Галина Озёрина. По первому образованию программист, в 2022 году окончила Открытую Литературную Школу Алматы, отделение прозы и детской литературы. Периодически публикуется в журнале «Дактиль», один из рассказов был опубликован в альманахе LiterraNOVA, одно стихотворение — в сборнике «Музыка слов». Работа Озёриной вошла в лонг-лист конкурса литературных переводов с испанского языка, организованного Литературным институтом имени А.М. Горького. Живёт в Барселоне.

 


Галина Озёрина // Всем нужны коты, или как Толик снова стал Анатолием

 

Галина Озёрина // Формаслов
Галина Озёрина // Формаслов

Как Анатолий стал Толиком и ушёл из дома


Анатолию исполнилось пять лет. К этому возрасту у каждого уважающего себя динозавра должна была появиться собака. Или черепаха. Или рыбки. Или, на худой конец, дрессированный паук! Родители Анатолия ничего не понимали в подарках. Сами они были детьми давно, поэтому на день рождения Анатолию досталось одеяло из пальмового листа. Анатолий обдумывал ситуацию целую ночь, прежде чем решился намекнуть родителям, о каком подарке он мечтает.
— Хомяк, — сказал Анатолий, заглядывая спящему папе в морду.
Большой зелёный динозавр из рода анхизавров, тяжело заворочался и перевернулся на другой бок. Анатолий обошёл папу с другой стороны, разжал коготками веки папиного глаза и спросил:
— Попугай?
Большой зелёный динозавр всхрапнул и лёг на спину. Анатолий взял прутик, пощекотал им отца по животу и провозгласил:
— Лемур!
Большой зелёный динозавр хлопнул себя лапой по животу и проворчал:
— Ну-ка, кыш-ка.
— Кошка! — радостно завопил Анатолий и кинулся обнимать спящего папу.
Большой зелёный динозавр наконец разлепил глаза и ошалело посмотрел на сына.
— Кошка? — спросил большой зелёный динозавр.
— Кошка! — весело подтвердил Анатолий. — Ты сказал, что у меня будет кошка!
— Только через мой хвост! — проснулась большая зелёная динозавриха из рода анхизавров, мама Анатолия.
— Ну, мам! — захныкал маленький зелёный динозавр из рода анхизавров, внезапно превратившийся из Анатолия в Толика.
— Знаю я этих кошек. Заведёшь ты, а ухаживать за ней буду я.
Толик ничего не ответил, выбежал из пещеры и горько расплакался.


Как Толик спас котёнка от крокодила


Толик плакал, плакал и плакал. Самозабвенно и горько. Секунд десять. Дольше плакать Толик не мог, тем более горько. Он вообще не любил ничего горького, сладкое было ему больше по душе. Пальмовый сахар, толчёные шишки, каша из гладких коричневых семян, которую мама называла смешным словом «шоколад». Подумав о маме, Толик всхлипнул. Глаза его снова наполнились слезами, и он принялся часто моргать, стараясь увидеть мир чётким.
— Эй! — послышался снизу недовольный возглас.
Толик посмотрел вниз и увидел… котёнка! Это был самый настоящий котёнок с длинным хвостом и гордо торчащими усами. Через много миллионов лет учёные будут думать, что кошек, собак и прочих хомяков во времена Толика не было, но это глупости. Домашние животные были всегда. Только чуть побольше кошек и собак (и прочих хомяков) из будущего. Иначе кого бы динозавры гладили, обнимали и любили? То-то и оно!
— Котик! — обрадовался Толик. — Ты умеешь говорить?
— Ясное дело нет, — послышался тот же ворчливый голос. — Только очень глупый динозавр мог решить, что кошки умеют разговаривать. Это же кот. Он домашнее животное, а не глупый говорящий динозавр.
Только сейчас Толик увидел рядом с котёнком длинного крокодила. Вообще-то крокодила звали протозухием или крокодиломорфом, но Толик называл всех протозухиев крокодилами. Для простоты. У крокодила были такие большие зубы, что они не помещались во рту.
— Меня зовут Анатолий, — представился Толик.
— Приятного мало, — ответил крокодил. Он был совсем невоспитанный.
— А вас как зовут? — спросил Толик. Он никогда не обижался по пустякам.
— Тебе какое дело? — спросил крокодил.
— Это ваш котёнок? — предпринял ещё одну попытку Толик.
— Ну, не твой же, — сварливо ответил крокодил.
— Мяу, — котёнок внимательно посмотрел на крокодила.
— Как вам хорошо! Я бы тоже хотел котёнка, — искренне сказал Толик.
— Ещё бы! Но это мой обед, — сказал крокодил, раскрыл огромную пасть и попытался сожрать котёнка.
Толик охнул, закинул котёнка на спину и дал дёру.


Как Толик вляпался в море


Маленький динозавр Толик бежал, сминая кустарники и топая, как большой зелёный динозавр. Котёнок подпрыгивал на спине у Толика. Толик мчался, нёсся, улепётывал, и сам не заметил, как по грудь вляпался в море. Котёнок взобрался Толику на голову.
— Как это мы сюда попали? — спросил Толик, не надеясь на ответ. — Добежали до сáмого моря!
— Мяу, — сказал котёнок, крепко держась за голову Толика.
— Вот тебе и «мяу», — сказал Толик.
Тут из волн вынырнула огромная серая змея с дли-и-инной шеей и лапами-плавниками. У змеи, как и у всех других динозавров, было настоящее название — плезиозавр. Но Толик про себя звал её, как и всех других динозавров, коротким именем — змея. Змея прихватила друзей лапами, обвила вокруг них свою дли-и-инную шею и ласково покачала головой.
— Ты с кем это разговариваеш-ш-шь? — зашипела змея.
— Это я сам с собой, — медленно произнёс Толик. Он вдруг почувствовал себя на редкость уставшим и захотел прилечь.
— Я думала, с этой сладенькой кош-ш-шкой, — прошипела змея, продолжая качать головой. — Теперь можеш-ш-шь поговорить со мной.
Толик не заметил, как и сам начал раскачиваться из стороны в сторону. Змея медленно растворялась в воздухе. Глаза Толика слипались.
— Ай! — вдруг взвизгнул Толик. Это котёнок изо всех кошачьих сил запустил когти в кожу Толика.
— Тиш-ш-ше, — нежно прошипела змея, но Толика уже было не обмануть.
Он оттолкнулся ото дна, выпрыгнул из лап змеи прямо на берег и пустился наутёк. Котёнок крепко держался за него.


Как Толик купался в реке


Когда Толик увидел перед собой реку, он остановился, снял котёнка со своей головы и поставил на землю. Так далеко от дома он никогда ещё не забегал.
— Лучше буду молчать, — решил Толик. — Как только я открываю рот, кто-то обязательно хочет тебя слопать.
— Мяу, — возразил котёнок.
— Ты прав. Может быть, змея хотела слопать и меня. Но крокодил точно охотился за тобой! — уверенно сказал Толик. — Поэтому тебе ни в коем случае нельзя купаться. В воде может быть много крокодилов.
— Мяу, — добавил котёнок.
— Да что ты говоришь? — удивился Толик. — Ты не купаешься не из-за крокодилов, а потому что мёрзнешь, когда выходишь из воды? А как же ты не замерзаешь, когда ты сухой? Тебя шерсть греет?
— Мяу, — подтвердил котёнок.
— Хм-м-м, — протянул Толик. — Я и не знал. А мне можно купаться! Мне крокодилы не страшны. Я любого крокодила — одной левой. К тому же, папа говорит, что после моря всегда нужно смывать соль пресной водой. Иначе кожу стянет. Не знаю, кто и как может стянуть кожу, но вдруг всё же стянет. Так что пойду я купаться, раз уж мы на речке.
— Мяу, — насторожился котёнок.
— Да я аккуратно, не переживай. Ты прямо как моя мама! — сказал Толик и зашёл в воду.
— Ох! — Толик вдруг почувствовал, как что-то больно укололо его в ногу. — Ой! — Это что-то кольнуло снова.
Толик поспешил к берегу. Когда он выскочил из воды, то обнаружил на ноге небольшую, но злющую рыбу. У Толика закружилась голова. Ещё секунда, и он упал бы в обморок. Но тут…
— Мя-а-а-у! — истошно завопил котёнок, прыгнул на рыбу и укусил её за бок. Рыба сразу отпустила ногу Толика, забила хвостом и по мокрой земле ускользнула обратно в реку.
— Я знаю эту рыбу, — заплакал Толик. — Это моя знакомая рыба. Папа мне её рисовал. Называется пиннатомус или юрская пиранья.
— Мяу? — спросил котёнок.
— А я откуда знаю, почему она кусается, если мы знакомы. Может, это я с ней знаком, а она со мной не очень? — успокоился Толик.
Пока Толик раздумывал, для каких ещё знакомцев он, Толик, может быть незнакомцем, котёнок куда-то убежал. Через минуту он притащил из зарослей лист дерева гинкго и стеблями примотал его к ноге Толика. Ранка сразу стала меньше болеть.
— Это что за лопух? — спросил Толик.
— Мяу, — ответил котёнок.
— А-а, работает, как подорожник, — протянул Толик. И добавил: — Моя мама не доверяет народной медицине.
Котёнок посмотрел на Толика и наклонил голову.
— Ты прав, — уже второй раз за сегодняшний день согласился Толик. — Главное, помогло! Хотя, наверное, помог бы любой листик. Главное же в повязке — это остановить кровь, правда?
— Мяу, — кивнул котёнок.
— Ты мне лучше вот что скажи, — задумчиво проговорил Толик. — Как нам теперь домой попасть?
— Мяу, — котёнок посмотрел наверх.
Толик проследил за взглядом котёнка и увидел огромную парящую над ними птицу.


Как Толик вёл дипломатические переговоры


Толик смотрел на птицу и вспоминал как она называется по-настоящему. Динозавры называли всех летающих собратьев птицами — для простоты. Динозавры ну очень любили простые названия.
— Птерозавр! — воскликнул Толик.
— Мяу, — подтвердил котёнок.
Птица спустилась пониже.
— Ну вот. Эта птичка нас точно съест! — с ужасом сказал Толик.
— Я не ем маленьких глупых динозавров, — надменно сказала «птичка», приземлившись рядом с друзьями.
— А маленьких глупых котят ты ешь? — спросил Толик.
— Мяу! — возмутился котёнок.
— Хорошо, умных, — согласился Толик.
— Маленьких котят, как глупых, так и умных, я тоже не ем. Предпочитаю ящериц и рыб, — высокомерно ответила птица.
— Мяу, — потребовал котёнок.
— Не могу же я так сразу! — укоризненно сказал Толик. — Это невоспитанно. Надо прежде познакомиться, сказать что-нибудь приятное, а потом уже просить отвести нас домой. Это называется ди-пло-ма-тические переговоры.
Толик был ужасно горд, что не споткнулся на таком сложном слове.
— О, эти дети, — закатила глаза птица, взмахнула крыльями и приземлилась. — Долго я буду ждать? У меня ещё дела. Идёмте, малышня. Провожу вас.
— Мы не малышня, — возмущённо начал Толик.
Птица перебила его:
— Где живёте, малышня?
— Я живу за лесом, за поляной, у подножья Острых скал, в пещере с горой камней и вечнозелёным деревом у входа, — протараторил адрес Толик.
Вдруг Толик подумал, что мама не разрешит котёнку остаться и заплакал.
— Мяу, — успокаивающе сказал котёнок.
— Не реви, — сказала птица. — Не выношу детских слёз.
Толик целую минуту раздумывал, обидеться ли на птицу за то, что она назвала его слёзы детскими. Решил не обижаться. В конце концов, глупо обижаться на птицу, которая бросила дела, чтобы отвести тебя домой.


Как Толик набирался мудрости


Они уже миновали лес и шли по поляне, когда Толик рассказал птице, что хочет забрать котёнка. И что папа, вроде бы, согласился на кошку, но мама не разрешила ка-те-го-ри-чес-ки. Это было новое слово для Толика, он выучил его на днях, поэтому так и произносил — по слогам.
— Твою маму можно понять, — мудро заметила птица. — Она боится, что ты мал ещё для такой ответственности. Кошку ведь нужно кормить, расчёсывать, убирать за ней.
— Мяу, — согласился котёнок.
— Но я не мал! Я смогу! — воскликнул Толик.
— Тогда тебе нужно убедить в этом родителей, — сказала птица.
— А как? — спросил Толик.
— Хороший вопрос, — одобрила птица, которая только этого и ждала. — Смотри. Ты хочешь кошку. Сначала попроси родителей тебя выслушать. Потом твёрдо сообщи им о своём желании и объясни, чего от кошек хорошего. Затем скажи, как ты будешь ухаживать за котёнком. И подкрепи свои слова аргументами.
— Ар-гу-мен-тами? — спросил Толик. — Это ещё что за динозавр?
— Приведи доказательства, — сложно сказала птица.
— Если я им расскажу, как сегодня спасал кота от злых хищников, это пойдёт? — спросил Толик.
— Мяу, — уточнил котёнок.
— Ну да, иногда и ты меня, — сказал Толик и наконец увидел Острые скалы.
— Конечно, пойдёт. Удачи! — сказала птица и взмыла в воздух.
— Спасибо, мудрая птица! — закричал Толик.
— Мяу! — поблагодарил котёнок.
Перед ними была пещера.


Как Толик вернулся домой и снова стал Анатолием


— Здрасьте-приехали, — сказал большой зелёный динозавр.
— Вернулся! — радостно сказала большая зелёная динозавриха.
Оба они не заметили котёнка.
— Мяу, — громко сказал котёнок, который любил, чтобы его замечали.
— Та-а-ак, — грозно протянула большая зелёная динозавриха.
— Не ругай его, — попросил большой зелёный динозавр.
—Мама! Папа! Мне нужно с вами поговорить. Вы можете сейчас выслушать меня? — торжественно спросил Толик.
Родители удивились, переглянулись и приготовились слушать.
— Этот котёнок — мой друг, — начал Толик. — Я хочу, чтобы он жил с нами. Кошки — на удивление полезные животные. Они пушистые. С ними тепло спать. Они умеют лечить. Если у тебя, мама, заболит голова, котёнок ляжет тебе на лоб, и голова перестанет болеть. Если у тебя, папа, начнёт бурлить в животе, то котёнок сядет тебе на живот и будет сидеть, пока буря не уляжется. Кошки вылизывают себя. Их не нужно водить на речку купаться, они и так всегда чистые. А главное, кошки всем повышают настроение. С ними веселее играть. Их можно гладить — и это так приятно.
— Но… — неуверенно начала большая зелёная динозавриха.
— Подожди, — перебил её большой зелёный динозавр. — Он не закончил.
— Я знаю, мама, ты боишься, что придётся заботиться о котёнке, — сказал Толик. — Но я достаточно большой для того, чтобы приучить котёнка к куче песка. Тем более, он умный. Я буду его расчёсывать и играть с ним. Я буду ходить с ним к озеру на водопой. Еду он добывает сам: он охотится на ящериц и насекомых. Кстати, если мы его оставим, наши листья перестанут таскать мелкие животные. К нам в пещеру они больше не заглянут.
— Где… — снова начала большая зелёная динозавриха.
Большой зелёный динозавр посмотрел на неё самым ласковым взглядом из тех, что были у него в запасе. Большая зелёная динозавриха вздохнула и кивнула сыну, что он может продолжать.
— Ты хочешь узнать, почему я так уверен, мама? — спросил Толик. — Когда я сегодня познакомился с ним, мне сразу пришлось спасти его от крокодила. Потом мы вместе вляпывались в море и улепётывали от змеи. Затем меня укусила речная рыба, а котёнок в ответ укусил её и перевязал мне рану. Потом огромная птица проводила нас домой. Я весь день помогал котёнку, а он помогал мне. Я точно справлюсь, мама!
— Ты сегодня стал старше на несколько приключений и одну ответственность. Ты точно справишься, сын, — сказала большая зелёная динозавриха и смахнула материнскую слезу.
— Я вами горжусь, — сказал большой зелёный динозавр и смахнул отцовскую слезу.
— Мяу, — сказал котёнок и смахнул кошачью слезу.
Толик радостно улыбнулся окружающим его плаксам и неожиданно понял, что снова стал Анатолием.

 

Евгения Джен Баранова
Редактор Евгения Джен Баранова — поэт. Родилась в 1987 году. Публикации: «Дружба народов», «Звезда», «Новый журнал», «Новый Берег», «Интерпоэзия», Prosodia, «Крещатик», Homo Legens, «Новая Юность», «Кольцо А», «Зинзивер», «Сибирские огни», «Дети Ра», «Лиterraтура», «Независимая газета» и др. Лауреат премии журнала «Зинзивер» (2017); лауреат премии имени Астафьева (2018); лауреат премии журнала «Дружба народов» (2019); лауреат межгосударственной премии «Содружество дебютов» (2020). Финалист премии «Лицей» (2019), обладатель спецприза журнала «Юность» (2019). Шорт-лист премии имени Анненского (2019) и премии «Болдинская осень» (2021). Участник арт-группы #белкавкедах. Автор пяти поэтических книг, в том числе сборников «Рыбное место» (СПб.: «Алетейя», 2017), «Хвойная музыка» (М.: «Водолей», 2019) и «Где золотое, там и белое» (М.: «Формаслов», 2022). Стихи переведены на английский, греческий и украинский языки.