — спросила знакомая девушка-репортёр.
— Нравится, — каким-то чужим, неузнаваемым голосом отозвался «телевизионный» Витька. — Даже очень. Парк — просто супер!
Мама удивлённо ахнула и подошла ближе к телевизору, а папа схватил пульт и сделал звук погромче. Увидев себя на экране, Витька обомлел. Подумать только, его по телику показывают!

Досмотрев интервью, мама выключила телевизор.
— Ого! А я и не знала, что мой сын — звезда экрана!
Витька аж покраснел от удовольствия.
— Ну, теперь готовься, — подмигнул ему папа. — Завтра наверняка вся школа об этом будет гудеть.
Родители ещё долго шутили насчёт его грядущей славы, так что Витьке даже захотелось поскорее очутиться в школе и узнать, как ребята восприняли новость о его «кинодебюте».

На следующий день стоило только Витьке зайти в класс, как все разговоры разом стихли. Ребята окружили Витю и выжидающе на него уставились. Первым нарушил молчание Димка:
— Дашка говорит, тебя по телику показывали?

Витя кивнул. Ребята зашумели и со всех сторон начали тормошить его.
— Ну вот, а вы не верили! — громче всех кричала Дашка Соломина. — Он интервью давал! Я своими глазами видела!

На него градом сыпались вопросы. Непривыкший быть в центре внимания Витька смутился и хотел было объяснить, как всё получилось… Но тут к нему подошла Лиля Хрусталёва.
— Витя, неужели тебя действительно показывали по телевизору? — спросила она, внимательно глядя на него своими синими глазищами и теребя длинную светлую косу. — Это так интересно! Расскажи!

Витька почувствовал, что просто не может её разочаровать и, напустив на себя равнодушный вид, как можно небрежнее бросил:
— Да что тут рассказывать? Подумаешь, интервью брали. Обычное дело.
— И правда. Подумаешь… — пренебрежительным тоном поддакнул Димка.

Но его замечание потонуло в дружном вздохе восхищения.
— Витя, ты настоящий герой! — нежно заключила Лиля.
— Тоже мне, герой, — не унимался Димка.

В это время в класс вошла Анна Михайловна, и ребята расселись по местам.
— Здравствуйте, дети! Сегодня у нас новая тема. Пожалуйста, сосредоточьтесь и будьте очень внимательны…
Но сосредоточиться никому не удавалось. Все ребята с завистью поглядывали на Витьку и перешёптывались.

Вскоре Витя понял, что прославился на всю школу. В столовой только и было разговоров, что о его интервью. Ребята из других классов прибегали, чтобы посмотреть на местную знаменитость. По коридорам Витька теперь ходил в окружении свиты из преданных поклонников. И что самое удивительное, в их числе была Лиля. Димка таскался за ними с пасмурным видом и то и дело презрительно фыркал.

А в Витьке, похоже, проснулся талант к публичным выступлениям. Чтобы впечатлить Лилю, — а заодно и всех остальных — он заливался соловьём:
— Эти телевизионщики совсем меня замучили. Даже в парк нельзя спокойно сходить.
— Почему замучили? — недоумённо хлопала длинными ресницами Лиля. — Ведь быть телезвездой — это круто!
Витька, всё больше входя в роль медийной персоны, утомлённо возводил глаза к потолку:
— Ты не понимаешь! На самом деле слава — это так обременительно…
— А чего они к тебе-то пристали? — совершенно некстати встрял Дима.
— Ну… потому что… — замешкался Витька. — Потому что я… как это сказать…
— Гений! — пришла ему на выручку Лиля.
— Точно! — порозовев от такого лестного определения, не стал спорить Витя.
— Ну и в чём ты гений? — прищурился Димка, который доселе ни о каких выдающихся способностях приятеля не слышал.
— Талантливый человек талантлив во всём, — напустил туману Витька.

Это объяснение еще больше подогрело ажиотаж одноклассников. У Вити даже пару раз попросили автограф. Вот, оказывается, как просто стать звездой! Целых два дня Витька светился от гордости, купаясь в лучах славы и обожания, и впервые огорчился от того, что наступили майские праздники.
Витя изнывал от нетерпения в ожидании начала занятий. Но когда снова пришёл в школу, его постигло горькое разочарование: он обнаружил, что за это время восторг ребят угас. О Вите больше не перешёптывались ни на уроках, ни даже на переменах. От толпы фанатов никого не осталось. И самое неприятное, Лиля, которая раньше, затаив дыхание, ловила каждое его слово, сейчас вообще не обращала на него никакого внимания.
Витька всеми силами пытался вернуть былое преклонение ребят. На перемене он встал посреди класса и, вроде бы ни к кому не обращаясь, громко провозгласил:

— Да, кстати, насчёт моего интервью…
Тактика сработала: к нему подскочила Дашка Соломина, а за ней — ещё несколько ребят.
— Что, у тебя опять интервью собираются брать? — предвкушая очередную сенсацию, уточнила Дашка.
— Нет, это я про прошлое интервью собирался рассказать, — поправил её Витька и, увидев, что интерес в глазах одноклассников потух, растерялся. — А что вы такие кислые?
— Прошлое интервью — это скучно, — выразила всеобщее мнение Дашка. — Вот если бы у тебя ещё взяли…
— Просто я скрываюсь от журналистов, — покривил душой Витька. — Я так устал от славы…
— Витя, тебя что, больше не покажут по телевизору? — прозвенел голосок-колокольчик Лили.
В её вопросе сквозило такое огорчение, что Витька не устоял.
— Ну, если ты хочешь, я, так и быть, дам интервью еще разок, — заявил он.
Лиля просияла:
— Ой, супер! Только скажи, пожалуйста, заранее, когда тебя снимать соберутся.
— Да, ты уж скажи, пожалуйста, — ехидно подхватил Димка. — Мы все просто мечтаем посмотреть твоё интервью!
«Мамочки, что же я делаю? — мысленно ужаснулся Витька. — Как теперь выкручиваться?» Но отступать было уже поздно.
— Витя, не обращай на него внимания. — Лиля положила руку ему на плечо. — Пошли лучше вместе в столовую, а то перемена скоро кончится.

Происходящее было настолько невообразимым и невероятным, что напоминало сон. До конца уроков Лиля общалась только с Витькой, демонстративно не замечая остальных. Ему бы радоваться, но настроение стремительно портилось. Кто его за язык тянул? И как опять попасть в этот злосчастный телевизор? Обидно, что он на самом деле не гений. Тогда бы он обязательно что-нибудь придумал. А теперь его слава может обернуться позором. И, что ещё хуже, Лиля посчитает его хвастуном и обманщиком.
Домой Витька пришёл мрачнее тучи и сразу полез в интернет — выяснять способы попасть на экран. Но ничего из предложенного ему не подходило. Одни варианты — например, научиться виртуозно играть на скрипке и выступить с концертом — требовали слишком много времени. Да и сил, пожалуй, тоже. Другие были такими, что у Витьки по спине бежали мурашки. Если следовать этим советам, то не в телевизор, а в тюрьму можно угодить!

Остаток дня Витька просидел в интернете. Вечером, когда родители вернулись с работы, голова у него раскалывалась.
— Ты что как в воду опущенный? — за ужином, заметив настроение сына, встревожилась мама. — Не заболел?
— Нет, — успокоил её Витька. — Мам, а ты не знаешь, что надо сделать, чтобы у меня взяли интервью?
— Это мы у тебя должны спросить, — отложив газету, засмеялся папа. — Ведь ты же у нас телезвезда.
— Понимаешь, пап, до праздников я ещё был звездой, а сегодня — уже нет, — вздохнул Витька.
Папа развёл руками и потрепал его по макушке.
— Что поделаешь, сын. Сик транзит глориа мунди.
— Чего? — не понял Витька.
— Есть такое крылатое выражение на латыни, — пояснил папа. — «Так проходит слава мирская». Это означает, что никакая слава не может длиться вечно. Сегодня, например, у тебя толпы поклонников, а завтра о тебе никто и не вспомнит. В общем, ненадёжная вещь эта слава. Но не она в жизни главное. Гораздо важнее — честность, доброта, дружба…
— Угу, — обречённо пробормотал Витька.

Эх, ничегошеньки-то папа не понимает. Ведь дружба с Лилей может быть только благодаря славе. Нет, родители ему явно ничем не помогут. Тем более, что папа уже опять уткнулся в газету…
И тут ему в глаза бросилась напечатанная газетная строчка: «приедет снимать телевидение». Всего три слова, а сколько надежды они всколыхнули в Витькиной душе!
— Пап, дай, пожалуйста, почитать, — чуть охрипшим от волнения голосом попросил он.
Слегка удивившись, папа протянул ему газету.
В статье говорилось о местном приюте для собак. Выходило, что питомцев у приюта много, а денег, наоборот, очень мало. Ситуация складывалась критическая, и чтобы хоть как-то улучшить положение дел и привлечь внимание к проблеме, в приют должны были приехать журналисты и отснять материал для репортажа. Уже завтра! Витька почувствовал, как сильно заколотилось сердце. Это его единственный шанс! Завтра он явится  в приют и попросит взять у него интервью. В конце концов, у него уже есть опыт. Его опять покажут в новостях, и все убедятся, что журналисты и впрямь за ним гоняются.
Ночью Витька представлял себе поездку в собачий приют и никак не мог заснуть. В итоге утром мама еле-еле подняла его в школу.

Стоило Вите войти в класс, как к нему подскочил Димка.
— Ну что? — ехидно протянул он. — Когда мы снова увидим звезду на экране?
На рожон лезть вроде бы не стоило, но такого тона Витька стерпеть не мог.
— Увидите! Скоро! — парировал он, повысив голос, чтобы всем было слышно. — Сегодня у меня снова берут интервью!
Димка, не ожидавший такого ответа, насупился:
— Да? И где это?
— Секрет! — отрезал Витька и показал ему язык.
— Правильно, Витя, не рассказывай ему. — Подоспевшая Лиля слегка тронула его за руку. — Лучше мне скажи, на ушко. И я тебе свой секрет открою. — Она отвела его в сторонку и горячо зашептала: — Витя, у меня есть мечта: я очень-очень хочу попасть в телевизор. Можешь сделать так, чтобы у меня тоже взяли интервью?
— Тоже? — оторопел Витька.
Такое ему даже в голову не приходило.
— Ну Витенька, пожалуйста! — затараторила Лиля. — Ты же такой умный! У тебя же там знакомства! Возьми меня сегодня с собой, а? Пусть и меня покажут в новостях. А я тебя за это поцелую!
Видимо, при слове «поцелую» у Витьки отшибло разум. Даже не успев ничего осознать, он с изумлением услышал собственный голос:
— Ну ладно, так и быть, поехали вместе.
Лиля возликовала.
— Спасибо, Витенька! Ты лучший!

 

До конца уроков Витя от беспокойства не мог ни на чём сосредоточиться. Даже схлопотал двойку по математике, но думать о предстоящей поездке не перестал. А вдруг журналисты откажутся брать интервью? Да ещё прямо при Лиле! Стыд и позор…
После школы они вдвоём отправились в приют. Лиля всю дорогу репетировала, что будет рассказывать журналистам. Витька слушал её краем уха, сходя с ума от переживаний. Надо же, вляпаться в такую передрягу! И, что самое обидное, во всём виноват только он сам.

 

В приюте их встретила пожилая сотрудница.
— Ребята, вы хотите собачку выбрать? Приходите завтра. Сейчас некогда, у нас телевидение работает.
— Нет, мы не… — попытался объяснить Витька.
— А, значит, хотите нам собачку принести. Всё равно завтра. Идите, ребятки.
— Нет, мы не за этим пришли! — топнула ножкой Лиля. — У нас сейчас интервью брать будут.
— Какое интервью? — удивилась сотрудница. — Вы, наверно, адресом ошиблись…
В это время из соседнего помещения вышли те самые, уже знакомые Витьке, репортёры.
— Мы закончили, — улыбнулась журналистка. — Желаем вам удачи. До свидания.

Витька оробел. Казалось бы, какая ерунда: подойти и попросить взять у него интервью ещё раз. А как трудно решиться! У Вити в горле пересохло, а ноги стали ватными. Но тут Лиля дёрнула его за рукав, и это придало ему решимости. Отважившись, Витька шагнул вперёд.
— Вы не могли бы… снять меня ещё раз? И вот её тоже… пожалуйста?
Журналистка  посмотрела на него с недоумением.
— Дети, что вам надо?
— Возьмите у нас интервью!
— Это же тот мальчик из парка, — вспомнил оператор. — Извини, дружок, нам некогда. Давай в другой раз.
И, кивнув на прощание сотруднице приюта, оба телевизионщика вышли за дверь. Витька оцепенел. Ничего не вышло. Что же делать? Ведь все будут считать его вруном. Он боялся поднять на Лилю глаза. Что она теперь о нём подумает?

Неожиданно Лиля сорвалась с места и с отчаянным воплем «Стойте!» опрометью бросилась догонять журналистов. Витька помчался за ней.
— Стойте, подождите! — на бегу продолжала взывать Лиля.
Репортёры остановились и обернулись к ней.
Лиля подлетела ближе и, задыхаясь, со слезами на глазах зачастила:
— Не уходите! Возьмите у нас интервью! Вам что, жалко?!
Витька невольно залюбовался ею: в эту минуту Лиля, и без того невероятно симпатичная, была… даже не красива, нет. Она была прекрасна! Оператор, видимо, тоже это отметил и направил на неё камеру.
— Разве так можно?! — умоляюще продолжала Лиля. — Ведь на вас же вся надежда! А вы! Это нечестно! Неправильно! Вы бесчувственные, бессердечные! Мне за вас стыдно!
Она не выдержала и разрыдалась.
— Ну ладно, ладно. — Журналистка подошла ближе и погладила её по голове. — Не плачь, девочка. Если ты так хочешь, мы возьмём у вас интервью.

Лиля сразу успокоились. Её синие глаза восторженно заблестели. Она достала зеркальце, пригладила волосы и, оправив одежду, приготовилась произнести заранее отрепетированную речь.
Журналистка по очереди задала обоим несколько вопросов: как их зовут, сколько им лет, любят ли они животных и хотят ли взять себе щенка. Витька, всё ещё в расстроенных чувствах, отвечал неохотно и односложно, без всякого воодушевления. Зато Лиля взахлёб рассказывала о себе всё, во всех подробностях: в какой школе, в каком классе и на какие оценки учится, чем увлекается и многое другое.

Наконец журналистка убрала микрофон.
— Молодцы, дети. Ну, бегите домой.
— А как вы думаете, я смогу стать актрисой? — кокетливо спросила Лиля.
— Конечно, сможешь, — заверил её оператор. — Ты красивая. И у тебя явные способности. Всё, нам пора.

На обратном пути счастливая Лилька без умолку восторженно делилась впечатлениями о своём первом интервью. Витька тоже был доволен. Ну теперь-то всё наладится. Ребята окончательно уверятся в том, что его так и жаждут показать по телику, и всё пойдёт по-старому. И даже если позже страсти улягутся и от его популярности ничего не останется, потому что так проходит слава мирская — пусть! Свою порцию восторгов он всё равно уже получил. А Лилька его ещё и поцеловать обещала… Витя хотел было ей об этом напомнить, но потом решил: лучше завтра, на глазах у всех. Ребята рты от удивления пораскрывают! Да ему же завидовать будут ещё больше, чем после первого интервью.

Вечером, когда пришли родители, Витька уже изнывал от нетерпения. Он выбежал им навстречу и, возбуждённо приплясывая, затараторил:
— Мам, пап! Пойдёмте скорей! Сейчас меня в новостях будут показывать!
— Опять? — удивилась мама.
— Тот выпуск про парк, наверно, повторят, — предположил папа.
— Нет, новый выпуск! Про собак! Идёмте! — Витя схватил родителей за руки и потащил к телевизору.

Вскоре зазвучала заставка новостей. Витька едва дождался, когда диктор перестанет рассказывать о всяких пустяках и перейдёт к самому главному событию в их регионе. Спустя десять невероятно долгих минут тот наконец провозгласил: «Как известно, собака — друг человека, но, к сожалению, не каждый человек — друг собаки. Наш корреспондент со специальным репортажем о приюте для собак».

— Вот! — обрадовался Витька. — Сейчас!

На экране появилась журналистка и завела речь о критической ситуации в приюте. Витька не мог усидеть на месте и всё время вертелся. «Ну давай же…» — мысленно торопил он её.
«Хуже всего не то, что люди не берут собак из приюта, а то, что выкидывают собственных питомцев на улицу, — вещала журналистка. — Такое поведение не оставляет равнодушным никого, даже детей. Своим мнением с нами поделилась ученица четвёртого класса Лиля Хрусталёва»

— Смотрите, смотрите! — завопил Витька, подскакивая к экрану. — Сначала Лилька поделится, а за ней — я!

В телевизоре возникла Лиля. Только выглядела она почему-то не как на съёмке: волосы растрёпаны, нос покраснел, на глазах — слёзы. Вместо того, чтобы спокойно отвечать на вопросы, она отчаянно кричала: «Разве так можно?! Ведь на вас же вся надежда! А вы! Это нечестно! Неправильно!»
Витька изумился. Что это? Они там, на своём телевидении, кадры, что ли, перепутали?
«Вы бесчувственные, бессердечные, мне за вас стыдно!» — закончила свою пламенную тираду Лиля.
— Вот, сейчас! — выдохнул Витька и припал к телевизору, ожидая увидеть себя.
Но на экране снова появился диктор и объявил: «На этом наш выпуск завершён, до свидания». Начался какой-то фильм. Витька стоял, как громом поражённый. Как же так? Выходит, его не покажут? Совсем? А что же он скажет в школе?

Мама, подошедшая сзади, обняла его за плечи.
— Не расстраивайся, сынок. Подумаешь, вырезали из кадра.
— Действительно, тоже мне, беда какая, — поддержал её папа. — Выше нос!

Витька угрюмо кивнул. Вот и прошла его слава мирская. А уж как Димка будет завтра ехидничать…
В душе ещё теплилась надежда, что его интервью всё-таки появится в более позднем выпуске новостей. Витька весь вечер просидел у телевизора. Но увы, его так и не показали.
Когда на следующее утро Витька вошёл в класс, на него никто даже не обернулся. Все одноклассники обступили нарядную Лильку. Сегодня она была особенно красива. При виде её настроение у Витьки слегка приподнялось. Лильку-то в новостях показали, все видели. Значит, она задолжала ему поцелуй! Витька протиснулся в окружившую Лилю толпу ребят.

— Жестокое обращение с животными — очень серьёзная проблема современности, — вдохновенно ораторствовала Лилька, слово в слово повторяя вчерашнюю речь журналистки. — Мы должны приложить все силы для её решения!
Она сделала многозначительную паузу, наслаждаясь эффектом, который произвело её выступление. В это время Витька подался вперёд.
— Лиль, привет! А ты, случайно, не забыла, что обещала меня поцеловать?
Лилька обернулась и, округлив глаза, недовольно протянула:
— Ой, Вить, с поцелуем я, пожалуй, погорячилась. Нет, извини. Не могу же я целовать всех своих фанатов! — И, глядя на его вытянувшееся лицо, чуть мягче пообещала: — Но, так и быть, я дам тебе автограф.
От изумления Витька лишился дара речи. Зато Димка злорадно закричал:
— Правильно, Лилька! Нечего всяких псевдогениев целовать! Поцелуй лучше меня, смотри, я на парте твоё имя нацарапал!
Лиля возмутилась:
— Нашёл, чем гордиться! Тебе я даже автографа не дам, понял?
И, гордо развернувшись, она прошествовала в другой конец класса вместе с толпой поклонников.
— Вот оно — женское коварство, — вздохнул Димка и дружески хлопнул Витьку по плечу. — Ну всё, тебе тут больше не светит. А я ещё стану знаменитым. Найду способ.
И он вышел за дверь.

А Витька остался на месте. Он стоял и думал, что, пожалуй, больше не будет гоняться за популярностью. Слишком много сил и времени на это уходит. Да и потом, гораздо благоразумнее немножко подождать. Со временем толпа Лилькиных фанатов поредеет, а потом и вовсе растает. Ведь так проходит слава мирская.

 

Евгения Джен Баранова
Редактор Евгения Джен Баранова – поэт. Родилась в 1987 году. Публиковалась в «Дружбе народов», «Новом Береге», «Интерпоэзии», Prosodia, «Крещатике», Homo Legens, «Юности», «Кольце А», «Зинзивере», «Сибирских огнях», «Москве», «Плавучем мосте», «Дальнем Востоке», «Детях Ра», «Лиterraтуре», «Южном сиянии», «Независимой газете», «Литературной газете» и др. Лауреат премии журнала «Зинзивер» (2017); лауреат премии имени Астафьева (2018); лауреат премии журнала «Дружба народов» (2019); лауреат премии СНГ «Содружество дебютов» (2020). Финалист премии «Лицей» (2019), обладатель спецприза журнала «Юность» (2019). Участник арт-группы #белкавкедах. Автор четырех поэтических книг, в том числе сборников «Рыбное место» (СПб.: «Алетейя», 2017) и «Хвойная музыка» (М.: «Водолей», 2019). Стихи переведены на английский, греческий и украинский языки.