Международный литературный конкурс «Кубок Мира по русской поэзии – 2021» проходил с 1 октября по 31 декабря 2021 года на страницах портала Stihi.lv. В конкурсе приняли участие 228 поэтов… «Формаслов» по предварительной договоренности с организаторами мог выбрать нескольких счастливчиков и наградить их публикацией. В итоге мы отобрали 13 текстов 13 авторов, тексты которых, на наш взгляд, максимально отражают эмоциональное состояние современного человека и касаются тем, интересующих широкие круги любителей литературы.
…Последнее время человек всё ближе к осознанию смерти — эпидемии, войны, природные катаклизмы. «она играет трупы в сериалах / пластичная — но этого не видно» (Евгений Орлов). Не так ли и мы все? «был это две тысячи первый / и телефоны были стационарны / уже догнило двадцатое столетие / а двадцать первое пока не начало подгнивать» (Сергей Герасимов). И вот — началось. «И вроде бы, пока не мертвецы, / но жизнь другой тариф включила…» (Алёна Асенчик). Так и не знаешь, на каком ты свете. «пока онемелое тело решает — живой или нет / — ты видишь пронзительно-белый едва народившийся свет» (Александр Спарбер). А литераторов живых у нас не очень любят, особенно поэтов: умрешь и станешь безопасен. «Ты один и я один. / Умер Вася Бородин» (Роман Ненашев). Где-то еще летят набоковские бабочки: «летит ещё лимонница / и шоколадница / но мне милей капустница / предвестница конца» (Глаша Кошенбек), где-то незнакомое и неизвестное происходит: «а балалай шагает налегке, / позвякивая медью в кошельке…» (Светлана Носова). «…Земля тяжелая кружится / и летит, а вместе с ней и ты» (Ирина Ремизова). Надеешься, конечно — «рассеется сон и вишневый дым / ты будешь вовек спасён» (Марианна Боровкова). Хотя и понимаешь тихо, что: «а человек он кто? / Никто, / никто, / никто» (Кира Марченкова), «Посмотри, у меня внутри только стол, три стула. / И слова, на губах проходящие, как простуда» (Алексей Тарасов) или «не храни ни писем, ни снов, ни книг, / здесь не я — мой сумеречный двойник / проницает время/пространство Оно» (Александр Оберемок). И кажется, что ничего уже не изменить —  «И ничего-то, Рина, не исправишь. / Ты не поможешь, вот и не мешай» (Елена Наильевна).
Евгения Джен Баранова

 


Кубок Мира по русской поэзии – 2021 // Приз симпатий журнала «Формаслов»

 

Сергей Герасимов

The Present Continuous

наш мир устроен так —
из твоего ковчега вылетает голубь
и возвращается
неся в клюве зерно
но приглядевшись ты видишь
что это вовсе не зерно
а маленький ковчег
из которого вылетает голубь
и подняв голову ты видишь клюв
который несет твой ковчег…
был милый сентябрьский вечер
три девочки сидели за столом
пытаясь понять The Present Continuous
или пытаясь сделать вид что понимают
на улице дети играли в футбол
две старухи
жующие огрызки жизни
ссорились на скамейке под окнами
уже в пятисотый раз
и от лета остался лишь осыпающийся каркас
«Present Continuous — это когда сейчас»
сказала одна из девочек
«нет это когда всегда»
поправила вторая
третья сидела тихо
будто ее нет
в этот момент зазвонил телефон
был это две тысячи первый
и телефоны были стационарны
уже догнило двадцатое столетие

а двадцать первое пока не начало подгнивать
«включи телевизор прямо сейчас»
сказал посланник будущего в трубке
«Present Continuous это прямо сейчас»
сказала третья девочка
будто подслушав
я включил телевизор
на экране дергалась
картинка которая так и не стала прошлым
оставшись вечным continuous present:
самолет прошивал башню
и башня падала
в замедленной хореографии ужаса
словно ненастоящая
словно сделанная ради шутки из костяшек домино
я так до сих пор и не знаю
кто же это звонил тогда


Алена Асенчик

Вам не понравится

1

До полночи — секунда на часах…
Как мышцами, играя интуицией,
проводники сидят на проводах,
прикидываясь птицами.

Налево west. Во всей округе — OST*.
Гадают делегаты в ветках Ирия:
кому изрыт могилами погост,
кому-то небо вырыли…

И вроде бы, пока не мертвецы,
но жизнь другой тариф включила — оп-па — им,
и тайно опытные образцы
общаются с неопытными.

А те, кому не завершили круг,
бегут вовне, стараясь не пораниться
его пространством. Думая: а вдруг
там не понравится?

2

Если все еще носишься со своим неудачным детищем,
то вкрути им поярче лампочки: и ноябрь, и сумерки ж!
Ну и что, что живых в этом мире давно уже меньше, чем
умерших…

Пусть себе защищаются сказками и домами тесными:
так, наверное, проще примириться с земною мерою.
Ты включайся теплом у них в глубине, даже если не
веруют…

3

Сумерки утра прячутся по кустам,
вроде, от света, но как им без света, в общем-то?
Внутренний голос опять рассылает спам,
нервы его кодируют рваным почерком
и отсылают в дальние уголки
сущности: пусть поиграет смыслами, неприкаянный,
там, где слетелись работать проводники
днем на полставки — полупроводниками.

* Технология открытого пространства (от англ. Open Space Technology, сокр. OST)


Марианна Боровкова

Однажды

однажды посадишь цветущий сад
чтоб скрыться в его тени
и слушать поющие голоса
и радоваться за них

полжизни проточной водой уйдет
под корни но оглянись
опустится облако в теплый дерн
на всю остальную жизнь

а там и тишайший снег во мгле
и чей-то спешащий след
и кружки оставленной на столе
светящийся силуэт

поправишь очки кашлянешь в кулак
из глины господней весь
опять затянешься натощак
забыв как всегда поесть

смолы золотистой сверкнет слеза
лицо отразится в ней
тебе на владенья во все глаза
смотреть до скончания дней

шептаться с листвой и сходить с ума
а вдруг не убережешь
когда подкатит к горлу зима
когда разревется дождь

рассеется сон и вишневый дым
ты будешь вовек спасен
однажды твой сад принесет плоды
кому-нибудь принесет


Ирина Ремизова

Шарик улетел

до поры смеявшийся до колик,
вдруг услышишь за спиной щелчок
и поймешь, что ты не умный Кролик,
а простой невротик Пятачок.

обманув Меркурий ретроградный,
из себя, оставшись в меньшинстве,
выйдешь вон и не войдешь обратно,
потому что «посторонним В.»

посреди родного захолустья,
где играют с жизнью в поддавки,
иссиня-зеленый шарик грусти
выпустишь однажды из руки,

и куда б ни вывезла кривая —
будешь любоваться, как вдали
он летает, преодолевая
силу гравитации Земли,

и глядит, уже не круглолицый,
с заданной съезжая высоты,
как Земля тяжелая кружится
и летит, а вместе с ней и ты.


Елена Наильевна

***

Как струны плакали, когда я пианино
ломал, чтоб выносить из дома по кускам!
Не так давно на нем играла Рина,
и, словно воробьи щебечут по кустам,
так пальчики ее скакали, пели,
и ноты сыпались, и на полу белели,
и волнами качался нотный стан.

Был бледен шрам у шеи, где ключица.
Педали поддавались на весу,
и лился звук, готовый истончиться,
исчезнуть, как последний луч в лесу
теряется во мху, в еловой хвое.
Горел румянец на щеках от хвори,
манили сливы на тарелочке осу.

О музыка — спасение из рая.
Но вороненок падал из гнезда,
и ты бежала, Рина, невзирая
на то, что не бежала никуда.
Помочь, скорей, там птенчик, божья птаха!
Покой — освобождение от страха.
О рыбичка моя, плыви туда.

Потом не помню, пролетело мимо.
Так память нас баюкает: бай-бай.
Сосульки плакали, когда я пианино
выталкивал из дома: вон! давай!
И отражалось солнце в лаке клавиш.
И ничего-то, Рина, не исправишь.
Ты не поможешь, вот и не мешай.


Светлана Носова

Ме-день-ки

а балалай шагает налегке,
позвякивая медью в кошельке —
последними погожими день-ками.
дыряв зипун из синих паутин,
и серый неподатливый ватин
сквозь дыры вылезает облаками.

повдоль деревни ясени рябы.
под ними кареглазятся грибы
и пялятся, смущая балалая.
орать все реже хочется котам,
и журавли устали клекотать —
их караван летит.
собака лает.
там, где грустят у дома тополя,
ворчит дедок, что косточки болят,
что мало дров,
что бабка нынче злая,
что вся трава пожухла на лугу,
что балалайка нынче — «не в дугу» …
ворчит
и огорчает балалая.

и, клочья-тучи пряча за рекой,
наш балалай жалеет стариков:
совсем у них день-ков осталось мало…
откроет во дворе колодец-рот,
пришедшей внучке на ухо шепнет,
чтоб только деда с бабкой не бросала.
и высыпает солнечную медь
в ладонь, чтоб деду косточки погреть,
сливает стынь в глубокие овраги.
и радуются все наперебой:
дед с бабкой вредной,
девочка с водой
и пес с котами.
грейтесь, бедолаги!

а где-то зной…
и горы велики…
и там чеканит солнце
ме-день-ки.


Роман Ненашев

Ты один и я один…

Памяти Василия Бородина

Ты один и я один.
Умер Вася Бородин.

За окном бушует лето,
веселится третий Рим,
а Василий умер — это
факт, и он неоспорим.

Он бы щас ругался матом
и с поэтами кутил,
но патологоанатом
даже это запретил.

Душно, тесно в смертном часе,
стрелки движутся едва,
пустота в груди у Васи,
а снаружи змейка шва.

Птица кружит без усилий,
человеку не дано —
ты же это знал, Василий,
наклоняясь за окно.

Но теперь-то бесполезно
говорить тебе: «Постой!»,
у тебя во взгляде бездна —
ужас тайны за чертой.

Спит земля, еще вращаясь,
под землею — пустота,
жизнь течет в нее, кончаясь,
красной струйкой изо рта.

 

Кира Марченкова

Никто

Шуршание листвы — лесной молитвослов.
Как много у него сплетений и узлов,
созвучий и речей,
речушек и ключей,
А человек он — вот,
как будто бы ничей,

как будто бы ничей, как будто бы нигде,
в кромешной тишине, в звенящей темноте,
и в глухонемоте,
и вечной мерзлоте,
а пеночка твердит:
«Не те,
не те,
не те…»

Эмалевых небес зияет глубина,
и травяной псалтирь читается со дна
то жаворонком, то
осиновым листом,
а человек он кто?
Никто,
никто,
никто.

 

Александр Спарбер

Утренняя бормоталка

пока онемелое тело решает — живой или нет —
ты видишь пронзительно-белый едва народившийся свет
и внутрь паутинного сада заходишь а там на свету
слепые усы винограда ощупывают пустоту
а корни тихонько-тихонько бормочут ребята ползем
туда где живет землеройка и черви грызут чернозем
где тихо и лишь многоножки как дети снуют и снуют
туда где и люди и кошки находят последний приют

впивайся вгрызайся хватайся пока не пробили отбой
за землю за воздух цепляйся зубами ветвями корой
всему свое время но нонче корням и медведкам под стать
я все ж бормотать не закончу назло всем червям не закончу
ведь вита все тоньше и дольче и есть еще чем бормотать

 

Глаша Кошенбек

Ц-ц-ц

лишь только день распустицца
зальецца солнцем сад
капустницы капустницы капустницы летят
летит еще лимонница
и шоколадница
но мне милей капустница
предвестница конца

мне нравицца печалицца
что все вокруг пройдет
снежинка в белом платьице
закружицца падет
за ней вторая спустицца
сто тридцать пятая
и трактор гнусной гусеницей
всех в лед впечатает

но их — снежинок-бабочек
полным полно полным
и жизнь такая разная
клубицца словно дым
уносицца врываецца
бьет резвою ногой

Лети скорей, капустница,
не слушай никого!


Алексей Тарасов

Трое

Презирая кефир и макароны по-флотски,
От меня ушел бомжевать мой внутренний Бродский.
Лежа в баке, глядит на небо, не знает горя —
В перевернутом доме у самого Серого моря.

На одной из галер из Зюзино в Бирюлево
Унесло моего внутреннего Гумилева.
Говорят, возле МКАДа, на озере Вечного Чада
Был покусан псоглавцами, так дураку и надо.

За окном — диктатура осени. Под каштаном
Расправлялись гопники с внутренним Мандельштамом.
Расколов пополам колючую несвободу,
Голова укатилась гладким волшебным плодом.

Рикошетят обиды косточками черешни.
Ты сказала, что я поверхностный. Нет, я внешний.
Посмотри, у меня внутри только стол, три стула.
И слова, на губах проходящие, как простуда.


Евгений Орлов

Эпизод

она играет трупы в сериалах
пластичная — но этого не видно
зато ее божественные стопы
открыты для любителей земного

такие стопы! что там ваш анапест
к нему не прикоснешься ты щекою
а здесь — почти младенческая кожа
нежнейшая как бархатный песок

отсюда и желанье режиссеров
снимать ее почаще крупным планом
точнее не ее а только стопы —
их лебединый профиль и анфас

и пальцы! выразительный арахис
немного узловатые но — в меру
о! эту меру взять бы Леонардо
да Винчи не дожил до наших дней

и вот она свисает с толстой ветки
иль пеною выносится на берег
иль найдена в каком-то скверном месте
сценарии не блещут новизной…

но стопы! изумительные стопы!
не верю прокричал бы станиславский
таких на этом свете быть не может!
а у нее как видите — нашлись!

и вот она в просторном павильоне
под простыней — как камень неподвижна
исходит от нее античный холод
свисает бутафорский номерок…

*

звучит безоговорочное «снято»
помощник подставляет нумератор
под объектива чуткое стекло:
кадр 3-й дубль 11-й… хлоп!
киношный морг теперь пчелиный улей
она еще лежит но первой пулей
влетает костюмер за простыней —
он как и все торопится домой

потом гример как гонщик аккуратен
освободит ее от трупных пятен
снабдив салфеткой: подотрешь в паху
а я бегу прости меня бегу…

*

она любит просматривать фильмы в которых снималась
садится в огромное кресло
укутывается в плед
из-под которого торчат ее розовые пятки
маленькие узкие стопы
сложены книжкой

о чем она?


Александр Оберемок

К словарям

погоди секунду, побудь со мной
промелькнувшей в темной воде блесной,
уловись хотя бы негромким словом,
а потом во тьму уходи опять,
в тишину молчать, в глубину сиять,
в плодородный ил, к словарям толковым.

завяжи мне память на узелок,
чтобы вспомнить я ничего не смог,
ожидая блеска в речном затоне.
не храни ни писем, ни снов, ни книг,
здесь не я — мой сумеречный двойник
проницает время/пространство óно.

и в его глазах холодит луна,
и темна вода сквозь него видна.
засыпает сонный тростник, а мыши
разрезают небо. большой улит
никому во тьму о себе пищит,
но никто в тумане его не слышит.

 

Редактор Евгения Джен Баранова — поэт. Родилась в 1987 году. Публикации: «Дружба народов», «Звезда», «Новый журнал», «Новый Берег», «Интерпоэзия», Prosodia, «Крещатик», Homo Legens, «Юность», «Кольцо А», «Зинзивер», «Сибирские огни», «Дети Ра», «Лиterraтура», «Независимая газета», «Литературная газета» и др. Лауреат премии журнала «Зинзивер» (2017); лауреат премии имени Астафьева (2018); лауреат премии журнала «Дружба народов» (2019); лауреат межгосударственной премии «Содружество дебютов» (2020). Финалист премии «Лицей» (2019), обладатель спецприза журнала «Юность» (2019). Шорт-лист премии имени Анненского (2019) и премии «Болдинская осень» (2021). Участник арт-группы #белкавкедах. Автор пяти поэтических книг, в том числе сборников «Рыбное место» (СПб.: «Алетейя», 2017), «Хвойная музыка» (М.: «Водолей», 2019) и «Где золотое, там и белое» (М.: «Формаслов», 2022). Стихи переведены на английский, греческий и украинский языки.