Ксения Борисова // Формаслов
Ксения Борисова // Формаслов

Северокавказская школа писательского мастерства, организованная Фондом СЭИП, под руководством литературного журнала «Дружба народов» на этот раз состоялась в Zoom. За этот ковидный год всем уже порядком осточертело онлайн-общение, а уж невозможность вживую обсудить поэзию, вместе попить чайку и вдоволь наобщаться расстраивала вдвойне. В общем, жалко-грустно-печально. Пожалуй, это ощущение уже с самого начала объединяло всех участников школы. Однако сдаваться в плен осенне-изоляционной хандре никто не собирался, и дальше единение принимало все более позитивный характер.

Семинар поэзии, возглавляемый Галиной Даниелевной Климовой, оставил одновременное ощущение домашнего праздника, поездки в горы и только что прочитанной книги. Тепло, неформально, ошарашивающе интересно, непредсказуемо, и чего уж там, безумно познавательно — это всё о нашем семинаре.  Коллажированной и контрастной атмосферой (у одних чай, уютные лампы, книги и портреты; другие — набегу, налету, жертвуя рабочими перерывами; пейзажи Нальчика и Грозного вместе) создавалась своя специфика и отлично компенсировался недостаток офлайн-общения. Тексты разбирались честно, но бережно. Здоровая самоирония сочеталась с серьёзным отношением к поэзии. Даже оживлённые дискуссии грели душу своей абсолютной доброжелательностью, — а полемизировали и о значимости названий стихотворений, и о причинах всё большего появления текстов, фиксирующих (анализирующих) сам процесс версификации, и о месте поэта в современном культурном пространстве.

Определяющим словом семинара я бы, пожалуй, назвала «многогранность». У нас было буквально всё: от милейшей песни про Лунтиков до резких, с социально-политическим оттенком, стихов. Мы спорили и соглашались, хвалили и выискивали недостатки, понимали и недоумевали.

Верлибры Заура Ганаева, плотные, внезапные, наполненные яркими образами и внутренней драматургией

Один разряжает обойму автомата в воздух
правой рукой,
левой держит вилку,
вонзает её в жирный кусок стейка,
откусывает его до середины,
жуёт,
показывая зубы.

Другой окидывает с балкона своего замка
свои необозримые владения,
расслышав выстрелы, злится,
что кто-то хозяйничает на его улицах,
кричит гвардейцев,
толпа высыпает в город,
как чёрный бисер из лопнувшего мешка.

2020 год. Северный Кавказ.
Я сижу в карантине и читаю стихи Уолта Уитмена.
Найдите и вычеркните лишнее звено.

соседствовали с музыкальным поэтическим пространством Веды Вереск, магнетически притягательным, закольцованным, гулким:

Река говорлива, тропа под ногой — узка,
Горная мать, меня не пойдут искать —
Могилой стал отчий дом,
Острогом — безликий дол,
Пора покидать гнездо.
Золу моего костра
Прочь унесут ветра,
Пурга заметёт следы,
Останется только дым.

Твой голос — обвал, камни — твоя броня,
Горная мать, ты сможешь меня принять?
Омыть ключевой водой,
Красной одеть рудой,
Сделать чужой бедой?
Отзвуки древних скал —
Воющая тоска —
Засели в моей груди.
Горная мать, веди.

И тут же совсем непохожий, очень герметичный, но не менее завораживающий художественный мир текстов Эгвины Фет, как кучевые облака — густой и невесомый, потрясающий суггестивностью образов:

острогой рыбины шпалеры тополей,
рассеянного света полный грот,
как если б здесь он потерял кого-то
в сезон дождей.
на ипподром пустынный
не приходили лошади
и ты.

под чашей облаков густых, что тени
отбрасывали вниз из пустоты,
не видно никого.
квадраты нивы
переходили в сонные извивы,
затянутые в крепкие жгуты.

легко шагнуть наружу, изменя
не всё на свете,
не всему на свете,
а только то,
что мало кто заметит,
и только то,
что выйдет, изменя.
но я не самолёт, не из меня —
спускаются по трапу пассажиры.
проехала пожарная машина,
такая же, как в детстве у тебя.

И врезающиеся в память, фактурные, технически выверенные строчки Георгия Куликова, в которых императив не только усиливает эмоциональность восприятия, но и становится элементом поэтического языка:

(из цикла «Записки ротного писаря»)

Учи УГК и КС
и молитвенник не пригодится.
Бриться нужно каждое утро, чтобы быть человеком
и звучать гордо,
и блестеть звездою на бляхе.
Ведь если бляхи начищаются,
значит это кому-нибудь нужно?
Значит дембель не хочет подметать лужи
и нужник чистить, дневальным став.
Устав внимательнее учи.
Лучи генеральских звезд помилуют праведных.

Обратитесь к старшине и дано будет вам,
искать прикажут — обрящете,
стучите, да отворят вам.
Ибо всякий обратившийся получает,
и приказ исполняющий — находит,
и стучащему отворят.

Так что поэзия может быть разной. Но это всегда (тут позволю себе процитировать руководителя) — «неожиданность, восторг, стресс!» В множестве вариаций и оттенков. Такие вот размышления оставил семинар, а ещё теплые воспоминания, благодарность Сергею Александровичу Филатову, Алине Карповой, журналу «Дружба народов» и Галине Даниелевне в частности, всем организаторам и участникам; и, конечно, желание повидаться с талантливыми ребятами уже на оффлайн-встрече.

Анна Маркина
Редактор Анна Маркина – поэт, прозаик. Родилась в 1989г., живет в Москве. Окончила Литературный институт им. Горького. Публикации стихов и прозы – в «Дружбе Народов», «Prosodia», «Юности», «Зинзивере», «Слове/Word», «Белом Вороне», «Авроре», «Кольце А», «Южном Сиянии», журнале «Плавучий мост», «Независимой Газете», «Литературной газете» и др. Эссеистика и критика выходили в журналах «Лиterraтура» и «Дети Ра». Автор книги стихов «Кисточка из пони» (2016г.) и повести для детей и взрослых «Сиррекот, или Зефировая Гора» (2019г.). Финалист Григорьевской премии, Волошинского конкурса, премии Независимой Газеты «Нонконформизм», лауреат конкурса им. Бродского, премий «Провинция у моря», «Северная Земля», «Живая вода» и др. Стихи переведены на греческий и сербский языки. Член арт-группы #белкавкедах.