Автобиография
Я родился в с. Ленинское Новосибирской области 8 марта 1972 года. В 1991-м окончил Тогучинский лесохозяйственный техникум и два года работал в должности мастера, затем пом. лесничего в Новобибеевском лесничестве.
Всю жизнь меня тянуло в сторону кино и мультипликации, и в 1996 году поступил на только что открывшееся отделение кино- и видеотворчества в Новосибирский областной колледж культуры и искусств, где изучал историю кино, основы режиссуры, сценарного, операторского мастерства и фотографии по программе ВГИКа. В трудные времена приходилось работать столяром, сторожем и даже дворником. Но тяга к прекрасному пересилила и в настоящее время работаю дизайнером.
В творческой жизни у меня царит полная неразбериха. Давно подозреваю, что музы разыгрывают мою персону в какую-нибудь азартную игру. Возможно даже, в домино. Из-за их проделок я понятия не имею, что меня потянет делать в следующий момент —  писать стихи, рассказы, хватать гитару или фотоаппарат. Это не учитывая, что стрельба из лука, рыбалка и охота — тоже искусство. Жизнь от этого становится непредсказуемой и полной сюрпризов. Но есть в этом и положительный момент: сюрпризы я люблю!
Стараниями муз в приложении к журналу «Фома» вышла книжка детских стихов «Прятки». И любимое детище, авторский сборник «Я гулял на облаках» от «Фордевинда», с изумительными акварелями Кати Бауман. В 2017 г. сборник был переиздан «Качелями». Также вышли несколько книжек с детскими стихами в издательстве «Умница», в серии пособий по развитию навыков чтения. Сборники «Шел по городу скелет» и «Нелетучая собака» в издательстве «Мелик-Пашаев» и «Сказка без названия» (1 часть) от издательства «Качели». Подборки стихотворений выходили в детских сборниках «Оникса», антологии сетевой поэзии издательства «Скифия», конкурса детской литературы им. А. Толстого, «Новая детская книга» издательства «Росмэн», журналах «Сибирские огни», «Новосибирск», «Мурзилка», «Шуша», «Познайка», «Фонтан», «Кукумбер» и «Вездепрыг». Рассказы публиковались в журналах «Полдень XXI век», «Химия и жизнь», «Реальность фантастики», снова таки в «Сибирских огнях», сборнике военно-патриотической фантастики «Ярость благородная» и сборнике социальной фантастики «Либеральный апокалипсис».

 


Алексей Ерошин // Космический масштаб

 

Алексей Ерошин // Формаслов
Алексей Ерошин // Формаслов

Космический масштаб

Летит во вселенной галактика наша,
И нет её лучше, и нет её краше.
И в этой галактике, с краешка где-то,
Летит и летит голубая планета.

На этой планете, на дачной террасе,
Сижу я с котёнком по имени Вася.
Шепчу я, бинокль ему поднося:
— Гляди, перед нами вселенная вся!

Там чёрные дыры и братья по разуму,
Там время — и то протекает по-разному!
Там ждут нас открытия в полной сохранности
В созвездии каждом и в каждой туманности!

Когда я гляжу на вселенную эту,
То сердце в груди замирает подчас!
Что ты в ней хотел бы увидеть сейчас?
И Вася, подумав, мяукнул:
— Котлету!

— Эх, Вася! Ну что же ты мыслишь так мелко?
Ведь это вселенная, а не тарелка!
Запомни, дружище хвостатый, что впредь
В масштабе к-о-с-м-и-ч-е-с-к-о-м надо смотреть!

И Вася, подумав, мяукнул в ответ:
— Ну, если в космическом… Десять котлет!

 

Микроновости

Сограждане, уши пошире развесьте:
В кефире — программа «Микробные вести».
Сначала в программе микробных вестей
О встрече высокотоксичных гостей.

Сегодня с визитом, для встречи с народом,
К нам прибыли в полдник с большим бутербродом:
Четыре бациллы, грибок, спирохета
И три вибриона зелёного цвета.

Столь важных особ нам принять очень лестно,
Но цель их приезда пока неизвестна.
Сейчас выясняется, чем же грозит
Сообществу нашему этот визит.

Отдел катастроф сообщил: временами
В районе желудка возможны цунами.
А при повышении температуры
Возможны горчичники или микстуры.

Теперь о погоде. Согласно прогнозам,
Настало сезонное хлюпанье носом.
Компания вирусов гриппа за это
Задержана силами иммунитета.

Культурные новости. Как это мило,
Что дети нечасто используют мыло.
Да здравствует мир бескультурных детей!
До встречи в кефире микробных вестей!

 

Обиделась

Обиделась
Тыква смертельно однажды:

— За что, поясните,
Мне «тыкает» каждый?
Какую-то выдру
Зовёте на «вы»!
И выхухоль даже!
Меня же — увы.
Я с виду солидна,
Крепка
И опрятна,
И внутренне тоже
Сладка
И приятна.
Я тихо-спокойно
На грядке лежу,
Ни с кем не скандалю,
Со всеми дружу,
И очень прошу вас,
Чтоб с этого дня
Почтительно
ВЫКВОЙ
Вы звали меня!

 

Котомнение

Скажи-ка мне,
А знаешь ты
Слова, в которых есть…
Коты?
Нет мягче слова «триКОТаж»,
Я от него
Мурлычу аж!

Но есть словечки:
«скуКОТа»,
«КОТомка»,
«сляКОТь»,
«сКОТ»,
«иКОТа»!
Когда их произносит кто-то —
Он оскорбляет слух кота!

Коты везде,
И здесь, и там:
Кот в «КОТловане»,
Кот в «щеКОТке»!
А что забыл я
На «ЧуКОТке»?
Совсем не место там котам!

И хоть в «КОТтедже», между прочим,
Коту сидеть приятно очень,
Кто, подскажите,
Мне помог
Попасть в «бойКОТ»
И «КОТелок»?!

В испуге замирает кот,
Услышав:
«мяКОТь»
И «КОТлета»!
Да кто вообще придумал это —
Кота засунуть
В «антреКОТ»?!

Лежу,
От ужаса дрожу,
Бока, живот и лапки грею —
Обняв покрепче батарею,
В себя тихонько прихожу.

Я, граждане, скажу вам так:
За всё всегда
Коты в ответе,
Но мы же
Не одни на свете.
Пора вставлять в слова…
Собак!

 

Искусство рыбалки

Папа ходит на рыбалку,
Чтоб развлечься чуточку.
Он завёл складную палку —
Дудочку.
Нет, удочку!
Он купил три килограмма
Мух любого цвета —
Хорошо, не знает мама,
Сколько стоит это.
Рыбам он
Скормил без толка
Хлеба три буханки,
А поймал пока что
Только
Две консервных банки.
Но зато ужасно ловкий
Наш сосед по даче:
Он вчера поймал
Кроссовки
И утюг в придачу.
Я скажу без лишних слов:
Папа мой
Научится!
Настоящий рыболов
Из него получится!
Не пройдёт и две недели —
Так и знай, сосед:
Он поймает мне
Гантели
И велосипед!

 

Воспитательный процесс

Общеизвестно,
Что в каждую маму
Мама-природа вложила программу —
Оберегать непослушных детей
От интересных
И важных
Затей.

В маме бурлит
Воспитательский опыт.
Мама твердит неустанно,
Как робот:
«Кашу доешь!
Не кричи!
Не сори!
Живо игрушки свои
Прибери!

Выйди на берег сейчас же из лужи!
Вымой немедленно
Шею и уши!
Выпрями спину!
Не стой на пути!
Стул не ломай!
Не сопи!
Не свисти!»

И настоящие
Роботы-мамы
Не отступают от этой программы.
Роботы-мамы своих роботят
Тоже примерными
Видеть хотят.

Квохчут и квохчут они,
Как наседки:
«Не отходи далеко от розетки!
В воду не лезь! — говорят они. —
Ведь
Могут ботинки твои
Заржаветь!

Вытри дисплей!
Батарейку смени!
Шестерни смажь — заскрипели они!
Гайки доешь!
Подтяни провода!» —
Не замолкают они
Ни-ког-да!

А на далёкой-далёкой
Планете
Инопланетные
Водятся дети.
Что им приходится
Слушать часами —
Вообразите,
Пожалуйста,
Сами!

 

Согласно этикету

В погожий день,
На Риджент-стрит,
В семнадцать без пяти,
Один английский джентльмен
Собрался в дверь войти.
Другой английский джентльмен
Спешил на пароход,
И ненароком, впопыхах,
Загородил проход.

Учтиво шляпу приподняв,
Сказал он не спеша:
— Не правда ли, погода, сэр,
Сегодня хороша?
Простите, сэр, — добавил он, —
Ужасно я спешу,
Пройти поэтому вперёд
Любезно вас прошу!

Весьма учтиво
Первый сэр
Сказал в ответ:
— О да!
Погода в Лондоне сейчас
Тепла, как никогда!
Я рад бы дольше поболтать,
Но я спешу сейчас,
И с удовольствием пройду…
Но только после вас!

— Я слышал, будто лёгкий дождь
Пройдёт часам к шести.
Прошу, пройдите первым, сэр,
Не стойте на пути!
— Дождь, без сомнения, пройдёт,
И ровно через час.
И я, конечно же, пройду.
Но только после вас!

Давно отчалил пароход,
Включились фонари,
Но всё вели
Учтивый спор
Застрявшие в двери.
Поплыл над Лондоном туман
И дождь заморосил.
Держались
Джентльмены
Из
Своих
Последних
Сил.

Сказал один:
— Простите, сэр,
Я слышал, с давних пор
Лишь благородная дуэль
Решает всякий спор.
Я вам готов преподнести
Учтивости урок.
К барьеру, сэр!
Вот пистолет,
Спустите же курок!

Второй в ответ заметил:
— Сэр,
Я ссоры не ищу,
Но если просите —
Курок,
Конечно же, спущу.
Со всей любезностью
Влеплю
Вам пулю между глаз.
К барьеру выйти я готов…
Но только после вас!

Зашла за Тауэр луна,
Зарделся флаг зари.
Два спорщика,
К спине спина,
Дремали у двери.
По сонным улицам
В тиши
Неслись обрывки фраз:
— Хр-р-р! После вас!
— Хр-р-р! После вас!
— Хр-р-р! Только после вас!

И так, наверное,
Они
Стояли б до сих пор,
Но через год
Британский суд
Уладил этот спор.
Чтоб джентльменам разойтись,
Как этикет велит,
Пришлось пилить
Вторую дверь
В стене
На Риджент-стрит!

 

Туманная история

Природа
Для британцев
Устроила сюрприз:
Туман,
Густой, как пудинг,
Над островом повис.
Всю Англию окутал
Как будто ватой он,
Не зря она зовётся —
Туманный Альбион.

Пропали в том тумане
Деревья
И мосты,
Пропали пешеходы,
Собаки
И коты.
Пропал Биг-Бен,
И даже
Вестминстерский дворец.
Весь Лондон
Растворился
В тумане, наконец.

Исчезли реки, горы,
Озёра и поля;
Казалось, что исчезла
В тумане
Вся земля!
И мистер Трэвел тоже
Исчез в тумане вдруг,
Не видя тротуара,
И даже
Ног
И рук.

Пропавший мистер Трэвел воскликнул:
 
— Боже мой!
   И как же я с прогулки
   Теперь вернусь домой?!
   Но я не буду плакать
   И духом не паду!
   Пойду вперёд,
   И значит,
   Куда-нибудь
   Приду!

Скитаясь три недели
В белёсом киселе,
Он шёл,
Летел
И ехал,
И плыл на корабле.
И спрашивал кого-то:

— Поведайте, друзья,
   А как зовётся место,
   Где оказался я?!

И слышал из тумана:

— Манчестер!
— Ливерпуль!
— Вы в Кингстон-апон-Халле, что раньше звался Гулль!
— Шотландия, приятель!
— Ирландия, увы!
— Сэр, это город Кембридж,
 Здесь трижды были вы!
— Кричите-ка потише: у нас в Бристоле ночь!
— Вы на моём газоне! Проваливайте прочь!
— Бонжур, месье! Вы в Гавре! Хотите круассан?
— Я рад бы вам ответить, но потерялся сам!

Тянулись дни —
Ненастным,
Неспешным чередом,
Но всё искал скиталец
Потерянный свой дом.
То шёл снежок,
То капал
Холодный дождь с небес.
Но вот блеснуло солнце,
И вдруг…
ТУМАН ИСЧЕЗ!

Счастливый мистер Трэвел
Обрадовался:

— Ах!

Течёт родная Темза в знакомых берегах,
Биг-Бен вернулся снова,
На месте все дворцы.
Бегут по Пикадилли
Мальчишки-сорванцы.

Вальяжный, красный, важный,
Большой, как пароход,
Автобус
ДВУХЭТАЖНЫЙ
По Риджент-стрит плывёт.
Вприпрыжку мистер Трэвел,
От счастья чуть живой,
По улице
Знакомой
Летел к себе домой.

И вот,
Родной квартиры
Переступив порог,
И выпив чашку чая
С вареньем
В пять-о-клок,
Воскликнул мистер Трэвел:

— Долой хандру и грусть!
   Пойду перед обедом
   Немножечко
   Пройдусь!

 

Генеральная уборщица

Фрау Штрудель фон Дуршлаг
Не терпела кавардак.
День и ночь юлой крутясь,
Вытирала пыль и грязь —

На комоде, на камине,
На плите и на картине,
Под столом и на столе,
Под диваном в том числе,
На шкафу и на окне,
На кровати — в полусне,
И однажды, дело было,
Говорят, она отмыла
Даже пятна на Луне!

Фрау Штрудель фон Дуршлаг
Не трудилась кое-как.
Тёрла тряпкой с чувством, с толком
Всё стоявшее по полкам.
Бросив прочие дела,
Мыла, чистила, скребла:

Книжки, чашки, вилки, ложки,
Три кота, четыре кошки,
Рюмки, вазочки, салфетки,
Попугая в медной клетке,
Бутерброд, стакан кефира,
Компас, атлас, карту мира,
Пару шёлковых чулок,
Стены, пол и потолок!
Тёрла стулья, тёрла лавки,
Тёрла шпильки и булавки,
Тёрла спицы и крючки,
Тёрла тёмные очки,
Тёрла туфли, тёрла тапки,
Тёрла шубы, шарфы, шапки —
В общем, тёрла всё подряд!
И однажды, говорят,
В понедельник поутру
Превратила дом…
В ДЫРУ!

 

Спасатели

Две собаки-водолаза
Шли куда-то через мост —
Восемь лап,
Четыре глаза,
И у каждой
Чёрный хвост.

В небе солнце ярко светит,
Блики пляшут на воде.
Глядь собаки —
В речке дети!
Не иначе, быть беде!

Восемь лап,
Четыре глаза
И, конечно, два хвоста —
Две собаки-водолаза
Дружно
Прыгнули
С моста!

Самый быстрый водолаз
Двадцать два ребёнка спас,
Остальных достал второй —
Тоже, в общем-то, герой.

И меня достали тоже,
Усадили на песок.
Солнце жжёт лучами кожу,
Не шутя печёт висок.

Возмущеньем я пылаю
И спасателям кричу:

— Я спасаться
Не желаю!
Искупаться я хочу!

 

Вундеркинд

Прибавленье у наседки!
Наконец! Ура! Ура!
Непоседливые детки
Вылупляются с утра.

Малыши пищат, хохочут.
Но один чудной птенец
Из яйца никак не хочет
К маме выйти, наконец.

— Выходи скорее, детка! —
Говорит ему наседка.
А яйцо пищит в ответ:
— Не дождётесь! Нет, нет, нет!

Погулять я был бы рад,
Но в обед начнётся град.
И, вдобавок, в огород
Заглянул бродячий кот!

В-третьих, даже в огороде
Жёлтый цвет уже не в моде!
Так что вот что я скажу:
Лучше дома посижу!

Вот так номер: налицо
Слишком умное яйцо!
Не успело жить начать —
Научилось поучать!

Мама требует ответа:
— Ты откуда знаешь это?!
Прост и ясен был ответ:
— У меня тут
Интернет!

 

Верное средство

Захворала Бабка-Ёжка.
Но не сильно.
Так, немножко.
Третий год
Радикулит
В костяной ноге болит,

Ноет зуб,
Стреляет в ухе,
Что-то жутко стонет в брюхе,
И уродует красу
Бородавка на носу.

Чем же лечится Яга,
Раз кругом  одна тайга,
И в округе из врачей —
Только леший
Да Кощей?

Заварила Бабка-Ёжка
Чан мышиного горошка,
Да добавила туда
Две лягушки из пруда.

Мха болотного чуток,
Мухоморов штук пяток,
Пару плюшевых мышей,
Пауков и мурашей,

Три подмётки босоножек,
Перца пять столовых ложек,
Волчье лыко,
Лебеду
И ещё
Сковороду.

Два часа варила в печке,
Остужала на крылечке,
Размешала, и — ура!
Вот и пробовать пора!

 —  Так, — сказала Бабка-Ёжка, —
Где моя большая ложка?!
Все болезни сгинут прочь!
В этот раз
Должно помочь!

А меня сомненье гложет:
Как считаете,
Поможет?

 

Внутренний мир

 «Я вам
Не какой-то
Пустой сувенир!
Богаче всех в мире
Мой внутренний мир!»  —
Гремя на всю комнату,
Звонко и пылко
Своим содержимым
Хвалилась …
Копилка.
Хвалилась,
Хвалилась,
Хвалилась,
Хвалилась,
Пока со стола
На паркет
Не свалилась.
Бабах!
А богатого мира и нет:
Осколков немножко
Да пара монет.

 

Неподдающийся

Папе неясно:
С чего это вдруг
Маленький чукча
Отбился от рук?
Спать уложить ему сына
Невмочь,
Хоть наступила
Полярная ночь!

Дрыгает
Маленький чукча
Ногами,
Бегает он
По яранге
Кругами,
Скачет как заяц
И громко смеётся,
И воспитанию
Не поддаётся —

Знает хитрюга,
Что озорника
Папа никак
Не накажет пока.
Всё потому, что яранга —
Кругла,
В ней
Ни за что
Не отыщешь
Угла!

 

Аншлаг

В театре оперы Ла Скала
Бурлила зрителей волна,
Неистово рукоплескала
Искусству пения она.

Фурор! Фантастико бельканто!
Какой успех, какой аншлаг!
О как блеснул алмаз таланта!
А дело, кстати, было так:

Спектакль успешно шёл едва ли:
Рояль, бренча, ронял престиж.
Артисты пели. В зале спали.
Но тут… на сцену вышла… мышь!

И грянул хор, проснувшись разом,
От ре минор до ля диез,
И всем на зависть скалолазам
На стены и колонны влез.

Рванулся вдаль быстрее ветра
Солист, не закрывая рот —
Он взял в прыжке четыре метра
И восемнадцать новых нот!

Сноровку прима показала,
Вспорхнув на люстру, словно моль,
И спела там к восторгу зала
Седьмой октавы си бемоль!

Стремглав, рыдая от восторга,
Летели зрители в буфет,
Где их ждала пирожных горка,
Халвы, печенья и конфет.

Признаюсь вам чистосердечно,
И я сумел в буфет пролезть:
Искусство, как известно — вечно,
А вот конфеты могут съесть!

 

Жонглёры

Жонглер
Увиделся с поэтом
И заявил ему при этом:

— Все говорят,
Что мы похожи,
Что вы
Жонглируете тоже!
Вот я могу
Подбросить разом
Четыре полных кружки с квасом,
Сервиз для чая с чаем вместе
И тридцать две
Сосиски в тесте!
Еще жонглирую
Мячами,
Семью горящими свечами,
Ножами,
Вазами,
Цветами,
Детьми,
Котлетами,
Котами,
Мышами,
Кашей,
Беляшами,
Гуашью и карандашами!
Хоть утюгами,
Хоть рагу —
Я всем жонглировать могу!
И чем же
Мы похожи с вами,
Я не пойму никак, увы!
Ну чем
Жонглируете вы?

Поэт сказал в ответ:

— Словами!

 

Редактор Алена Бабанская. Родилась в г. Кашире. Окончила филологический факультет МГПУ им. Ленина. Публиковалась в журналах «Арион», «День и ночь», «Крещатик», «Интерпоэзия», «Волга» и др. Лауреат международного интернет-конкурса «Согласование времен»-2011, лауреат международного конкурса «Эмигрантская Лира»-2018, финалист международного конкурса «Бежин луг»-2019, спецприз «Антоновка 40+» 2020, финалист Кубка издательства « СТиХИ» 2020 г. и др. Автор книг стихотворений «Письма из Лукоморья»,( М. Водолей, 2013), «Акустика», (М. Арт Хаус Медиа, 2019). Живёт в Москве.