Знакомство с поэтическим потоком Данилы Ноздрякова нельзя осуществить между супермаркетом и походом на “Мстителей”. Поэзия Ноздрякова – ироничная, избыточная, игольчатая – не только пересыпана крупной солью поколенческих аллюзий, она еще и душу твою требует, погружения от тебя жаждет. Герой здешней лирики внимателен, но не робок, сдержан, но не слаб. Следишь за приключениями его духа – и хочется воскликнуть: “Это же мы, господи”. Где-то Саша Черный танцует сальсу на обломках империи,  где-то Венечка едет по маршруту Москва-Ульяновск. Страшный, убедительный, мерцающий мир – как говорится, скучно не будет, бочонка с цитатами хватит на всех.
Евгения Джен Баранова
Данила Ноздряков. Родился в 1986 году в Ульяновске, где и продолжаю жить. Окончил Ульяновский государственный университет. Работал преподавателем философии и истории, ныне журналист. Публиковался на сайте «Полутона», в журналах «Транслит», «Симбирскъ», «Лиterraтура», «Textura.club», «Здесь» и других. Участник литературных фестивалей в Чебоксарах («Голос-А»), Тольятти, Саратове («Центр весны»). Входил в лонг-лист литературной премии «Лицей» имени А. С. Пушкина (2018). Победитель международного литературного конкурса «Верлибр» (2018) в номинациях «Поэзия» и «Проза». Дипломант международного Волошинского конкурса (2019). Участник международного форума молодых писателей (2019, Ульяновск) и семинара Союза писателей Москвы (2019, Звенигород). Автор сборников рассказов «Олень двугорбый» (2016) и «Люди с пониженным социальным отверстием» (2019).

Данила Ноздряков // Cвет похож на человека

Поэт Данила Ноздряков. Журнал "Формаслов"
Поэт Данила Ноздряков. Журнал “Формаслов”

***
я хочу вспоминать родной город
не потешаться над пастушескими нравами
тосковать по резным карамелькам деревянных наличников
подожжённых и сломанных домов на ленина и энгельса
– до колена переименованной в честь юродивого заступника –
на смену деревянному отечеству – новые царицы
с красными мордами кирпичей и зелёными крышами причёсок

как зенитчик ганс, всплакнуть над тем
что не осталось на перекрёстке пивного бара «витязь»
где общественность с карлы в цепях и серьгах
обязательно браталась с гражданами с цепями и в кепках
как каменный пол братался с портвейном из желудков и мочевых пузырей
ни трёх колов
ни во дворах
ни потушить пожар
аллес гемахт
и в пельменной не нальют чудесного разливного к пельменям
оно бы скрасило немного вид
на унылый белый минас тирит на минаева
строительство которого так и не сумели сорвать
свалившие ребята, а я остался

и заправским гастролёром, гастрономичным пингвином
выведывать у аборигенов матчасть
что там такого
под тряпкой у дома гончарова
раз уже тридцать лет и три дня не хотят снять
сколько строит проезд на трамвае
или лучше прокатиться на такси до песков
и когда уже у вас построят это самое метро
а то трипофобия разыгралась от ям на асфальте
и чёрные вороны не галдят школьниками
которых никак не успокоит учительский март

и, конечно, волга, это моя огромная слеза
скатилась по моей щеке
белая, как сигарета
единственная белая зимой
не включай свет
кинут в окно
постучат в дверь ногами

это для кузьминичны всё без разницы
где время жить, где время умирать
мне надоело в стиле трёх сестёр ныть о москве
я хочу испытывать острую ностальгию
по пластовским просторам и благовским далям
как средневековый виллан я уверен
что у стен святых иерусалима
есть счастье
но не здесь


рождественское

оказавшись перед богом
я бы молчал и не спрашивал ничего
пусть сам всё расскажет
всё равно он не даст ответы
на интересующие меня вопросы
не раскроет проблемы мироздания

какую он ждёт реакцию?
что скажу, я это читал уже у гегеля
а вот это встречал у шеллинга?
маймонид и спиноза
слегка разбавленные мистером кроули

давай договоримся
небольшой сеанс психоанализа
за совсем скромную плату
кушеток, правда, не предоставляем
но поток сознания можно и на диване
вылить в зелёный чай или ректификат

второй напиток приносит забвение
кто знает, вдруг он скажет важную вещь

пожалуй, я готов задать один вопрос
как он столько лет умел водить всех за нос
и симулировать свою быль?


***
страшно уезжать в отпуск
оставлять пустой квартиру
когда из димитровградской тюрьмы
сбежал вор-рецедивист

вист втёмную
мала виста
мао виски
гангста

звёзды на ключицах
видны сквозь спортивный костюм
генеральский внучок не станет маршалом
у маршала есть свой кот

как она будет, квартира, одна дома?
реветь дитятей всю дорогу в самолёте
самое страшное, что может случиться
не считая падения с борта ямай(ль)ских авиалиний
в неизведанные зоны героев меча и магии

и проникновения вора-рецедивиста в квартиру
такую беззащитную как самое время
строящее замки из песка на пляжах нормандии

м*нда всем
святая магдалина
магабир
гиперборейцев с ямала

что мы сделали этому нехорошему человеку?
недоедали и копили на крыжовник
сводили дебеты с кредитами
как банковы у саши чёрного
экономили слова в телефонных звонках
пользуясь тарифом всё отклонено

и только ради того
чтобы какой-то звёзд нахватавшийся
– даже не с неба –
лез в форточку и забирал всё
нажитое непосильным трудом?

нет уж, ты победил, мелекессинян
забирай отпуск
но квартиру не трогай


***
вчера я собирался уйти от жены
пока она спала, я тихо собрал свои вещи
стараясь не разбудить её
взял самое нужное
что легко и спокойно умещалось в чёрной спортивной сумке
накануне извлечённой с балкона

в неё отправилось всё нажитое непосильным трудом
за пять лет совместной жизни
– в основном, не в мою пользу –
несколько книг, ноутбук, летняя куртка
два свитера, паспорт, олимпийка
коллекция маек со смешными принтами и без принтов
взял с кресла подушку в форме кота
подарок жены на 23 февраля
– не какой-то там лосьон после бриться
сборник носков на весь год
или непонятная приблуда для автомобиля –

у этого кота был печальный взгляд
в точности, как у тебя
говорила жена

было раннее утро
я выглянул в окно
запечатлеть в памяти надоевший вид
собаки кувыркались в песочнице
дворник габулов мёл улицу
и каждый взмах его метлы был похож на тяжёлый выдох

жена скинула одеяло и нелепо перевернулась на другой бок
я испугался, что она может проснуться
но она продолжила спать
и мне почему-то вспомнилось из киммерийских сумерек
и был наш день – одна большая рана
и вечер стал – запёкшаяся кровь

хотя было утро, а не вечер
и больших ран мы особо не наносили
так
собачьи покусывания в песочнице
тяжёлые выдохи метлы

мне не захотелось причинять боль человеку
который нелепо переворачивается во сне
с одного бока на другой

я разобрал сумку и положил подушку на кресло
лёг и обнял жену
всё вернулось к ante bellum
за одним небольшим исключением

в порыве я оставил на сайте госуслуг
заявление о расторжении брака
с гражданкой, носящей мою фамилию
и вскоре ей придёт электронное уведомление
о моём недоведённом до конца порыве


***
нам бы день просидеть, да ночь продержаться
в сидячем вагоне поезда ульяновск-москва

свет похож на человека, чьей смерти все ждут
но он продолжает пропитывать потом простыни
и повторяет, как калигула, что ещё не умер
как дуглас фэрбенкс с приходом звука
как лёд на озере по поздней осени

тварь дрожащая и боязно ступить
но надо, раз ты рыбак и ловец душ человеческих

свет не виноват в вынужденном бессмертии
ночью люди заходят на станциях
и он станет их психопомпом до кожаного сидения
сделанного из кожи пассажиров
внесённых за провинности в чёрный список

спать при зомбиподобном освещении
что с глазными яблоками
разрезанными по рецепту андалузского пса

поезд дёрнуло во сне тревожном
на секунду погас свет
показалось, что навсегда

и все персонажи венечки ерофеева
которых оставили ангелы
пытаются уснуть, разбросанные, как попало
их предки играли в сику и пристенок
они стекают головами по стёклам и стенам

встречаются физиономиями с серыми столиками
откинутыми от впередистоящих сидений
как волга встречается с морем сигай

колеблется чаша дел русских
из запрокинутых голов храп богатырский
рты открывает и выламывает гнилые зубы
разносит по вагону табак и перегар

и, кажется, что если на секунду храп прекратится
то тотчас встанет поезд
и мы навсегда останемся в потьме
или где-нибудь ещё в подобном месте

Евгения Джен Баранова
Редактор Евгения Джен Баранова – поэт. Родилась в 1987 году. Публиковалась в «Дружбе народов», «Новом Береге», «Интерпоэзии», Prosodia, «Крещатике», Homo Legens, «Юности», «Кольце А», «Зинзивере», «Сибирских огнях», «Москве», «Плавучем мосте», «Дальнем Востоке», «Детях Ра», «Лиterraтуре», «Южном сиянии», «Независимой газете», «Литературной газете» и др. Лауреат премии журнала «Зинзивер» (2017); лауреат премии имени Астафьева (2018); лауреат премии журнала «Дружба народов» (2019); лауреат премии СНГ «Содружество дебютов» (2020). Финалист премии «Лицей» (2019), обладатель спецприза журнала «Юность» (2019). Участник арт-группы #белкавкедах. Автор четырех поэтических книг, в том числе сборников «Рыбное место» (СПб.: «Алетейя», 2017) и «Хвойная музыка» (М.: «Водолей», 2019). Стихи переведены на английский, греческий и украинский языки.