Аля Хайтлина (Кудряшева) родилась в 1987 году в Санкт–Петербурге, по образованию социолингвист, работает с многоязычными детьми. В 2012 году переехала в Германию. Выпустила три книги: «Открыто» (ГеликонПлюс, 2007), «Иногда корабли» (Livebook, 2017), «Нестрашные коты» (Livebook, 2020) и альбом «Три, два, один» (Content Media, 2010). Пишет для детей, для родителей и для всех, кто не входит в эти группы.
В своих стихах Аля внимательно изучает красоту маленького мира, неяркости повседневности. И каждый раз находит, чему можно удивиться в самых обычных вещах. Потому что если им не удивляться, то жизнь от праздника к празднику становится довольно невыносимой.
 

Аля Хайтлина // Мохнатые тени мотыльков (Солнечный пух)

 

Аля Хайтлина // Формаслов
Аля Хайтлина // Формаслов

Сказка про человека и мотыльков

Жил человек некрупный,
Маленький человек.
Жил человечек хрупкий,
Кудри на голове.

Жизнь его незаметной
Между других была
Не расслыхать за ветром —
Настолько она мала.

Что он себе выдумывал,
Что он себе мечтал,
Ветер тихонько дунул,
Волосы разметал.

Есть человек воинственный —
Видно издалека.
Есть человек неистовый —
Жизнь его нелегка.

Есть человек сверкающий,
Летающий через лес.
А наш человек пока ещё
Не понял, какой он есть.

Ходил, дорогу разматывал,
Спрашивал: «Я каков?»
И собирал мохнатые
Тени от мотыльков.

Коротенькие, потерянные,
Тёмные, как зрачок,
Складывал эти тени
В маленький рюкзачок.

Потом, устав и озябнув,
Устраивался на привал.
Потом находил хозяина
И тень ему отдавал.

Ходил, сухариком хрупал
День за день, за веком век
Один человек некрупный
Крохотный человек.

Потом поседели кудри
Тонкие у висков,
А человек некрупный
Не знал, а кто он таков?

Вроде бы жил нечаянно
Случайно, ходил-бродил,
А что находил хозяина —
Бывало, не находил.

Зачем же он ходит — вроде как
Можно и отдохнуть.
Такой человек коротенький,
И длинный ненужный путь

Присел на пень покосившийся —
Какой-никакой уют.
И слышит — как голосишки
Ищут его, поют,

Летают днём, будто ночью,
Без тени, как голышом.
Надо вставать, помочь им,
Иначе нехорошо.

Встал, проворчал — пойду, мол,
Как я с вами устал.
Ветер тихонько дунул,
Волосы разметал.

 

История про варенье

Отлично придумали —
На века
От самого сотворенья
Пихать в закатные облака
Малиновое варенье.

Смотри, как они подставляют лбы,
Толкаются, как телята.
Варенье слизывает с губы
Стихающий вентилятор,

Стихает ветер, стихает жар,
Стихают почти деревья,
Стекает по облачным этажам
Малиновое варенье.

Как только всё оно до конца
Впитается, растворится,
Оно начинает
У месяца
В огромном тазу вариться,

А месяц ходит вокруг, суров,
Глядит, как все засыпают,
И тёплый сахар
Из детских снов
Щепотками насыпает.

 

Про одуванчика и лопуха

Одуванчик сказал лопуху:
— У-ху-ху,
Надоело мне жить в этом желтом меху,
Никому меня в мире не жалко,
А ведь мне в нем мучительно жарко!

Одуванчику буркнул лопух:
— Ты лопух,
Это вовсе не мех, это солнечный пух,
Если я бы с таким бы родился
Я б до пенсии этим гордился.

Одуванчик обиделся:
— Сам ты лопух
Я под шерстью под этой от жажды опух,
Остаётся молить о пощаде,
Лимонаде, дожде и прохладе.

И лопух приподнялся, корнями кряхтя,
И обнял одуванчика, будто дитя,
Растопырив свой зонтик зелёный
Над его головой раскалённой.

Одуванчик сказал лопуху:
— Я сидел
Под тобой очень долго, я весь поседел.
Хоть и вправду на пенсию шествуй
С этой глупой бесцветною шерстью.

Отвечает лопух ему:
— Вот тебе на,
Это звёзд имена,
Это не седина,
Ты уснул уже: вечером поздним
Я умыл тебя дождиком звёздным,

Видишь, воздух пушистей, чем лапы котят,
Это всё твои звёзды под небом летят,
Даже гордый горошек мышиный
Приобрёл себе пару пушинок.

Одуванчик сказал лопуху:
— Погляди,
Я беспомощно лыс у земли на груди,
Я замерз в этом маленьком теле,
Звёзды все у меня облетели.

Я, пожалуй, отправлюсь отсюда пешком
И прикрою себя тополиным пушком,
Одолжу я у ёлки иголок,
Чтоб не выглядеть бедно и голо.

И ушёл, растворился, исчез и пропал
То ли в небо взлетел, то ли в землю упал,
Где теперь он? Искали, а толку.
Можно тополь спросить, можно ёлку.

А лопух вечерком, собираясь ко сну,
Посадил из спасённых пушинок одну.
Одуванчик — он хоть бестолковый,
Но ведь всё-таки старый знакомый.

 

Свидание

Из окошка дул сквозняк,
Пахнущий крапивой,
За окошком шёл слизняк
Голый и красивый.

Весь обрызганный дождём,
Словно бы духами,
Огибал соседский дом,
Брёл под лопухами.

На спине подарок нёс —
Одуванчик мокрый
И романс себе под нос
Пел бы, если мог бы.

Но куда же он идёт,
Радостный и липкий?
Под крапивой в гости ждёт
Юная улитка.

У улитки стол накрыт,
Пахнет пирогами,
В дверь слизняк ей постучит
Бережно рогами.

Дверь улитка отворит
С радостной улыбкой,
А слизняк заговорит
С радостной улиткой.

Сядут рядом — он, она,
И пирог с повидлом.
Но об этом из окна
Ничего не видно.

 

Виктория Татур – редактор и автор колонки ("Формаслов"), детский писатель. Родилась в Ташкенте. Окончила РГПУ им. А. И. Герцена (филологический факультет). Выпускница литературных курсов “Мастер текста”. Победительница конкурса “Первая книга”. Дважды победительница литературных конкурсов Михайловского заповедника им. А. С. Пушкина (2017, 2018 г.г.). Участница литературных семинаров, в том числе и Всероссийской школы писательского мастерства фонда СЭИП. Публиковалась в сборниках” Валины сказки” (2017 г.), “О бабушках и дедушках” (2018 г.), в журналах “Брайлинка” и “Литературный маяк”.