Аля Хайтлина (Кудряшева) родилась в 1987 году в Санкт–Петербурге, по образованию социолингвист, работает с многоязычными детьми. В 2012 году переехала в Германию. Выпустила три книги: «Открыто» (ГеликонПлюс, 2007), «Иногда корабли» (Livebook, 2017), «Нестрашные коты» (Livebook, 2020) и альбом «Три, два, один» (Content Media, 2010). Пишет для детей, для родителей и для всех, кто не входит в эти группы.
В своих стихах Аля внимательно изучает красоту маленького мира, неяркости повседневности. И каждый раз находит, чему можно удивиться в самых обычных вещах. Потому что если им не удивляться, то жизнь от праздника к празднику становится довольно невыносимой.
 

Аля Хайтлина // Мохнатые тени мотыльков (Солнечный пух)

 

Аля Хайтлина // Формаслов
Аля Хайтлина // Формаслов

Сказка про человека и мотыльков

Жил человек некрупный,
Маленький человек.
Жил человечек хрупкий,
Кудри на голове.

Жизнь его незаметной
Между других была
Не расслыхать за ветром —
Настолько она мала.

Что он себе выдумывал,
Что он себе мечтал,
Ветер тихонько дунул,
Волосы разметал.

Есть человек воинственный —
Видно издалека.
Есть человек неистовый —
Жизнь его нелегка.

Есть человек сверкающий,
Летающий через лес.
А наш человек пока ещё
Не понял, какой он есть.

Ходил, дорогу разматывал,
Спрашивал: «Я каков?»
И собирал мохнатые
Тени от мотыльков.

Коротенькие, потерянные,
Тёмные, как зрачок,
Складывал эти тени
В маленький рюкзачок.

Потом, устав и озябнув,
Устраивался на привал.
Потом находил хозяина
И тень ему отдавал.

Ходил, сухариком хрупал
День за день, за веком век
Один человек некрупный
Крохотный человек.

Потом поседели кудри
Тонкие у висков,
А человек некрупный
Не знал, а кто он таков?

Вроде бы жил нечаянно
Случайно, ходил-бродил,
А что находил хозяина —
Бывало, не находил.

Зачем же он ходит — вроде как
Можно и отдохнуть.
Такой человек коротенький,
И длинный ненужный путь

Присел на пень покосившийся —
Какой-никакой уют.
И слышит — как голосишки
Ищут его, поют,

Летают днём, будто ночью,
Без тени, как голышом.
Надо вставать, помочь им,
Иначе нехорошо.

Встал, проворчал — пойду, мол,
Как я с вами устал.
Ветер тихонько дунул,
Волосы разметал.

 

История про варенье

Отлично придумали —
На века
От самого сотворенья
Пихать в закатные облака
Малиновое варенье.

Смотри, как они подставляют лбы,
Толкаются, как телята.
Варенье слизывает с губы
Стихающий вентилятор,

Стихает ветер, стихает жар,
Стихают почти деревья,
Стекает по облачным этажам
Малиновое варенье.

Как только всё оно до конца
Впитается, растворится,
Оно начинает
У месяца
В огромном тазу вариться,

А месяц ходит вокруг, суров,
Глядит, как все засыпают,
И тёплый сахар
Из детских снов
Щепотками насыпает.

 

Про одуванчика и лопуха

Одуванчик сказал лопуху:
— У-ху-ху,
Надоело мне жить в этом желтом меху,
Никому меня в мире не жалко,
А ведь мне в нем мучительно жарко!

Одуванчику буркнул лопух:
— Ты лопух,
Это вовсе не мех, это солнечный пух,
Если я бы с таким бы родился
Я б до пенсии этим гордился.

Одуванчик обиделся:
— Сам ты лопух
Я под шерстью под этой от жажды опух,
Остаётся молить о пощаде,
Лимонаде, дожде и прохладе.

И лопух приподнялся, корнями кряхтя,
И обнял одуванчика, будто дитя,
Растопырив свой зонтик зелёный
Над его головой раскалённой.

Одуванчик сказал лопуху:
— Я сидел
Под тобой очень долго, я весь поседел.
Хоть и вправду на пенсию шествуй
С этой глупой бесцветною шерстью.

Отвечает лопух ему:
— Вот тебе на,
Это звёзд имена,
Это не седина,
Ты уснул уже: вечером поздним
Я умыл тебя дождиком звёздным,

Видишь, воздух пушистей, чем лапы котят,
Это всё твои звёзды под небом летят,
Даже гордый горошек мышиный
Приобрёл себе пару пушинок.

Одуванчик сказал лопуху:
— Погляди,
Я беспомощно лыс у земли на груди,
Я замерз в этом маленьком теле,
Звёзды все у меня облетели.

Я, пожалуй, отправлюсь отсюда пешком
И прикрою себя тополиным пушком,
Одолжу я у ёлки иголок,
Чтоб не выглядеть бедно и голо.

И ушёл, растворился, исчез и пропал
То ли в небо взлетел, то ли в землю упал,
Где теперь он? Искали, а толку.
Можно тополь спросить, можно ёлку.

А лопух вечерком, собираясь ко сну,
Посадил из спасённых пушинок одну.
Одуванчик — он хоть бестолковый,
Но ведь всё-таки старый знакомый.

 

Свидание

Из окошка дул сквозняк,
Пахнущий крапивой,
За окошком шёл слизняк
Голый и красивый.

Весь обрызганный дождём,
Словно бы духами,
Огибал соседский дом,
Брёл под лопухами.

На спине подарок нёс —
Одуванчик мокрый
И романс себе под нос
Пел бы, если мог бы.

Но куда же он идёт,
Радостный и липкий?
Под крапивой в гости ждёт
Юная улитка.

У улитки стол накрыт,
Пахнет пирогами,
В дверь слизняк ей постучит
Бережно рогами.

Дверь улитка отворит
С радостной улыбкой,
А слизняк заговорит
С радостной улиткой.

Сядут рядом — он, она,
И пирог с повидлом.
Но об этом из окна
Ничего не видно.

 

Виктория Татур
Виктория Татур — детский писатель, редактор отдела детской литературы в журнале «Формаслов». Родилась в Ташкенте в 1985 году. Окончила РГПУ им. А.И. Герцена, филологический факультет. Автор книг для детей: «Нанозавры» (Формаслов), «Софи и волшебная лента» (Нигма), «В Пупках и не такое бывает» (Волчок), «Новогодний калейдоскоп и легенды Дрыгунца», «Ульрик, кто же ты?» (Детская литература), «Рассказы из лужи с питьевой водой», «Смотри, как я могу», «На макушке лета». Член Cоюза писателей России. Победительница литературных конкурсов «Хрустальный родник», «Первая книга», «Живой родник», «Стилисты добра». Специальный диплом литературной премии «Справедливая Россия». Вошла в шорт-лист премии Левитова. Участница различных литературных форумов в Химках, Липках и др. Публиковалась в журналах «Путеводная звезда», «Простокваша», «Лиterraтура», «День и ночь», «Кольчугинская осень», «Волга XXI век», «Соты», «Симбирскъ» и др.