Виктория Орлова. Как бы писатель, типа драматург. Участник семинара молодых авторов «Детгиза» (2013), лауреат Волошинского драматургического конкурса (2014), финалист конкурсов «Евразия», «Литодрама», «Время драмы», «Исходное событие XXI век» и др. Публиковалась в журналах «Современная драматургия», «Кольцо А», альманахах «Заповедник сказок», «Согласование имен», «Русский стиль», «Литеры» и др.  Родилась в Алма-Ате, закончила филфак в Екатеринбурге, потом занималась всякими делами, в том числе преподавала литературу в школе. А потом решила, что хватит, и стала сочинять сказки.

 


Виктория Орлова // Про Аську

 

Виктория Орлова // Формаслов
Виктория Орлова // Формаслов

Бабайка

Вот дом. Видите, какой большой?

А в доме, на пятом этаже, живет девочка. Маленькая такая, даже в школу еще не ходит. Аськой звать. Когда Аська маленькая была, папа ее все время Бабайкой пугал. Спи, говорит, а то Бабайку позову.

Поначалу Аська очень этого Бабайку боялась. Ну, кто знает, может, он и вправду такой ужасный-преужасный! Как позовет папа страшным голосом: «Бабааайкааа!» — так Аська глаза зажмурит и лежит тихо-тихо. Про Бабайку думает. Какой он? Думает-думает, да и заснет.

С тех пор так и повелось: уложит мама Аську в кровать, папа книжку ей почитает, Аська на него посмотрит, спросит: «Бабайка?» — папа ей страшным голосом: «Бабааайкааа!» — Аська засмеется, зажмурится и заснет

А однажды зажмурилась, думала-думала — никак заснуть не может. Лежит, ворочается, думает: какой он, этот Бабайка? Большой или маленький? Худой или толстый? Мохнатый или лысый? И сколько у него ног? А рук сколько? И откуда они все растут, эти руки и ноги? И много еще у Аськи в голове вопросов крутится. Крутятся они, эти вопросы, и никак заснуть ей не дают. Безобразие просто! Пора, думает Аська, безобразие прекращать.

— Папа! — зовет.

Папа, который в кресле задремал, аж подпрыгнул от неожиданности:

— Ты не спишь, что ли?
— Нет, — говорит Аська, — не могу заснуть.
— Чего это? — удивляется папа.
— Из-за Бабайки, — вздыхает Аська.
— Боишься, что ли? — сочувственно спрашивает папа
— А его разве бояться надо?
— Да, вроде, положено…
— А почему?
— Ну, потому что он знаешь какой страшный? Ууу!
— Какой?
— Что — какой?
— Ну, какой страшный?
— Очень страшный!
— А ты точно знаешь? Ты его видел? Сколько у него, например, ног?
— Не знаю, — растерялся папа, — я его никогда не видел. Мне бабушка про него рассказывала, когда я маленький был. Я очень боялся.
— А он, может, и не страшный совсем!
— Ну… может, конечно… — папа почесал затылок. — Бабушка в подробностях не рассказывала…
— Я придумала мысль! — заявила Аська уселась в кровати поудобнее. — Давай мы его позовем и на него посмотрим!
— А вдруг он вправду страшный? — засомневался папа. — Ты ж тогда всю ночь не заснешь!
— А я и так не засну. Пока не увижу, не засну! — и Аська решительно стукнула кулачком по коленке.
— Что это вы тут расшумелись? — заглянула в детскую мама. — Спать давно пора!
— Это из-за Бабайки, мамочка! — объясняет Аська. Мама укоризненно посмотрела на папу:
— Ну вот, напугал ребенка, бедная девочка от страха спать не может!
— Да не от страха я! — говорит Аська. — От любопытства спать не могу! Покажите мне Бабайку! А то как зареву!
— Придется показывать, — вздохнул папа. — Только потом не жалуйся, что страшно, поняла?
— Поняла, поняла! — закричала Аська и в постели от нетерпения запрыгала.
— Бабайка, — позвал папа. — Вылезай с Аськой знакомиться!

А Бабайка молчит и не вылезает. Не хочет, наверное, Аську пугать. Жалеет.

— Бабайка, — зовет Аська, — выходи! Я не буду сильно бояться!

А Бабайка не выходит. Тут Аська захныкала:

— Бабайку хочу! Не буду без Бабайки засыпать!
— Эх, — вздохнул папа. — Придется под кровать лезть, Бабайку доставать.

И полез.

И слышит Аська — с кем-то он там шепчется. Кто-то этот шуршит и упирается. Аська голову с кровати свесила — ничего не видно, только папины ноги торчат. И вдруг папа как закричит:

— Куда, куда! — и целиком под кроватью исчез.
— Папа! — позвала Аська.

Не отзывается папа.

— Папа! — позвала мама.

Молчит папа, тишина под кроватью.

— Я сейчас реветь буду, — говорит Аська. И всхлипывает.

Тут, наконец, под кроватью снова зашумело, и папа обратно вылез — пыльный весь!

— Нет, — говорит, — не поймал Бабайку. Не хочет вылезать. Говорит, Аську боится.
— Еще бы, — говорит мама. — Когда Аська ревет и ногами топает, я сама ее боюсь. Хоть я ей и мать.
— Как же я теперь спать буду? — расстроилась Аська. — Бабайку-то я так и не увидела! Полезу под кровать, сама посмотрю!
— Бесполезно, — говорит папа, — Только в пыли изгваздаешься. Бабайка сильно испугался, под плинтус спрятался. Фигушки его теперь оттуда достанешь.

Аська было снова хныкать, но папа ее успокоил:

— Бабайка сказал, что если ты сейчас заснешь, то он тебе приснится. Вот прямо сразу как заснешь!

Тут, конечно, Аська моментально уснула.
Утром папа спрашивает:

— Ну как, видела Бабайку?
— А то! — говорит Аська.
— Ну и сколько у него ног-то?
— Не знаю, — пожимает плечами Аська. — Во сне знала, а сейчас забыла. Но зато помню, как мы с Бабайкой чай пили, и он обещал под кроватью у меня жить и по ночам от плохих снов защищать.

С тех пор Аська с Бабайкой друзья. И плохие сны ей никогда не снятся.

 

Больше не сержусь

— Ась! Аськааа! АНАСТАСИЯ, СТОЙ! — кричит мама и со всех ног гонится за Аськой. А Аська, в восторге от погони, улепетывает все дальше и радостно верещит:

— Не догонишь, не догонишь!

Но мама догоняет, хватает Аську за капюшон, резко дергает назад — и тут в полуметре от аськиного носа проносится пузатая черная машина.

— Ты что творишь? — кричит мама, тряся Аську обеими руками, а глаза у нее большие-большие, и лицо белое-белое. Аська видит, что мама вот-вот заплачет, и не понимает — почему?
— Убегаю, — говорит Аська и смеется. Ну, чтобы мама поняла: это веселая игра, и нечего тут плакать. Но мама хмурит брови и сердито говорит:
— Еще секунда — и попала бы ты под машину! Что бы я тогда делала?
— Не знаю, — отвечает Аська, и на всякий случай опять смеется — только смех у нее получается какой-то совсем ненастоящий.
— Я тебе сколько раз повторяла: нельзя одной через дорогу, даже если дорога совсем маленькая!

Аська озадаченно молчит: она дорогу-то и не заметила! Бежала себе и бежала, а тут, оказывается, какая-то дорога дурацкая. Всю игру испортила.

Мама крепко берет дочь за руку и тащит к дому. Аська было дергается в сторону:

— А на площадку?

Но мама непреклонна:

— Ты наказана. Идем домой — и никаких площадок.

Некоторое время они идут молча. Аська надутая, а мама сердитая. «А вдруг мама такая и останется? — думает Аська. — Вдруг она никогда не перестанет на меня сердиться?» И, представив такое невозможное положение, Аська тихонько зовет:

— Мам! Мама!

А мама не слышит — держит ее за руку крепко, тащит за собой быстро. Даже больно чуть-чуть! «Ну, все, — думает печальная Аська, — теперь все-все будет плохо. Всегда-всегда». На глаза наворачиваются слезы, и девочка начинает шмыгать носом. Мама останавливается, достает платок, вытирает нос и снова крепко берет ее за руку. И ничегошеньки не говорит.

Наконец, они приходят домой. Аська стоит посреди коридора и не знает, раздеваться ей или разворачиваться и уходить — прямо сейчас. Это же невыносимо так жить — когда никто ни с кем не разговаривает! Лучше сразу уйти на улицу скитаться. На всю жизнь.

Но тут мама присаживается рядом и начинает расстегивать аськину курточку. А потом, повесив курточку на крючок, крепко-крепко обнимает дочку.

— Мама! — потрясенно говорит Аська. — Ты что, больше на меня не сердишься?
— Неа, — говорит мама.
— А почему?
— Потому что если кого-то любишь, на него нельзя долго сердиться.
— А ты меня разве любишь?
— Больше всех на свете, — улыбается мама и звонко чмокает Аську в щеку.

Аська в ответ тоже чмокает маму.

Так они стоят в коридоре и поочередно целуют друг друга в щеки. Потом Аська вдруг высвобождается из маминых объятий, складывает руки на груди и говорит:

— А я тоже на тебя сердилась. Зачем ты меня дернула за капюшон, и потом за руку больно держала, и на площадку не пустила? — Мама открывает рот, чтобы объяснить: мол, сама виновата, зачем под машину бежала? Но Аська быстро зажимает ей рот и тараторит: — Но я уже больше не сержусь, потому что я тоже тебя очень-очень люблю!

 

С добрым утром!

Утром Аську почему-то никто не будит. Она просыпается сама и бежит в спальню к родителям.

— Папа, мама, вставайте, в садик опоздаем!
— Ась, давай поспим еще, а? — выглядывает из-под одеяла мама. — Суббота же, в садик не надо!
— Нет, надо, надо! — упрямится Аська. — В садик хочу!
— Иди сюда, — зовет папа, и Аська с головой ныряет к родителям под одеяло. Под одеялом она немедленно начинает крутиться, вертеться и шебуршать.
— Мама,— говорит папа, — Ты не знаешь, кто у нас там под одеялом шебуршит?
— Нет, — говорит мама. — Я сплю еще.
— Аська! — строго спрашивает папа, — Это ты там шебуршишь?
— Не я! — хихикает Аська и начинает шебуршать еще сильнее.
— А кто тогда? — снова спрашивает папа.
— Шебуршунчик! — таинственным голосом говорит Аська.
— А ты его видишь? — вдруг спрашивает мама
— Ой, мамочка проснулась! — Аська лезет к маме обниматься.
— Нет, я еще не проснулась. Это только мое любопытство проснулось, — отвечает мама. — Ну, так ты его видишь, Шебуршунчика-то?
— Вижу! — снова хихикает Аська
— Ну и какой он?
— У него пять хвостов, два носа и восемь ног — авторитетно сообщает Аська. — и он всеми ими шебуршит!
— А еще, — папа тоже сует голову под одеяло и внимательно разглядывает Шебуршунчика, — у него… огромная зубастая паааасть!

Аська взвизгивает и пулей вылетает из-под одеяла.

— Ты чего, — спрашивает мама, — Шебуршунчика испугалась?
— Мама, ну ты что! У Шебуршунчика никакой зубастой пасти нет!
— Как нет, — возмущается папа, — когда я своими глазами видел!
— Это ты, значит, не Шебуршунчика видел, а Кусалку!
— Ой, — говорит мама и тоже поскорей вылезает из-под одеяла — Что-то у нас под одеялом слишком тесно стало. И опасно. Того и гляди, обкусают всю.
— А ты, мама, вставай и иди завтрак готовить, — советует Аська. — Мы Кусалку покормим — она и не будет кусаться.
— Ладно, — говорит мама. — Только чтоб вечером под одеялом никого не было! А то я спать боюсь.
— Не бойся, — утешает ее Аська. — Вечером Бабайка придет и всех под кровать прогонит!

 

Алена Бабанская
Редактор Алена Бабанская. Родилась в г. Кашире. Окончила филологический факультет МГПУ им. Ленина. Публиковалась в журналах «Арион», «День и ночь», «Крещатик», «Интерпоэзия», «Волга» и др. Лауреат международного интернет-конкурса «Согласование времен»-2011, лауреат международного конкурса «Эмигрантская Лира»-2018, финалист международного конкурса «Бежин луг»-2019, спецприз «Антоновка 40+» 2020, финалист Кубка издательства « СТиХИ» 2020 г. и др. Автор книг стихотворений «Письма из Лукоморья»,( М. Водолей, 2013), «Акустика», (М. Арт Хаус Медиа, 2019). Живёт в Москве.