Стихи Никиты Рыжих отличает какая-то особенная текучесть. Она проявляется и в интонации, напоминающей рассеянный бормочущий разговор с самим собой, и в том, как слова или образы переливаются за край строки, неминуемо переживая трансформацию в следующей: «Был ли он (с) собой со // единен как клавиши как клавиши», «Птицы бьются громко в легких // Телах и не могут из них вырваться». Говорящий как бы собирается сказать одно, а заканчивает фразу иначе, чем планировал, покоряясь всеобщей неопределённости мира и жизни — или метамодернистскому мерцанию. Я вижу в этом много лёгкости — лёгкости как согласия с текущими (текучими) правилами игры, вообще согласия на жизнь и текст как игру, а не бремя, вызов или трибуну. «Никого не трогает // Притворяется ветром // Раздает деньги направо и налево», — так сказано здесь о птице, но может быть сказано и о поэте. А если поэт — это такое специальное существо, которое умеет точно говорить о времени, то Никите Рыжих это удаётся.
Евгения Ульянкина
 
Никита Рыжих родился и вырос в городе Новая Каховка, на берегу Днепра. Победитель международного конкурса «Искусство против наркотиков», бронзовый призер фестивалей поэзии «Собака Керуака» и «Каштановый дом», лонг-листер литературных премий «Двенадцать», «Лицей», «Филатов-фест», премии Аркадия Драгомощенко. Шорт-листер конкурсов драматургии «Евразия», «ЛитоДрама». Публиковался в журналах «Дзвін», «Топос», «Фабрика литературы», «Вторник», «Полутона», «Речпорт», «Солонеба», «Литцентр».
 

Никита Рыжих // Притворяется ветром

 

Никита Рыжих // Формаслов
Никита Рыжих // Формаслов

***

Об осень почистила косы и выпила реки выбила веки о тучи выжала слезы и
Выжила
Барби без имени отчества

Примешь ли ты теперь молоко как положено
Черное предрассветное
Или нет

Примешь ли ты меня не меня другого того
Который когда-то был человеком
Или нет

Тот который когда-то был человеком
Не станет собой уже никогда

Тот который когда-то был человеком
Был ли он (с) собой со
единен как клавиши как клавиши
Пианино

Клавиши пианино
Кому-то черные кому-то белые
И тот кто-то
Ну тот который дирижер
Словно дирижабль
Приходит и тихо
Ступает невидимыми ступнями на землю

Пока тот который не дирижер
Выступает словно гора перед многочисленной отсутствующей публикой

 

***

Я обещаю что уйму свою болезненную тьму
Но не сейчас

Мне удастся понять смысл этой тьмы в будущем
Ну а пока что

Дай мне возможность снова умереть
Ведь свобода это одиночество
Любовь это преступление против одиночества

///
Ливень чувств

°°°
Град тишины

Как в старой советской сказке
Разгрызая огранку карандаша

Нет свободе да здравствуют
Подвалы в душах тех людей
Что шпионят за нами
Хоть им мы на этом свете нужны

И голос в голове затихает
Кто-то крадётся в кустах
На бумагу капают краски
Стержень карандаша лежит невредим
Входят по-чёрному люди
С чистой (пустой?) совестью
Выбивают из тела всю тьму
Вбивая ее же обратно вместе с отчаянием

 

***

Так свободно дышит человек
В родном краю
На краю
Перехода

Он откладывает дудочку в сторону
Он отстегивает протез
Сердца
Зная что протеза для ноги уже не
Дождаться

Дождь идет драться
Пальцы на ноге хрустят невидимо неслышимо
Где-то в грудной клетке

Ребра дышат вместо легких
Птицы бьются громко в легких
Телах и не могут из них вырваться

Изнанка лезет наружу
Облака обволакивают виски
Человек возле вывески
И непонятно куда идти

То ли вперед по улице
То ли в будущее

 

***

Картонная птица
Негодует
Скрежещущим голосом

Ничего не ест
Ничего не пьет
Протестует

Никого не трогает
Притворяется ветром
Раздает деньги направо и налево

Воображает себя
Изображением
Картиной периода полураспада постмодерна

И что-то еще очень важное
Не помню
Может быть крылья
Может быть клюв
Может быть душа

Точно
Не помню

 

***

спросите в
о
ду как о
на течет
как нечет делится на два как
пыхтят трубы страха внутри
венн
о внутри
кишечн
о о
чередн
о
й президент на фо
не по
ля делает фо
то
и чет
о как т
о
непонятн
о о
т чег
о
так грустн
о это родина слышишь это родина и буква о словно ноль занимает свое скромное место в скромном архаичном географически обусловленном слове
Р О Д И Н А
(пишется слитно с большой буквы)
Отдельным файлом прилагается дата расстрела (на всякий случай прописью и со штампом/штаммом/подписью ответственного/безответственного) подчеркивание тчк
Букву о сп_здили цифры украли буквы

 

Редактор Евгения Ульянкина – поэт. Родилась в 1992 году в Караганде (Казахстан), с 2000 года живёт в Москве. Окончила ФИЯР МГУ им. М.В. Ломоносова (регионоведение Франции), работает в театральном Центре имени Вс. Мейерхольда. Стихи публиковались в журналах «Дружба народов», «Кольцо А», «Лиterraтура», на портале «полутона» и др. Соредактор телеграм-канала «Метажурнал», ведёт свой телеграм-канал «поэты первой необходимости». Второе место премии «Лицей» (2020). Автор книги стихов «Как живое» (М.: Воймега, 2020).