Кто такая Алиса? Это девочка из города Липецка. Она учится в 4 классе. Пару лет назад жители города собрали для нее крупную сумму на уникальную операцию на позвоночнике. К сожалению, пандемия внесла коррективы: Германия два года не принимала пациентов из России. Однако чудо все-таки свершилось, и в марте 2022 года сложнейшая операция была сделана.
Анна Харланова (организатор премии Левитова) так прониклась историей этой девочки, что решила помочь ей в выздоровлении. Она объявила конкурс историй для Алисы, и заявки полетели не только со всей страны — от Сахалина до Калининграда, от Архангельска до Грозного, — но и из десяти стран ближнего и дальнего зарубежья. В итоговый сборник вошли тексты двух авторов из США и Германии, а его первая презентация прошла 20 февраля нынешнего года в университете города Дели (Индия).
Книга будет распространена по больницам и библиотекам, чтобы мальчишки и девчонки, оказавшиеся в трудной ситуации, не падали духом, а выздоравливали, как Алиса Суханова. Вот история ее болезни.
Говорят, когда от всего сердца делаешь что-то по-настоящему важное, для другого и бескорыстно, Вселенная начинает помогать. Мигом откликнулись редактор, художник-иллюстратор, корректор, оперативно к конкурсному отбору подключились писатели-профессионалы — творческое объединение детских авторов «Дар» во главе с Татьяной Шипошиной. Все, подчеркну, трудились бесплатно, лучшей наградой стал замечательный сборник, выпущенный издательский домом «Липецкая газета».
Виктория Татур
Об авторах:
Татьяна Величева прозаик. Лауреат литературной премии «Справедливой России» «В поисках правды и справедливости» (2016). Лауреат Всероссийского конкурса творческих работ «100 строк о моей малой родине» (2010). Победитель в VII городском конкурсе на соискание литературной премии им. С.Н. Дурылина (2014). Финалист Всероссийского литературного конкурса «Истории для Алисы» (2022). Финалист Конкурса переводов в честь 190-летия Льюиса Кэрролла (2022), призер Конкурса начинающих переводчиков им. Э. Линецкой Института русской литературы Российской академии наук (2021).
Светлана Бутусова — прозаик. Родилась в Донецке (ДНР), в августе 2021 г. переехала в Хакасию, г. Абакан. Окончила Донецкий национальный университет (2015), литературовед по образованию. Публиковалась в журнале «День и ночь», сборниках «Русская история чародейства»,​ «Антология русской литературы ХХI века», «Сказки на ночь» и «Все на маевку». Серебряный лауреат Международного литературного конкурса «Большой финал»​ 2020-2021.Победитель Всероссийского литературного конкурса «Истории для Алисы». Финалист открытого заочного международного литературного конкурса «Зимняя история».

 


Татьяна Величева // Хлеб из обойной пыли

 

Татьяна Величева // Формаслов
Татьяна Величева // Формаслов

Накануне Дня Победы перед школой собрался «Бессмертный полк». Ребята пришли с фотографиями своих родственников, участников Великой Отечественной войны. Алиса держала высоко над головой раму с фотографией прадеда. Он прошел всю войну и получил медаль «За взятие Берлина». Потом прожил долгую жизнь, оставив после себя детей и внуков. Алису он не успел увидеть, но она все о нем знала из рассказов бабушки и дедушки. И сегодня прадед, уже немолодой, улыбается на фотографии Алисе и всем, кто рядом.

А сколько других солдат тоже улыбается с фотографий! У Маши на войне был прадед. И у Иры прадед. И у Димки. И у близнецов Светы и Кирилла тоже прадед. Ульяна показала прабабушку-блокадницу. Миша принес сразу три портрета: на войну из их семьи ушли прадед и две его сестры. У классной руководительницы, Ольги Алексеевны, воевал дед. Да и у каждого, будь то ученик, учитель, завуч или директор, в руках была фотография защитника нашей Родины.

«Бессмертный полк» прошагал по школьному двору, постоял на крыльце и разошелся по кабинетам. В классе Ольга Алексеевна показала кадры из кинохроники, ребята прочитали стихотворения, посвященные Дню Победы, а потом получили творческое задание на дом.

— Вы можете сами выбрать то, что покажется интересным, — сказала Ольга Алексеевна. — Например, нарисовать плакат.

Презентация сборника "Истории для Алисы" // Формаслов
Презентация сборника “Истории для Алисы” // Формаслов

Света и Кирилл вмиг подняли руки. Они всегда все делали вместе: вместе опаздывали, вместе носились по школе, вместе получали двойки. А потом вместе исправляли и оценки, и поведение. Все-таки хорошо быть близнецами! Если ругают, то сразу обоих, и получается не так обидно. А когда нужно что-то сделать, то они друг другу всегда помогают. А еще они вместе ходили в художественную школу и хорошо рисовали.

— Также можно написать письмо воображаемому солдату, — продолжала Ольга Алексеевна.

Теперь руку подняла Ира. Сочинять в классе много кто умел, но писать сочинения любила только она.

— А еще можно собрать фронтовую посылку.

Тут радостно подпрыгнули сразу человек восемь или девять. Это, конечно, поинтереснее, чем рисовать или писать.

— Но что туда можно положить? — спросил Димка.
— А вы почитайте, поинтересуйтесь, что отправляли раньше на фронт. А потом нам расскажете и покажете, — ответила Ольга Алексеевна.
— Махорку отправляли, — прошептал Миша с последней парты.
— А что это? — спросили его соседи.

И хотя Миша точно не знал, но не смутился:

— Махровые носки. Чтобы ноги не мерзли.
— Можно сделать презентацию, показать фотографии своих родных и рассказать об их жизни во время войны, — говорила тем временем Ольга Алексеевна. — Еще можно найти рецепт фронтовой каши или блокадного хлеба.

Рецепт хлеба! Алиса сразу подняла руку. Можно ведь не просто найти рецепт, но и приготовить по нему — вот все удивятся! Что-что, а готовить она умела: дома часто пекла яблочный пирог, сначала вместе с мамой, а потом научилась сама. Так что хлеб по сравнению с пирогом — проще простого!
Вскоре классный час закончился, и ребята разошлись по домам. Алиса решила сразу приступить к заданию, но все пошло не так гладко, как хотелось. Оказалось, что за время блокады рецепт хлеба несколько раз менялся, а нужно было выбрать какой-то один. А еще Алиса не знала, где найти некоторые ингредиенты.

— «Ржаная мука, пищевая целлюлоза, — читала Алиса. — Хлопковый жмых, кукурузная мука, обойная пыль, мучная сметка, вытряска из мешков».

Если с кукурузной или ржаной мукой все ясно, то как быть с целлюлозой или жмыхом? И что это вообще такое? «Органическое соединение», «углевод», «полисахарид», «остатки отжима»… Все это было слишком сложно. Алиса поискала другие варианты рецепта и решила заменить целлюлозу овсяной мукой, а жмых — отрубями. Это, конечно, найдется на кухне.
Сначала Алиса насыпала в миску ржаную и кукурузную муку. Овсяную муку она получила из овсяного печенья, измельчив его блендером. Отруби растерла в крошку. Что такое «мучная сметка», Алиса решила не узнавать и обойтись без нее. Оставались только обойная пыль и вытряска из мешков.
Алиса задумалась. Ей представились жители блокадного Ленинграда, которые пекли хлеб из того, что можно было найти дома или на улице. Конечно, они искали завалявшиеся крошки, перетряхивали сумки и мешки, собирали эти вытряски и добавляли в тесто. И раз уж Алиса решила выпечь блокадный хлеб, то и ей придется вытрясти мешки и собрать обойную пыль.
Девочка нашла на кухне пакеты, в которых мама приносила продукты из магазина, и тканевые мешочки от сухофруктов. Хорошенько потрясла все над миской: к муке добавились луковая шелуха, несколько листиков укропа, пара изюминок и какие-то крупинки. Теперь пора искать обойную пыль.
Алиса обошла всю квартиру в поисках места, где обои хоть немного отходили бы от стены. Такое место нашлось в коридоре: в углу под потолком край обоев свисал вниз, а по стене шли небольшие разводы. Алиса забралась на стул и уже аккуратно стряхивала накопившуюся в «кармашке» обоев пыль, когда домой вернулась мама…

…Вечером вся семья сидела за столом и весело слушала Алисин рассказ о приготовлении хлеба. Потом папа объяснил, что «обойная пыль» — это мучная пыль, которая оставалась от переработки муки крупного помола, а вовсе не пыль на обоях. Но для выпечки хлеба действительно шло все, что могли найти съедобного: и разные виды муки, и солод, и жмых, то есть оставшиеся после выжимки семена масличных растений, а также пищевая целлюлоза — специально обработанная измельченная древесина. Потом Алиса вместе с папой прочитала о работе хлебозаводов во время блокады, о хлебных карточках, по которым выдавали хлеб, и о детях, переживших войну.

А на следующий день, 9 мая, вся семья решила вместе испечь блокадный хлеб. Конечно, он отличался от настоящего блокадного хлеба, который спасал жизни ленинградцам в годы войны. Но все-таки он был похож, и Алиса, держа в руке теплую краюшку, думала о том, как хорошо без войны, когда семья рядом и можно поделиться кусочком простого хлеба.

 

Светлана Бутусова // Тайна живописи

 

Светлана Бутусова // Формаслов
Светлана Бутусова // Формаслов

1.

Он наносил узор широкими мазками. Касался холста кистью плавно, вдумчиво и с затаенным трепетом. Картина оживала под его руками. Художник смотрел слегка прищурившись, оценивая проступающий пейзаж. Он любил этот миг единения с искусством, ощущал внутри себя мощь и с нежностью пытался возродить на белоснежном полотне образ, захвативший сознание. 

Они любили наблюдать за дядюшкой и папой. Затаив дыхание во все глаза смотрели, как постепенно рождается на холсте рисунок.

Этот раз не стал исключением.  На цыпочках прокравшись вниз, ребята спрятались за лестницей и с трепетом следили за процессом. 

— Я знаю, что вы там, малышня. Хватит прятаться, — художник неожиданно остановился, медленно обернулся к двери и улыбнулся. — Выходите.
— Дядюшка Финн, прости, мы не хотели тебе мешать, — чуть виновато отозвался самый старший мальчик, покидая убежище и неловко переступая с ноги на ногу. — Мы сейчас уйдем. 
— Зачем же? — Финн продолжал тепло улыбаться, — мне приятно знать, что вам нравится мир искусства. Хотите мастер-класс?

Глаза детворы мгновенно загорелись. Они закивали и окружили художника со всех сторон. 

Презентация сборника "Истории для Алисы" // Формаслов
Презентация сборника “Истории для Алисы” // Формаслов

Финн вернулся к полотну. Коснулся его кистью и наложил на поверхность плотный мазок. Мгновение — и мастер словно перенеся обратно в свой мир. Творил, не отвлекаясь, и дети заворожено следили, как медленно рождается картина под руками умелого создателя. 

— Финн, дети, ужинать! 

Голос хозяйки дома вернул всех на грешную землю. Финн беззвучно вздохнул и отложил кисть. Окинул пристальным взглядом пейзаж. 

— Она словно живая, — шепотом произнесла малышка Алиса, невольно делая шаг вперед и протягивая руку к полотну. 
— Подожди, дай краскам высохнуть, — с улыбкой отозвался дядюшка, придерживая руку племянницы. Та смущенно извинилась.
— Ничего, милая. Порой я сам слышу их зов и хочу коснуться. Но стоит помнить, что пока краски не схватились, картину лучше не трогать. Иначе ты можешь…
— Опять ты о своем, — супруга Финна стояла за спинами ребят. Покачала головой, укоризненно посмотрев на мужа. — Картины не способны оживать и не могут влиять на происходящее. Ужин готов! Идемте, — и не дожидаясь возражений, женщина первой зашагал прочь. 

Художник виновато посмотрел на ребятню. 

— Она права. Не берите все это в голову. Пойдемте, — и вслед за супругой поднялся на ноги. 

2. 

— Тебе обязательно уезжать в ночь? Подожди до утра,— супруга придержала Финна за руку и с мольбой посмотрела на мужа. Дурное предчувствие не отпускало женщину.
— Милая, чем быстрее я съезжу, тем быстрее буду свободен! Нам еще подарки к Рождеству покупать, не забыла? — Финн наклонился, поцеловал жену в щеку и задорно улыбнулся. — Ты не заметишь, как я уже вернусь. 

Это были его последние слова жене. В пути лавина сошла с верхушки горы и накрыла мост в тот миг, когда автомобиль совершал по нему маневр. Ни машину, ни тело водителя не нашли. 

Рождественская ель одиноко стояла в углу гостиной. Яркие шары и гирлянды украшали ее, блестели в полумраке и манили чарующей атмосферой торжества, но никто не обращал на нее внимание. Хозяйка дома отказалась отмечать Рождество и даже подарки забыла положить детворе. Малышня понимала. Малышня горевала не меньше, с тоской взирая на дверь мастерской. Тетушка запретила спускаться и трогать вещи супруга. 

Ребята понимали все, но все-таки с грустью взирали на ель и календарь. 

— Папа хотел бы, чтоб праздник был, — робко обронил один из мальчишек. Поджал губы и тихо вздохнул. — Он любил Рождество и считал этот день волшебным. Эх, я бы многое отдал, чтобы… — малыш опустил голову, пытаясь скрыть выступившие слезы. Алиса осторожно коснулась плеча кузена и улыбнулась.
— В Рождество все возможно, главное верить! 

Мальчик слабо кивнул, мало надеясь на чудеса. Он уже был большим, чтобы подаваться детским глупостям. 

— Нам пора спать. Мама разозлится, если застанет здесь, — он первыми поднялся на ноги, призывая и остальных отправиться по кроватям. 

Оказавшись постели, Алиса никак не могла перестать думать о дяде. Она вспоминала все моменты, проведенные с ним, и грустно улыбалась в темноту. Ох, если бы она только могла… 
Неожиданно яркой вспышкой в голове возникла догадка. Девочка даже подскочила на ноги и заходила по комнате, пытаясь осмыслить идею. Дядя говорил, он верил в… А если он прав?! 
От волнения сердце Алисы учащенно забилось. Если это шанс все исправить, она должна попытаться! 
На цыпочках малышка покинула спальню. Спустилась вниз к мастерской и беззвучно скользнула за дверь. Без дяди его святая святых казалась пустой и мертвой. Алиса поежилась. Ей бы уйти, вернуться к себе и забыть об этой глупости, но… 
Крошка приблизилась к холсту. Осторожно коснулась кончиками пальцев чистого листа. Прислушалась к ощущениям. В груди тлела надежда. 

— Я должна попытаться! — словно оправдываясь перед кем-то, произнесла девочка и потянулась за кисточками.

Дар обращения с красками Алиса унаследовала от дядюшки. Она всегда видел мир через призму некого волшебства. Для нее цвета оживали и мерцали во мраке, полотно вело диалог, направляя кисть в нужном движении. Картины были особым миром и, вырисовывая пейзаж, Алиса позволила им открывать свои тайны. 

Обложка сборника "Истории для Алисы" // Формаслов
Обложка сборника “Истории для Алисы” // Формаслов

Горы, мост, лента реки, изогнутой змеей ускользающая за горизонт, мерцающие в ночном небе звезды… Малышка заворожено оглядела проступившие контуры и с трудом удержалась от желания прикоснуться к рисунку. Не хватало одной небольшой детали. Черная Субару дяди Финна ловким мазком возникла на серпантинной дороге. Он въехал на мост, надеясь как можно скорее встретится с заказчиком и вернуться к семье. Но лавина… 

— Ничего этого не было! — шумно выдохнула малышка и, сама не осознавая до конца, что творит, коснулась второй рукой полотна. 

Краски словно расступились. Тонкая кисть девочки утонула в картине. Сердце колотилось в груди с неистовой силой, в горле все пересохло. Алиса зажмурилась. Пальчики нащупали спичечный коробок машины. — Тебя не было на мосту, дядя Финн! Не было! — с отчаянной надеждой прошептала малышка, усилием воли перемещая авто с моста. 

Перед внутренним взором все поплыло. Затошнило. Малышка почувствовала, что летит в пропасть. Открыла рот, чтобы закричать и провалилась в бездну. 

3. 

Яркие солнечные лучи били в глаза. Алиса недовольно нахмурилась лоб и отвернулась, желая продлить сон. Услышала над головой перезвон колокольчиков и недовольно забурчала.

— Дани, я хочу спать. Уходи! 

Звуки не утихали. Тогда малышка все же распахнула глаза и удивилась. Она лежала в своей постели, укрытая теплым пледом.
Значит события в мастерской ей лишь приснились… От этого осознания на глаза навернулись слезы. Девочка всхлипнула и рухнула на подушки. 

— Алиса, подарки ждут! — закричал из коридора брат. 

Малышка удивилась, но с кровати встала и вышла в гостиную. И в тот же миг замерла. 

— Наконец-то, соня! — засмеялась тетушка и поманила девочку к себе. — Твой подарок! — женщина кивнула на объемный коробок, но малышка не могла отвести глаз от… 
— Дядя Финн! 

Художник встретился с девочкой взглядом и улыбнулся.

— Спасибо, — одними губами прошептал он и поманил племянницу к себе.

 

Виктория Татур
Виктория Татур — детский писатель, редактор отдела детской литературы в журнале «Формаслов». Родилась в Ташкенте в 1985 году. Окончила РГПУ им. А.И. Герцена, филологический факультет. Автор книг для детей: «Нанозавры» (Формаслов), «Софи и волшебная лента» (Нигма), «В Пупках и не такое бывает» (Волчок), «Новогодний калейдоскоп и легенды Дрыгунца», «Ульрик, кто же ты?» (Детская литература), «Рассказы из лужи с питьевой водой», «Смотри, как я могу», «На макушке лета». Член Cоюза писателей России. Победительница литературных конкурсов «Хрустальный родник», «Первая книга», «Живой родник», «Стилисты добра». Специальный диплом литературной премии «Справедливая Россия». Вошла в шорт-лист премии Левитова. Участница различных литературных форумов в Химках, Липках и др. Публиковалась в журналах «Путеводная звезда», «Простокваша», «Лиterraтура», «День и ночь», «Кольчугинская осень», «Волга XXI век», «Соты», «Симбирскъ» и др.