Топоногова Виктория Викторовна родилась в Москве 10.09.1971 г. Образование: Литинститут им. А.М. Горького; МГГУ им. М.А. Шолохова. Является автором 12-и книг и множества публикаций в периодических изданиях. Член Союза писателей России c 2002 г, член Творческого объединения детских авторов России (ТО ДАР). Лауреат Международного литературного конкурса «Золотое перо Руси», обладатель нагрудного знака «Серебряное перо». Стала победителем проекта-конкурса «Книга года: выбирают дети-2013» с книгой «Тайна Перелётных деревьев» (издательство «Речь»). Повесть «Семнадцать дней под небом» вошла в лонг-лист Международной детской литературной премии им. В.П. Крапивина и в лонг-лист Всероссийского конкурса «Книгуру» в 2017 году. Второе место на IX международном Корнейчуковском фестивале детской литературы в 2020 г. Второе место на Седьмом Международном литературном Гайдаровском конкурсе в 2020 г. Виктория Топоногова работает в художественной школе г. Балашихи педагогом дополнительного образования, преподаёт рисунок, живопись, композицию, декоративно-прикладное искусство, лепку, керамику.
 

Виктория Топоногова // Ку-ду

 

Виктория Топоногова // Формаслов
Виктория Топоногова // Формаслов

На переменке между русским и литературой Лёвка Иноходцев стоял в школьном коридоре, внимательно изучая извилистую трещину на стене и прикидывая, что если её сфотографировать и перевести в негативное изображение, то она будет похожа на молнию. Друг его, Валя Ветров, вот уж неделю болел, и теперь приходилось Лёвке в одиночку стены рассматривать…

В это время Лина Красухина, проходя мимо Лёвки, ехидно прищурила глазки, быстро повернулась к нему и вдруг показала язык. Лёвка недоумённо посмотрел на неё и покрутил пальцем у виска.

— Сам дурак! — парировала Лина.

— Иди-ка ты, Краснухина, куда шла, — ответил Лёвка. Они с Валькой частенько называли Красухину Краснухиной, чтобы немножко осадить, если та слишком нахально себя вела.

— Ты опять? — вскинулась Лина, — Опять обзываешься? — и вдруг как заверещит на весь коридор: — Елена Анатольевна! Иноходцев опять обзывается.

Подошла их классная, Елена Анатольевна:

— Ну, что тут случилось?

— Иноходцев опять обзывается! — повторила Красухина, скрестила руки на груди и надула губы, ожидая справедливой кары для обидчика, — вероятнее всего, незамедлительного удара молнией с потолка.

— Она первая начала, — возразил Лёвка, — она меня дураком назвала.

— Нет, это ты, ты первый меня дурой назвал!

— Я?! — не выдержал Лёвка, — Ничего подобного! Не обзывал я тебя!

— А кто тогда пальцем у виска покрутил? Это и есть обзывательство!

— Это — не обзывательство! А ты мне язык показала, вот я и покрутил пальцем!

— Язык — это не считается! Язык я и врачу показываю, когда просят, врач же не обижается!

— Но я-то не врач! Чё ты мне язык свой высовываешь? Вот я и показал тебе… диагноз!

— Елена Анатольевна! Вот он опять! — взвизгнула Красухина.

— Елена Анатольевна, скажите ей, чтоб она прекратила, — возразил Лёвка, — Ну почему с девчонками всё так сложно? Была бы она пацаном, я бы ей давно уже в глаз засветил!

— Ну нет, так конфликты нельзя решать, — авторитетно заявила Елена Анатольевна, — мы же не первобытные люди!

— При чём здесь первобытные? — удивился Лёвка, — Были же раньше дуэли! И не обязательно до смерти, но если оскорбили человека, то чем ответить?

— Ну-ну, дуэлянт! Да тебе слабó меня на дуэль вызвать! — вставила Лина.

— Чего это вдруг слабó?

— А то, что оружие выбирает тот, кого вызвали на дуэль. Правильно, Елена Анатольевна?

— Ну, вроде бы так… — сказала классная.

— Вот видишь! — продолжала Лина, — А тебе с моим оружием точно не справиться!

Такой поворот событий совсем сбил Иноходцева с толку. Она что, кун-фу тайком занимается? Или магией вуду на досуге увлеклась?

— Вот видишь, Иноходец, слабó тебе меня на дуэль вызвать.

— Елена Анатольевна, она сама нарывается, — сказал Лёвка, — Можно, я ей в глаз засвечу?

— Ни в коем случае, — замотала головой классная.

— Тогда придётся её действительно на дуэль вызвать. Это можно?

— Раз сама напрашивается, то я не против. Только без мордобоя, — осторожно добавила Елена Анатольевна.

— Ну, давай, Краснухина, рассказывай, какое оружие ты себе выбрала.

— Опять обзываешься?!

— А что? Может, ты меня тогда на дуэль вызовешь? А я оружие выберу, — съязвил Лёвка.

— Ну уж нет, ты меня первый вызвал! А оружие моё — ку-ли-на-ри-я! — торжественно произнесла Лина.

Елена Анатольевна облегчённо вздохнула. Самое страшное в демократии — её непредсказуемость. Но кулинария, это, кажется, не опасно. Нет, про яды лучше не думать… Да и какие яды?! Это же пятый класс, у них и химии-то ещё не было.

А Иноходцева этот ответ как-то не обрадовал. Он из всей кулинарии умел делать только бутерброды с сыром или колбасой. А если очень голодный, то с сыром и колбасой одновременно.

— Елена Анатольевна, а вы будете нашим судьёй, ладно? — затараторила Лина. — Мы принесём то, что приготовим, а вы попробуете и скажете, кто выиграл! Хорошо?

Но Елена Анатольевна уже прониклась доверием к демократии.

— Давайте так. Сегодня понедельник, вы за неделю подготовитесь, а в пятницу принесёте на классный час свои кулинарные произведения. Сделаем общее чаепитие, и тогда весь класс вас и рассудит! — предложила она.

Эта мысль Красухиной очень понравилась, покрасоваться перед всем классом она любила. А Иноходцев ощутил себя в ещё большем затруднении.

 

Через полчаса уже весь класс знал, что у Иноходцева с Красухиной кулинарная дуэль. В исходе поединка практически никто не сомневался, и мальчишки пытались подбодрить Лёвку, предлагали принести мамины и бабушкины рецепты всяких вкусностей, а то и вовсе купить что-нибудь эдакое в магазине. Но Лёвка только рукой отмахивался.

Дома помочь тоже было некому. Мама приходила со смены поздно, успевала только тетради мельком посмотреть, какие уж тут уроки кулинарии?

Поделился Лёвка проблемой с отцом. Тот руками развёл, я мол, в этих делах помощник не очень толковый.

— А впрочем, — сказал отец, — чтобы было вкусно, вовсе не обязательно кулинарный техникум заканчивать.

— Да я кроме бутербродов вообще ничего не умею, — вздохнул Лёвка.

— Значит, сделаешь бутерброды.

— Бутерброды?! Да меня засмеют!

— А ты сделаешь такие бутерброды, что не засмеют. Такие, как мама на праздники готовит.

А мама и правда умела делать шикарные праздничные бутерброды, да такие, что пальчики оближешь!

— А что? — сказал отец, — Я маме помогал, рецепт знаю. Тут и надо всего ничего: майонез, чеснок, петрушка, помидоры и хлеб. Ты справишься.

Лёвке стало немного спокойнее. Получалось, что вроде бы и просто бутерброды, и в то же время вкуснющие.

На следующий день папа купил чеснок, петрушку и помидоры, и начал обучать Лёвку бутербродным премудростям. Лёвка научился чистить чеснок, продавливать его через чеснокодавилку и замешивать в майонез вместе с петрушкой. Получался очень красивый, с зелёными листочками, чесночный майонез. А дальше и вовсе легко: ровно нарезать белый хлеб, что Лёвка и так умел, намазать его чесночным майонезом и разложить сверху кружочки помидоров. Красота! Только с помидорами тоже пришлось помучиться, прежде чем Лёвка научился их резать ровно, а не давить. Тут есть один секрет — нож должен быть идеально острым, тогда он помидоры не мнёт. Отец научил Лёвку и нож точить.

Мама, придя с работы, очень удивилась, отчего это её мужчины вдруг кулинарией занялись. Но Лёвка с папой решили про дуэль маме пока не говорить, чтобы не волновать. Так и радовали её до конца недели всё более ровными и красивыми бутербродами, вроде бы просто так.

Другу Вальке, который уже выздоровел, Лёвка тоже приносил попробовать свои творения. Валька жевал и прямо с набитым ртом выразительно показывал мимикой и руками, что да, вкусно, просто необыкновенно.

— Классно ты подготовился к ку-ду! — хитро подмигнул он другу после трапезы.

— К какому ещё ку-ду?

— Это сокращённо «кулинарная дуэль», для секретности!

— Да какая уж тут секретность, — отмахнулся Лёвка.

 

К чаепитию на классном часу пятый «А» подготовился основательно. Все решили внести свою лепту в застолье. В кабинет биологии, который был для класса «своим», поскольку этот предмет вела Елена Анатольевна, принесли и конфет, и печенья, и чипсов, а Валька даже две банки шпрот притащил. Девочки помогали накрывать на стол, а мальчишки обступили Лёвку:

— Ну что? Принёс что-нибудь?

— Принёс! — и Лёвка показал объёмный пакет.

Всё уже было готово, когда вошла Елена Анатольевна. Вместе с ней появилась и сияющая Красухина, держа в руках огромную круглую коробку.

— Ну что же, господа дуэлянты, — сказала Елена Анатольевна, показывайте, что вы нам приготовили.

Красухина открыла коробку и водрузила на стол большой белоснежный торт. На белом фоне аппетитно выделялись разноцветные цукаты и шоколадные фигурки животных. По классу пронёсся восхищённый вздох. Лёвка достал из пакета глубокое блюдо, наполненное бутербродами, лежащими слоями. К сожалению, некоторые из них, оказавшиеся с краю, немного помялись, и кружочки помидоров кое-где съехали с хлеба, но в целом всё выглядело замечательно. Однако ни в какое сравнение с тортом бутерброды не шли…

— Ну что, Елена Анатольевна, чьё блюдо лучше? — насмешливо спросила Лина.

— Пока мы видим только внешний вид, — сказала та, — и по этому параметру у тебя точно призовой балл.

— Ура! — Лина и поддерживающие её девочки радостно запрыгали и захлопали в ладоши.

— Но для кулинарного произведения важен не только внешний вид, — продолжила Елена Анатольевна.

— Он и на вкус замечательный! — заверила её Лина, — Просто пальчики оближешь!

— Давайте так, — сказала Елена Анатольевна, — Вы пока садитесь, наливайте чай и начинайте есть. А я пойду для чистоты эксперимента завуча позову, — и она вышла за дверь.

— Отлично! — закричали школьники и задвигали стульями, рассаживаясь за стол и передавая друг другу чайник.

Много всего было на столе, но Валька Ветров первым делом потянулся к Лёвкиным бутербродам, которые уже успел полюбить за это время. Остальные мальчики последовали его примеру. Лёвкина тарелка пустела на глазах.

— Лина, ну что же ты? Разрезай торт! — зашептали девочки, которым не терпелось попробовать эту красоту на вкус.

— Нет, пусть сначала завуч посмотрит, а то весь эффект пропадёт, — неумолимо ответила Лина.

Ну что ж, тут и девочки решили попробовать Лёвкины бутерброды.

— Слушайте, а они на самом деле очень вкусные! — воскликнула Таня Веселова.

Уже через мгновение Лёвкина тарелка была абсолютно чистая, и даже подтёкший кое-где майонез подобрали кусочками хлеба. Неожиданно быстро закончились и шпроты, а потом уж ребята взялись за чипсы и сладости. И только белоснежный торт в цукатах и шоколадках стоял неприступной твердыней посреди разбитого наголову кулинарного войска.

 

Даже вошедшую Елену Анатольевну ребята заметили не сразу.

— Ну как, вкусно? — спросила она, подсаживаясь к столу со своей чашкой.

— Вкусно, очень! — закричали ребята.

— Да уж, опоздала я на бутерброды. А вам они понравились?

— Просто объеденье!

— А что же торт никто не попробовал?

— Так Линка не даёт! Всё завуча ждёт.

— Кстати, Елена Анатольевна, где же завуч? — возмущённо спросила Лина.

— Завуч занята, она не смогла прийти, — ответила Елена Анатольевна, — но я не просила нас ждать, напротив, сказала, чтобы начинали есть.

— Да Линка просто жадина! Или боится, что у неё невкусный торт!

— Очень даже вкусный! — закричала Лина и начала резать торт.

— Думается мне, что Лёва Иноходцев заработал призовой балл за доброту, — объявила Елена Анатольевна.

— Так не честно! — возразила Лина, — Доброта — это не кулинарное качество!

— Очень даже кулинарное, — сказала учительница, — Разве можно себе представить злого, жадного повара? Какие же блюда выйдут из его рук?

— Недослащённые! С костями! С тараканами! — закричали ребята.

— Вот-вот, — сказала Елена Анатольевна, — так что доброта — очень важное качество для повара. Да и в любой другой профессии оно ценится на вес золота. Не хотелось бы иметь дело ни со злым врачом, ни даже с продавцом.

В это время Лина уже нарезала торт, и разложила его всему классу на блюдца. В считанные секунды посуда опустела. Торт действительно удался на славу. Такой лёгкий, воздушный, он просто таял во рту.

 

— Ну так что же, чьё блюдо вкуснее? — спросила Елена Анатольевна.

— Лёвкино! — загудели мальчики.

— Линино! — не уступали девочки.

А надо сказать, что мальчиков и девочек в классе было примерно поровну. Так что шум поднялся неимоверный.

— Ну всё, всё! — сказала Елена Анатольевна. Вижу, что понравились оба блюда. Так что счёт нашей кулинарной дуэли 2:2, ничья.

— Так нечестно! — надула губы Лина.

— Честно-честно! — возразил Валька, — Я теперь тоже научусь такие бутерброды делать! Вот мама удивится! Лёвка, научишь?

— Конечно! — откликнулся польщённый Лёвка.

— И нас! И нас! — закричали другие мальчики и даже некоторые девочки.

— Да всё очень просто! — сказал Лёвка. — Берёте чеснок, давите его в чеснокодавилке, смешиваете с майонезом. И петрушку туда добавляете порезанную. И мажете на хлеб. А потом помидоры сверху кладёте. И всё!

— Классно! Обязательно дома сделаем! — загудели ребята.

— А может, и Лина поделится с нами рецептом своего торта? — спросила Елена Анатольевна.

— Рецептом? — замялась Лина. — Да я не помню уже, там так много всего… И вообще, это, может быть, наш семейный секрет!

— Да она и не готовила ничего! — вдруг сказала Катя. — Это всё бабушка её сделала, а она только в школу отнесла!

— А вот и неправда! — вскинулась Лина. — Я цукаты раскладывала!

— И только-то? — засмеялись ребята. — Тогда Лёвка точно победил!

— Да, пожалуй, вы правы, — сказала Елена Анатольевна. — Придётся добавить Лёве балл за самостоятельность.

Вот так и окончилась эта кулинарная дуэль. Впрочем, Лина обещала в следующий раз выбрать не кулинарию, а косметику…

Алена Бабанская
Редактор Алена Бабанская. Родилась в г. Кашире. Окончила филологический факультет МГПУ им. Ленина. Публиковалась в журналах «Арион», «День и ночь», «Крещатик», «Интерпоэзия», «Волга» и др. Лауреат международного интернет-конкурса «Согласование времен»-2011, лауреат международного конкурса «Эмигрантская Лира»-2018, финалист международного конкурса «Бежин луг»-2019, спецприз «Антоновка 40+» 2020, финалист Кубка издательства « СТиХИ» 2020 г. и др. Автор книг стихотворений «Письма из Лукоморья»,( М. Водолей, 2013), «Акустика», (М. Арт Хаус Медиа, 2019). Живёт в Москве.