Народы мира передавали легенды и сказания стихами в прозе. Алина Дадаева пишет новые мифы, и тоже стихами в прозе. Она многое знает о трансформациях и превращениях. Вот удав проглотил человека и человек внутри постепенно становится удавом, с этим не поспоришь. А еще «…ты стал кентавром, человек, венец цивилизации, теперь ты наполовину свободен…» Человеко-удавы, воздушное совокупление ангелов и муравьев, еще: «…выкрав огонь у богов, древний грек спрятал его в петухе…»,  «…всякий петух существует вне времени…» и, пользуясь этим свойством, предупреждает живых и мертвых о наступлении рассвета. Путь же от кентавра к человеку лежит не по прямой, представляет собой круг, замкнутую кривую, ведь все состоит из всего, и все содержится во всем. Скажут, что еще за круг, этот мир создан для пропитания человеческого организма. Но ведь и сам человек существует для чьей-то пользы, он тоже чья-то пища. Посмотрите вокруг. Вспомните хотя бы, что происходило в последние месяцы.
Михаил Квадратов

 

Алина Дадаева родилась в 1989 году городе Джизаке (Узбекистан). В настоящее время проживает в Мексике. Работает в литературном журнале La Otra.  Стихи, проза и переводы публиковались на порталах “Текстура” и “Лиterraтура”, в журналах “Дружба Народов”, “Интерпоэзия”, “Звезда”, “Новая Юность”, “Звезда Востока” (Узбекистан), Asymptote (CША), Modern Poetry in Translation, Tentacular (Великобритания) и др. Принимала участие в Форуме молодых писателей России и Международной писательской программе университета Айовы (США). Стихи переводились на английский, армянский и испанский языки.

 


Алина Дадаева / Книга превращений

 

***
Благословенна плоть человека, проглоченного удавом.

Обернувшись спиралью вокруг своей жертвы,
удав прислушивается к биению ее сердца,
замедляя напряжением мускулов
циркуляцию чужой крови.
Сердце удава, не ограниченное диафрагмой,
уже блуждает в узких потемках,
высвобождая место
для инородного тела.

Удав никогда не знает, где остановится его сердце.
Удав с точностью знает,
когда остановилось сердце его жертвы.

Бездыханный и прекрасный,
человек входит в утробу удава
без поврежденья костей и кожных покровов,
головою вперед,
симметричный собственному рожденью.

Удав, утративший форму удава,
остается лежать неподвижно,
пока его сердце увеличивается в размерах,
а под сердцем, большой и мертвый,
человек обустраивает себе жизненное пространство.

(ферменты человека расщепят человека
внутри удава, и человек станет удавом.

Жертва всегда становится палачом).

Способный отныне убивать не моргнув глазом,
познавший свободу и полноту существованья,
человек смотрит из-под воды вертикальными зрачками
на черную женщину, что моется в водоеме
(как блестят на закате ее набухшие груди!).

Благословенна плоть человека, проглоченного удавом.


***
Корабельность петуха выражена не только в его форме – от хвоста до форштевеня – но и в алом гребне, этом символе надежды на пробуждение, гордо реющем посреди зеленой огородной монотонности. Увы, стоит лишь приглядеться к вызывающему оперению, или подсмотреть с какой яростной воровитостью петух выхватывает червяка из земли или насилует очередную курицу, чтобы понять, что природа его – пиратского порядка. Движим сей малолетучий корабль силой внутреннего сгорания, и физики полагают, что данный феномен восходит к Прометею. Выкрав огонь у богов, древний грек спрятал его в петухе, и тот, не желая возвращать огонь, выклевал Прометею печень, ибо именно в этом органе содержится человеческая память. С тех пор всякий петух существует вне времени, или, вернее, во всех временах сразу. Так, каждое утро, еще до первого его пенья, один человек отрекается от другого; третий, приговоренный к смерти, просит принести пернатого крикуна в жертву Асклепию, а мертвые всех эпох и мастей спешат к своим могилам. Милая бабушка, когда станешь резать эту развратную птицу, руби голову одним ударом, затем наклони ей шею, чтоб огонь быстрее вытек из тела и не забрызгал тебе юбку, и, пожалуйста, крепче держи ее за лапы, иначе она обязательно вскочит и собьет меня с ног, я очень боюсь безголовых петухов.


***
      В середине XIX столетия итальянский мирмеколог Витторино Бужардини в экспериментальных условиях установил факт совокупления муравьев с ангелами.

       Известно, что ангелы, в отличии от ос, пчел, термитов и людей, не относятся к видам социально близким семейству муравьиных и не принадлежат к отряду перепончатокрылых. Открытие Бужардини подтвердило, что социальные и физиологические различия не являются препятствием для соития.

        По муравьиной традиции, спаривание особей происходит в воздухе и длится несколько секунд, после чего ангел и королева падают на землю и сбрасывают крылья.

        В природе падшие ангелы погибают в первые же часы после сношения, обыкновенно становясь добычей воробьев. Продолжительность жизни падших ангелов в лаборатории составляет порядка семи суток, после чего индивид, неспособный принимать земную пищу и воду, умирает от истощения. Ни один ангел долго не живет на земле.

        Тем временем королева, более не обремененная девственными крыльями, зарывается в почву, где вскоре откладывает яйца, столь мелкие, что пару их сотен с легкостью уместились бы на кончике иглы.


***

Zoom

В безупречно белой рубашке он читает лекцию о символизме Пазолини. Никто не видит его семейных трусов в горошек поверх лошадиного крупа; его конское тело, от холки до хвоста, скрыто от виртуальных глаз. Ночью, во сне, в фессалийской долине, он cнова насиловал женщину под гроздьями винограда, и от ее крика лопались ягоды и солнце; бордовый сок, разбавленный светом, капал ему на обе спины. Он все еще чувствует жар чуть пониже пупка, на пересечении торса и коня, и где-то в лошадином паху затвердевает кровь, когда из глубины черного экрана женский голос задает ему вопрос об эротичности варварства и детства. Ты стал кентавром, человек, венец цивилизации, теперь ты наполовину свободен, и нет больше нужды маскировать свой животный низ, посмотри вниз на эту темную полосу на первом животе, соединяющую два царства. Не удивляйтесь его новой форме, ибо все свято, в природе нет ничего естественного. Скоро он выключит камеру и станет ласкать лошадиную плоть, как ребенок, познающий мир через собственное тело.

Ты счастлив, учитель, человек-конь.

Михаил Квадратов
Редактор Михаил Квадратов – поэт, прозаик. Родился в 1962 году в городе Сарапуле (УАССР). В 1985 году закончил Московский инженерно-физический институт. Кандидат физико-математических наук. Проживает в Москве. Публиковался в журналах «Знамя», «Волга», «Новый Берег», «Новый мир», «Homo Legens». Автор поэтических книг «делирий» (2004), «Землепользование» (2006), «Тени брошенных вещей» (2016). Победитель поэтической премии «Живая вода» (2008). Финалист Григорьевской поэтической премии (2012). Автор романа «Гномья яма» (2013). Рукопись сборника рассказов «Синдром Линнея» номинирована на премию «Национальный бестселлер» (2018).