Елена Албул – поэт, прозаик, музыкант, автор и ведущая программ на Первом Литературном телевидении (Литклуб.TV). Родилась и живёт в Москве. Публикации – в «Литературной газете», журналах «Москва», «Октябрь», «Нижний Новгород», «Мурзилка», «Костёр», «Пампасы», парижском литературном альманахе «Глаголъ», альманахе «Семейка» (Германия), сборниках Фонда СЭИП. Книги для детей выходили в издательстве Российского союза писателей (2016, 2019) и “Лабиринт-Пресс”(2018, 2019). 

 

Шарф, который рос сам по себе

 

   Пошла Алиса во второй класс, и начались у девочек уроки рукоделия.

   Учительница сказала:

   – Будем учиться вязать.

   – Это ещё зачем? – закричали девочки. – Сейчас машины вяжут, руками так никогда не сделаешь!

   – Наоборот, – пояснила учительница. – Это машина так, как руками, никогда не свяжет. И вообще, в магазине продаётся то, что продавцы хотят продать, а связать можно, что вам самим хочется.

   – А если мне хочется то, что в магазине? – спросила Алиса.

   – Это только пока ты школьница, а вот подожди, вырастешь, начнёшь сама всё покупать и увидишь – того, что хочется, в магазине и нет.

   В общем, велела всем принести спицы и пряжу на следующий урок.

   А Алиса как раз в магазин собиралась. Не сама, конечно, а с мамой. Много надо было купить – очень уж Алиса за лето выросла.

   Джинсы купили, рубашки, даже платье, хотя платья у них в классе никто не носит. Но тут уж мама настояла – хочу, говорит, чтобы ты хоть на праздниках школьных была на девочку похожа. Можно подумать, что так непонятно, что Алиса девочка. Мама вон сама в джинсах, но никто же не считает, что это папа!

   Ладно. Платье, значит, купили, а потом решили ещё и куртку купить – вспомнили, что зима скоро. Выбрала Алиса куртку синюю, как вечернее небо. Стоит перед зеркалом в новых синих джинсах и новой синей куртке и видит – чего-то не хватает. А-а, шапка нужна новая, вот что!

   Мама принесла на выбор шапки – красную, зелёную, синюю. Алиса сразу надела синюю, очень уж ей этот цвет понравился.

Посмотрела мама на Алису и засомневалась:

   – Что-то ты как бабка Синюшка стала…

   Алиса и сама заметила – что-то не так.

   – Шарфик надо бы цветной, – покровительственно заметила продавщица. И достала целый ворох шарфиков.

   Но ни один не подошёл – тот короткий, другой колючий, этот какой-то грустный, а ещё один, в клеточку, вроде всем хорош, но такой дорогой, что мама твёрдо сказала – нет, за такие деньги папа колёса в машине поменять может.

   – Ну, уж не знаю, что вам и предложить, – поджала губы продавщица, и лицо у неё при этом стало, будто мама с Алисой у неё аленький цветочек попросили или малахитовую шкатулку со всем содержимым. – Сами свяжите, раз ничего выбрать не можете!

   – Я когда-то в детстве вязала… – начала мама неуверенно.

   И тут Алиса как закричит:

   – Нас на рукоделии как раз будут вязать учить! Пойдём скорее за спицами, мам. Сама шарфик свяжу!

   – Ну-ну, – насмешливо сказала им вслед продавщица, складывая шарфик, который стоил как колёса для папиной машины.

   Пряжу выбрали такую нарядную и разноцветную, что сразу стало понятно – на синей куртке шарфик будет выглядеть замечательно. Осталось только связать.

   На следующем уроке Алиса и остальные девочки набрали петли на спицы и начали учиться.

   – Петлю подцепить, нитку зацепить, вытянуть и снять, – показала учительница. – Понятно? Подцепить, зацепить, вы-ы-тянуть, снять. Подцепить, зацепить, вы-ы-тянуть, снять.

   В классе повисла тишина. Девочки подцепляли, зацепляли, вытягивали. Даже у тех, кто сначала под столом в телефон потихоньку играл, руки теперь были заняты вязанием, потому что учительница ходила по рядам и показывала, помогала. Но дело оказалось непростым – у одной не зацепляется, у другой не вытягивается… Связали косо-криво один ряд, и тут, наконец, звонок прозвенел и всех спас.

   – Дома потренируйтесь, – говорит учительница. – Чтобы к следующему уроку десять рядов связали. Это будет ваш первый образец.

   – Вот скука-то, образцы вязать! – сказала одна девочка.

   – Да уж, – поддержала Алиса. – Я лучше сразу шарф вязать буду.

   Дома она вынула из рюкзака спицы с одним-единственным рядом провязанных петель. Взяла линейку, померила. Получилось половина сантиметра. Да… Ну, вперёд!

   Без учительницы вязать оказалось труднее. Алиса старалась, подцепляла-зацепляла-вытягивала, потом прикрывала глаза – и видела не моток пряжи, а вырастающий за спицами длинный разноцветный шарф. Шарф вползал на плечи, обнимал Алисину шею, прижимался к щеке… Она открывала глаза – на коленях снова лежала пряжа. Алиса вздыхала и вязала ещё несколько петель.

   Когда пальцы окончательно устали, она снова взяла линейку.

   …Как?.. Всего один сантиметр?.. Она же так долго мучилась с этим «подцепить, зацепить, вытянуть»!

   Стало понятно, что от вязания надо переходить к расчётам. Математику Алиса любила, поэтому она взяла листок бумаги, карандаш и задумалась.

   Так, значит, если за один день связать один сантиметр, то это сколько дней уйдёт на шарфик? И вообще – какой длины они бывают? Она померила свой старый шарф. Получилось целых сто двадцать сантиметров. Это что же – четыре месяца, что ли, вязать? Так и до Нового года не успеешь, не то что до холодов. Нет, такой длинный мне не нужен, решила она, хватит и метра, это получается сто дней.

    Но и сто дней показались ей целой вечностью. И тоже до Нового года не успеть! Ну, допустим, будет она не по одному сантиметру в день вязать, а по два, даже по три – но каждый-то день вязать не получится, у неё же ещё и тренировки в бассейне, и уроки, и погулять… Не ожидала Алиса, что вязание такое долгое дело. Отложила она спицы и пошла ужинать очень разочарованная.

   – Ты что загрустила? – спросила мама.

   – Да вяжется почему-то медленно… А вот скажи, мам – ты, когда вязать пробовала, хоть одну вещь до конца довязала?

   – Я – нет, – честно ответила мама. Она даже в педагогических целях не разрешала себе кривить душой. – Но вот бабушка связала много чего. Сейчас она, конечно, этим не занимается, но раньше была настоящим профессионалом. Эх, какие у меня перчаточки были, когда я в третьем классе училась – таких не купишь!..

   И мама от приятных воспоминаний закатила глаза.

   – Точно! Бабушка завтра приедет и устроит тебе мастер-класс.

   Бабушка приезжала два раза в неделю сидеть с Алисиным младшим братом, пока мама была на работе.  Екатерина Львовна была дама строгая и пользовалась в семье непререкаемым авторитетом. Алиса сразу повеселела – ну, если бабушка настоящий профессионал, то наверняка поделится секретами. Не может такого быть, что ты только подцепляешь да зацепляешь – и так четыре месяца подряд!

   Увидев пряжу, бабушка пришла в восторг.

   – Давненько я не брала в руки спицы, – воскликнула она и с азартом схватила Алисино вязание. Повернула так, повернула этак и сразу нашла недочёты.

   – Смотри: вот здесь неровно, здесь слишком затянуто, а тут вообще петлю пропустила – видишь? Сейчас я тебе покажу, как надо!

   Спицы замелькали в бабушкиных руках. Через минуту вязание выровнялось и стало расти на глазах.

   – Погоди! – закричала Алиса. – Я не успеваю! Я ничего не поняла! Как это получается так быстро?

   Бабушка с сожалением остановилась.

   – Просто надо вязать немного свободнее…

   Тут проснулся Алисин брат, и объяснения пришлось отложить.

   Алиса взяла оставленное вязание и погладила пальцами получившийся кусочек. Ух, красиво как! Начала было вязать сама, но вдруг остановилась и побежала за линейкой.

   Три! Стало на три сантиметра больше, а ведь она и глазом моргнуть не успела! Вот это бабушка! Остаётся, значит, всего девяносто шесть сантиметров. Алиса прикрыла глаза, и ещё не связанный шарф немедленно пополз к ней на плечи.

   – Вот, молодец, – подбодрила Алису вернувшаяся с братом бабушка. – Это только поначалу трудно, пока пальцы не привыкли.

   – Я хочу до Нового года успеть. Получится, как ты думаешь?

   Екатерина Львовна оценивающе посмотрела на вязание.

   – Получится! Ты, главное, вяжи!

   И Алиса с воодушевлением начала вязать когда только можно. Из школы придёт – сразу за вязание хватается, хоть несколько петель да свяжет. Вместо мультфильмов вязала. Перед сном. И на уроках рукоделия, конечно. Пальцы постепенно привыкли и перестали болеть. А шарф стал потихоньку расти, и Алиса уже не мерила его каждый раз, когда брала в руки.

   Учительница её хвалила и даже поставила в пример:

   – Помните, я говорила, что в магазине не всегда найдёшь, что хочется? Вот Алиса не боится себе шарфик вязать, и такого вы ни в одном магазине не купите!

   – До шарфика ещё далеко, – сморщили носы девочки. А сами подумали, что лучше бы и они начали вязать шарфики, хотя бы для кукол.

   – А вот мы сейчас посмотрим, далеко или не очень. Сколько сантиметров ты уже связала?

   – Восемнадцать! – гордо ответила Алиса, которая как раз позавчера померила своё вязание.

– Да нет, тут побольше будет, – не поверила учительница и взяла сантиметровую ленту. – Двадцать три! Я так и думала. А как ровно-то! Шарфик будет – загляденье.

   Ух ты, уже двадцать три! Наверное, я стала так быстро вязать, что сама не замечаю, сколько получается, подумала Алиса. Вчера вроде всего пять минут посидела, а вот, пожалуйста – двадцать три сантиметра.

   Теперь Алисе не нужно было прикрывать глаза, чтобы представить, как шарф ложится ей на плечи. Его можно было положить и так, с открытыми глазами. И она накидывала вязание то на левое плечо, то на правое, а то прикладывала к куртке – получалось очень красиво.

   Дни шли за днями, уже заканчивался ноябрь. Куртку цвета вечернего неба приходилось носить со старым шарфиком, но Алиса чувствовала, что к Новому году поменяет его на новый, разноцветный.

   И тут тренер объявил, что впереди предновогодние соревнования, и надо ходить на дополнительные тренировки. Свободного времени почти не осталось.  Как-то Алиса приехала из бассейна, взяла в руки шарф и вдруг заметила, что он как будто ещё немножко вырос. А ведь она два дня не брала его в руки!

   Алиса задумалась. Может, она просто забыла, какой длины он был раньше?

   И стала она за шарфом следить. Повяжет немножко – и сразу замеряет, сколько получилось. Потом уроки сделает и снова меряет – не вырос ли он самостоятельно. Неделю следила, и вот что заметила.  Пока шарф был рядом с ней, он вёл себя прилично и вырастал ровно настолько, сколько было связано. Но как только шарф оставался один, он сразу добавлял себе ещё несколько сантиметров. Теперь его можно было не только обернуть вокруг шеи, но и завязать…

   Алиса решила посоветоваться с бабушкой.

   – О, это бывает. Бывает! – уверенно сказала Екатерина Львовна, которая случайно заехала к ним в гости в неурочный день. – Вязание – это такое захватывающее дело! Иногда забудешься, и глядь – уже половина рукава связана. Руки сами всё делают, ты и не замечаешь.

   Алиса с сомнением посмотрела на свои руки, потом накинула шарф на плечи…

   Он стал ещё длиннее!

   Тут уж никаких сомнений не осталось. Шарф и вправду рос сам по себе!

   Закрывшись в своей комнате, Алиса с подозрением смотрела на шарф. Он изогнутой лентой лежал на кровати и, казалось, подползал всё ближе и ближе к хозяйке. Алиса отодвинулась и вспомнила вдруг страшные истории, которыми они с подружками пугали друг друга летом на даче. Были там шарфы или нет? Чёрная перчатка, точно, была, красная простыня тоже…

Она всмотрелась в шарф повнимательней. Шарф, что ни говори, получался очень красивым. Бабушка рассказывала, что такая разноцветная пряжа называется «меланж», и яркие беспорядочные пятна делали вязание похожим на цветущий луг. Поэтому было не особенно заметно, что ряды у начинающей вязальщицы выходили кривоватыми, и петли тоже были разными – одна побольше, другая поменьше.

   А вот этот кусочек совсем хорошо получился, подумала Алиса, расправляя шарф. А здесь опять неровно. А дальше ровно, очень даже ровно, как будто это…Тут Алиса вспомнила, как часто к ним в последнее время стала приезжать бабушка, и в голову ей пришла неожиданная догадка. Но эту догадку нужно было проверить.

   Она аккуратно свернула шарф и вышла из комнаты. Был вечер. Мама и бабушка пили на кухне чай. Вернувшийся с работы папа строил из кубиков башню, а брат сразу же её разрушал. Алиса сделала озабоченное лицо и пошла на кухню.

   – Всё-таки не успею я до Нового года с этими дополнительными тренировками, – грустно сказала она, садясь за стол.

   Мама и бабушка даже не стали спрашивать, о чём речь – и так было понятно, что это про шарф. В последнее время они только о вязании и говорили: Екатерина Львовна вспоминала, какие прекрасные вещи выходили раньше из-под её спиц, а мама вздыхала, что так и не научилась вязать по-настоящему.

   – Усидчивости у тебя всегда не хватало, – говорила Екатерина Львовна строгим учительским тоном; впрочем, раньше она как раз и работала учительницей. – А вот у Алисочки с усидчивостью и терпением всё в порядке, недаром она у нас спортсменка! Не волнуйся, Алисочка, всё ты успеешь, я тебе обещаю!

   – Я завтра вязание с собой в бассейн возьму, – вздохнула Алиса. – Там после тренировки можно чуть-чуть повязать, пока чай пьём с бутербродами.

   Тут она сделала вид, будто что-то вспомнила:

   – Да, бабушка, а не хочешь посмотреть, как мы тренируемся? У нас там интересно!

   – С удовольствием! – обрадовалась Екатерина Львовна. – И дедушке дадим отдохнуть, а то он с тобой в бассейн как на работу ездит.

   И на следующий день Алиса поехала на тренировку с бабушкой. В спортивном рюкзаке лежали купальные принадлежности и пакет с бутербродами, а сумку с вязанием Алиса несла в руке. Блестящие спицы выглядывали из сумки и будто подмигивали.

   В бассейне Алиса провела бабушку на трибуну.

   – Пусть вязание пока здесь у тебя полежит, а то ещё промокнет случайно!

   Она положила сумку рядом с Екатериной Львовной и побежала в раздевалку.

   Тренер в Алисиной группе был строгий и ни на что отвлекаться на тренировках не разрешал. Но, когда плывёшь, особенно не поотвлекаешься – всё равно не видно, что там на трибунах происходит. Пловец видит только воду да ещё того, кто плывёт рядом. А думает только, чтобы этого, который рядом, обогнать.

   Только Алиса и не собиралась отвлекаться – она ещё до того, как все попрыгали в воду, потихоньку забралась на вышку и посмотрела сверху на трибуну, где сидела бабушка.

   Так и есть!.. Спицы сверкали в бабушкиных руках, а за ними тянулся и сворачивался петлями меланжевый шарф.

   Первые сто метров Алиса проплыла в ужасном возмущении. Это что же – она сама, значит, связала только половину шарфа? Все говорят, какая она умница да рукодельница, учительница хвалит, подружки завидуют, а это всё сплошной обман, и хвалить надо бабушку?..

   – Поэкономь силы, – сказал тренер, – не надо так разгоняться вначале.

   Следующие сто метров Алиса плыла помедленнее, но тоже злилась. Ведь бабушка её обманывала. Да! Когда она говорила Алисе, что ты, мол, успеешь, я тебе обещаю, обещала она, получается, совсем другое – что сама будет потихоньку помогать. Будто Алиса такая же маленькая, как её брат. А она, между прочим, уже во втором классе!..

   – Вот это лучше. Следи за техникой и не торопись, оставь силы на конец.

   Ещё сто метров Алису терзали горькие мысли о том, что теперь никакого шарфа к Новому году у неё не будет, потому что на бабушку она обиделась и после тренировки всё-всё ей скажет. А вязать дальше будет только сама. А времени-то всего ничего осталось!

   – Всё хорошо, вот так и продолжай, – сказал тренер, но Алиса его не услышала, потому что внезапно представила, каково будет бабушке, когда она узнает, что её хитрость раскрыта.  Папа всегда говорит, что Екатерина Львовна такая гордая!.. И ведь она хотела внучке помочь…

   – Я говорил, не выкладывайся раньше времени! Теперь вот еле плывёшь! Куда техника пропала?..

   Нет, бабушке ничего говорить нельзя. Ни в коем случае.

   А что же делать?..

   – А теперь – максимальное ускорение!

   Алиса вдруг поняла, что надо делать. И понеслась, полетела по воде, как летучая рыбка.

   – Молодец! Вот это называется грамотно разложить силы по дистанции. Запомни, как это у тебя получилось, – сказал тренер и пошёл хвалить других ребят.

   В спортивном кафетерии бабушка выложила на стол любовно приготовленные бутерброды.

   – Поешь как следует. Вон сколько сил потратила! Повязать дома успеешь, – и она налила внучке душистый чай из термоса.

   Алиса испытующе на неё посмотрела:

   – А как я плыла, бабушка? Ты видела?

   – Конечно! Глаз с тебя не сводила! Замечательно ты плыла, очень стремительно! Ты… как это…грамотно разложила силы, да?

   Внучка только вздохнула.

   Новогодние праздники – удивительное время. Каждый думает, что к Новому году  надо что-то важное закончить. А после него – начать.

   Так не думал только Алисин брат, но это потому что он был ещё маленький. Все остальные считали дни и спешили.

   Мама собиралась до Нового года сделать генеральную уборку, чтобы Дед Мороз порадовался, какая у них чистая квартира.

   Папа торопился доделать какой-то проект на работе.

   Алиса готовилась к предновогодним соревнованиям. А ещё – заканчивала шарф.

   Теперь он уже не казался ей живым. Она больше не наматывала его на шею – просто вязала, и получалось очень, просто исключительно ровно. Связано было уже сто десять сантиметров, скоро можно и петли закрывать. Учительница посоветовала сделать на концах кисточки, и Алисе эта идея очень понравилась. Ещё несколько дней – и шарф будет готов вместе со всеми кисточками. А там и соревнования. И Новый год.

   – Кстати, – спросила как-то мама, – а что ты хочешь на Новый год? Ты уже написала письмо Деду Морозу?

   Алиса, конечно, уже давно догадалась, что Дед Мороз не сам выполняет просьбы. И это понятно – где ж ему успеть? В одном только Алисином классе тридцать человек, а во всей школе? А в целом городе? Да плюс детские сады. Неудивительно, что ему родители помогают. Поэтому письмо, конечно, писать надо. Чтобы мама помогла Деду Морозу, надо сначала помочь ей.

   Она села за стол, взяла листок, задумалась – и вытащила почему-то своё вязание. Какой же он получился мягкий, какой нарядный, этот шарф! И правда, такой не купишь. Просто удивительно, что своими руками можно делать такие вещи. Вот они, руки. А ведь они изменились от вязальных тренировок – пальцы сделались такими ловкими, что даже почерк у неё стал не хуже, чем в прописях.

   Алиса взяла ручку и своим замечательным почерком написала письмо Деду Морозу. Заклеивать конверт не стала, отнесла под ёлку прямо так и засунула подальше, чтобы брат не дотянулся – он ещё никак не мог сообразить, что ёлка – это чтобы смотреть, а не хватать за ветки и снимать игрушки.

   На соревнования пришла вся семья. Трибуны были полны, все кричали, хлопали, кто-то даже свистел – словом, болели по-настоящему. Счастливые мокрые участники вылезали из воды, искали в толпе своих болельщиков и радостно махали им руками. «Халатик, халатик! Полотенце накинь! Скорее вытирайся!» – кричали мамы с трибун. «Молодцы! Бойцы! Чемпионы!» – вторили им папы. Младшие братья и сёстры тоже кричали, потому что им просто нравилось шуметь. В бассейне пахло водой и наступающим Новым годом.

   После соревнований к Алисе  и её родителям подошёл тренер.

   – Из этой девчонки выйдет толк! – он хлопнул Алису по спине, так что она даже присела. – И терпеть умеет, и прибавить может, когда надо!

   – А знаете, почему она умеет терпеть? – выступила вперёд Екатерина Львовна, очень представительная в своей элегантной шубе. – Потому что Алисочка вяжет. Вязание очень развивает терпение. Только представьте, она сама связала целый шарф!

   И Екатерина Львовна с гордостью посмотрела на внучку с медалью на шее.

   – Ну, теперь понятно, почему она так хорошо сегодня проплыла, – улыбнулся тренер. – Всё, теперь отдыхать! С наступающим!

   Дома, за чаем с пирогами, Алису снова поздравляли и рассматривали медаль.

   – За нашу маленькую чемпионку! – поднял пирожок папа.

   Алиса встала.

   – Папа! То есть мама!.. То есть, я хотела сказать…

   Тут она разволновалась – вдруг у неё не получится сказать так, как надо?

   – Тренер про терпение говорил… А мне в этом очень помогла бабушка. Она, получается, тоже была тренером. Поэтому, – Алиса посмотрела на Екатерину Львовну, – я хочу сделать тебе подарок. К Новому году!

   И она протянула бабушке заранее приготовленный пакет, перевязанный лентой.

   – Мне?.. – удивлённая Екатерина Львовна нетерпеливо дёрнула ленту, и из пакета выскользнул длинный яркий шарф с пушистыми кисточками.

   – Это же твой шарф! – ахнула мама.

   – Да. Но я хочу подарить его бабушке. Без неё я бы не научилась так хорошо вязать.

   Сбитая с толку, но очень растроганная Екатерина Львовна накинула шарф на плечи, потом обернула вокруг шеи.

   – Как тебе идёт! – воскликнула мама, и папа её горячо поддержал.

   Шарф свесился с бабушкиного плеча и заговорщицки подмигнул Алисе. Алиса улыбнулась ему и бабушке.

   – Правда, очень идёт!

   – Не могу поверить – внучка связала мне шарф…. Я самая счастливая бабушка на свете!

   Уже перед самым сном мама зашла к Алисе, присела на кровать и обняла дочку.

   – Мне тут пришло письмо от Деда Мороза. Он пишет, что боится ошибиться с расцветкой. Поэтому, чтобы ты была довольна подарком, он просит тебя саму сходить в магазин и выбрать пряжу. Какую захочешь. А он заплатит. Вот и деньги мне передал.

   – Правда? – Алиса посмотрела на маму и вдруг засмеялась.

   И мама засмеялась вместе с ней.

 

Анна Маркина
Родилась в 1989г., живет в Москве. Окончила Литературный институт им. Горького. Публикации стихов и прозы – в «Дружбе Народов», «Prosodia», «Юности», «Зинзивере», «Слове/Word», «Белом Вороне», «Авроре», «Кольце А», «Южном Сиянии», журнале «Плавучий мост», «Независимой Газете», «Литературной газете» и др. Эссеистика и критика выходили в журналах «Лиterraтура» и «Дети Ра». Автор книги стихов «Кисточка из пони» (Новое время, 2016г.) и повести для детей и взрослых «Сиррекот, или Зефировая Гора» (Стеклограф, 2019г.). Финалист Григорьевской премии, Волошинского конкурса, премии Независимой Газеты «Нонконформизм», лауреат конкурса им. Бродского, премий «Провинция у моря», «Северная Земля», «Живая вода» и др. Стихи переведены на греческий и сербский языки. Член арт-группы #белкавкедах.