В отзыве-рецензии о новой книге Ганны Шевченко Александра Вайс сравнивает интонацию сборника с “шепотком дневного шума”, говорит об ограниченной колористике стихов, используемой как прием визуализации, и конфликте предметного и умозрительного мира поэта.
Ганна Шевченко. “Путь из Орхидеи на работу/ Сборник стихов” – М.: Арт Хаус медиа, 2020 – 96 с.

 

Александра Вайс // Формаслов
Александра Вайс // Формаслов

Поэтический сборник Ганны Шевченко, вышедший под новый год в издательстве «Арт Хаус медиа», называется «Путь из Орхидеи на работу». Действительно, здесь все и всё в пути, и сама жизнь – не что иное, как «переход под транспортом заполненной дорогой». А вот лирическая героиня частенько в этом людском потоке останавливается, ведь «от чужой ходьбы город истоптан весь». Ей требуется окинуть внимательным взглядом окружающий мир.

«Я наблюдатель: круг сковороды
очерчивает черные пределы,
идет из крана линия воды,
стоят в сушилке чашки пустотелы,
три вилки, параллельные черте
стола, символизируют беспечность,
две брошенные крышки на плите,
сливаясь, образуют бесконечность»

Ганна Шевченко визуал – в её стихотворениях много зримого, предметного:

«В своём физическом убранстве,
Непогрешима и тверда,
Вещь появляется в пространстве,
И замирает навсегда»

Автор словно делает фотоснимки, при этом не очень богатые по колориту (чернота ночи, серость асфальта, «случайные» белые флоксы, реже – желтые пятна света). Умело использует и фокус, и размывку, в качестве которой обычно выступает туман, сумрак, сигаретный дым, дождь. Вообще воды (в самом прямом смысле) здесь много – она капает и с неба, и из крана, и бурлит, и закипает.

Вода – первоисточник жизни. Жизнь здесь «состоит из любви и работы под непрерывным дождем». И заканчивается дождь лишь для того, чтобы выпал снег, и даже лето оказывается холодным. И всё-таки этот холод, снег, эта белизна – они отнюдь не стерильны. Цикличность жизни поднимает птенцов кружить над подъемными кранами, площадки заменяются песочницами для новых детей. Жизнь шумит чуть не в каждом стихотворении. Но шум этот не раздражающий – это «шепоток дневного шума», под который хорошо засыпать…

Однако, с миром предметным непременно вступает в конфронтацию другой, умозрительный:

«Семья остаётся сегодня без щей,
Но я постигаю природу вещей –
За это я мучаюсь в черной дыре,
За это Джордано горел на костре».

Именно в этом стихотворении, кажется, и описывается авторская концепция мироздания:

«В кастрюле сгущается мрак,
Чернеют края, закипает вода,
А в центре системы блистает звезда»

Здесь и привычный уже мрак, и водная стихия, и блеск звезды (в других стихотворениях заменяемый светом луны, фонаря, реже – солнцем).

И не случайно этот микрокосм существует в кастрюле, «живущей» в той самой белоснежной Орхидее – так называет лирическая героиня свою кухню. А вернее, это ее кухня превратилась в прекрасный белый цветок… Героиня вполне органично существует в обоих состояниях. Может, поэтому борьба  двух миров не воспринимается так уж фатально?

Но дело не только в идеях. Гармония достигается благодаря приятным, глубоким интонациям, присущим этой книге – без надрыва, без лишнего пафоса. А  еще – благодаря удивительной мелодике стихов Ганны Шевченко, различимой в каждой строке.

Александра Вайс

 

Анна Маркина
Редактор Анна Маркина. Стихи, проза и критика публиковались в толстых журналах и периодике (в «Дружбе Народов», «Волге», «Звезде», «Новом журнале», Prosodia, «Интерпоэзии», «Новом Береге» и др.). Автор трех книг стихов «Кисточка из пони», «Осветление», «Мышеловка, повести для детей «На кончике хвоста» и романа «Кукольня». Лауреат премии «Восхождение» «Русского ПЕН-Центра», финалист премий им. Катаева, Левитова, «Болдинская осень», Григорьевской премии, Волошинского конкурса и др. Главный редактор литературного проекта «Формаслов».