Анна Черкасова:
“Однажды я участвовала в Форуме молодых писателей. Тогда я была поэтом и шла в задумчивости по коридору, пока не споткнулась о внезапно решившего завязать шнурок Эдуарда Успенского. Этот знак свыше я распознала только спустя десять лет, перестав быть молодым поэтом, и став – детским писателем.”

 


Анна Черкасова // Странная семейка Ивановых

Ивановы – обычная фамилия в нашей стране. Но не все Ивановы – обычные люди. И особенно необычные те Ивановы, о которых сейчас пойдёт речь.
У этих странных Ивановых странный папа, странная мама, странные дети. Странные все родственники, а также соседи и школьные учителя.
Да-да. Как это ни странно, все вокруг Ивановых – ужасно странные люди.

* * *
Начнём по порядку. Вот Иванов-папа. Обычный такой с виду папа, даже без усов. Но есть у него одна совершенно необычная странность!
Случалось ли вам однажды ночью испугаться? Например, из-за ужасающего света фар посреди ночи, когда мимо вашего окна проехал огромный грузовик. Или из-за бросающего в дрожь скрипа двери соседей сверху, когда они крадутся ночью к холодильнику (наверное, чтобы поесть в полной темноте холодных котлет со сгущёнкой). Или из-за душераздирающего шороха колышущейся занавески у открытой форточки. Это вообще самое страшное.
Но ещё больше любого обычного человека пугается всех этих полуночных кошмаров папа Иванов. Из-за этого спокойно спать может только с мамой Ивановых под одеялком в сиреневый цветочек.
И дети Ивановых, знающие про этот папин страх, никогда по ночам не зовут к себе Иванову-мамочку. Ни водички принести, ни подушку поправить, ни песенку спеть, ни рядышком посидеть. Даже если среди ночи им покажется, что под детской кроватью поселились все монстры и прочие бабаи нашей и тридесятой вселенной. Они сразу думают, насколько тяжелее придётся без мамы и в полной темноте бедному испуганному папе. И жалеют его.
Вот так-то.

* * *
Мама в семье Ивановых – тоже странная. Хоть уже и совсем взрослая женщина.
Однажды она испекла необыкновенно (а как иначе у Ивановых!) вкусный пирог с вишней. Специально для папы.
Папа ел мамину выпечку так, что у него от удовольствия за ушами трещало. Особенно за правым ухом.
Наелся папа пирога, а спасибо маме не сказал. Может быть – забыл, может быть – постеснялся, может быть – невежливый был. Но вполне вероятно, что папа просто понадеялся, что спасибо за него скажут дети Ивановых или даже мама Ивановых сама себе. Ведь они все вместе пирог с вишней ели, и почему тогда папа один должен спасибо маме говорить.
Но странная мама папиного молчания правильно не поняла. Ей пришла в голову совсем уж чудная мысль: будто папа не сказал спасибо, потому что ему не понравился вишнёвый пирог. Выкинула мама рецепт и больше никогда-никогда такой пирог не пекла.
Вместо этого готовила удивительно странные пирожки – с солёными огурцами.

* * *
Дети Ивановых – хотя ещё и начинающие Ивановы, а уже тоже – странные. Например, сын Ивановых однажды пришёл из школы и попросил маму Ивановых помочь раздеться. Чтобы она и брюки с него сняла, и пуговки на рубашке расстегнула.
А надо сказать, что сын у Ивановых был уже совсем взрослый. Во второй класс пошёл.
И вот стала мама сыну помогать переодеваться, как будто он маленький. Как будто ему один годик и четыре с половиной месяца примерно. Она пуговки все расстегнула на рубашке, брюки стянула с лежащего на полу сыночка, надела на него домашнюю одежду, потом книгу вслух почитала про Колобка.
Вечером мама кормила сына Ивановых супом с ложечки и приговаривала: «Скушай за маму, скушай за папу. Откуси хлебушек за бабулю и компотиком запей за дедулю».
А перед сном и вовсе достала погремушки из чулана и дала их сыночку – поиграть.
И что самое странное, Иванов-младший не стал погремушкой играть. Он достал конструктор взрослый, железный (с двумя отвертками) и принялся собирать трактор.
Такой вот он странный, этот сын Иванов. Не стал погремушкой играть перед сном. Хотя днём и вёл себя как маленький.

* * *
Как это ни странно, детей у Ивановых двое.
Есть у них ещё дочка младшая. Она не совсем странная, а пока что так – слегка странноватая.
Вот какой с ней случай произошёл в Новый год.
Все Ивановы и их родственники сидели за столом перед телевизором и ели такие вкусные блюда, которые готовят только для новогодней ночи.
Каждый, кто хоть раз сидел за огромным праздничным столом, знает: самое-самое вкусное всегда находится на самом-самом дальнем конце стола.
Вот так же случилось и со странноватой дочкой Ивановых. Она протянула тёте Ивановых свою огромную тарелочку и сказала: «Передайте мне, пожалуйста, самый большой кусок торта, и обязательно с розочкой. И, чтобы я вас больше не беспокоила, очень прошу вас, положите сразу двойную добавку».
Но вот что странно: прямо в этот момент у дочки Ивановых во рту был огромный кусок бутерброда с жареной колбасой по особому бабушкиному новогоднему рецепту. Девочка ещё не совсем его прожевала, очень уж торопилась раздобыть побольше торта. Потому что знает дочка Ивановых этих голодных и невоспитанных родственников: не поторопишься, так они весь торт быстренько съедят. И маленьким худеньким девочкам ничего не оставят.
В общем, с набитым ртом просила дочка Ивановых любимую тётю тортик передать. Рот при этом стараясь не открывать, конечно, чтобы колбаску вкусную жареную не выронить.
Почему-то тётя не совсем хорошо поняла племянницу. И даже переспросила дважды, чего же та хочет. А потом вместо торта дала дочке Ивановых огромную порцию рыбы. С грибами и чесноком. И с тремя добавками.
Так и ела дочка Ивановых вместо торта в Новый год рыбу. Ну не странная ли?
С другой стороны: может это и не дочка у Ивановых странная, а тётя. Ведь даже дяде Пете ясно, что не может ребёнок попросить на ужин в Новый год рыбы.
Не бывает такого.

* * *
Впрочем, родственники даже и не у Ивановых бывают странные. А про родню Ивановых лучше вообще промолчать.
Хотя нет, вот можно рассказать про умного дядю Ивановых.
Он такой умный, что его даже странным называли всего-то раз сто, да и то в автобусе. В семье же все говорят, что дядя этот никакой не странный, а просто совершенно незаурядный.
Например, он спит всегда только сидя и только при включённом свете.
У него это в детстве ещё началось.
Когда умный дядя лежал в колыбельке, то обратил внимание на совершенно противоречивый факт выключения на ночь света в комнате. А зачем нужно спать, рассуждал маленький дядя Ивановых. Чтобы смотреть сны! А как же их смотреть, продолжал умничать он, когда в комнате такая темнота! Нет уж: в темноте и большой сон рассмотреть сложно, а маленький и вовсе можно не заметить.
Так подумал дядя Ивановых ещё в глубоком детстве и с тех пор решил не выключать свет и ложиться спать, а включать свет и садиться спать.
А недавно стал даже очки на ночь надевать, чтобы сны получше рассматривать.
Кстати, этот незаурядный дядя считает, что остальные спят в темноте только потому, что на электричестве экономят. Глупые жадины. Вот как он думает на остальных.

* * *
Кстати, среди Ивановых есть и взаправду самый настоящий жадина. Это четвероюродный дядя Ивановых. А может и пятиюродный. Так сразу его и не подсчитаешь, этого дядю.
Так вот, этот дядя жадина – каких свет не видывал. И гордится этим.
«Жадным быть – хорошо. Когда ни с кем не делишься, тебе самому больше достаётся», – говорит он.
И сына своего учит жадничать.
Мальчика этого часто в школе просят дать списать домашнее задание. А он не даёт! И за это его иногда называют жадиной-говядиной. Обидно совсем немного, зато как дядя сыном гордится!
Но однажды этот сколько-то-юродный дядя узнал, что сын его, вместо того чтобы просто не дать списать, несколько раз на переменах помог одноклассникам задачи решить. Научил, подсказал, объяснил.
За просто так. Ни за что!
Ну и досталось же тогда бедному сыну жадины-дяди!
Хотя могло и больше достаться, просто дядя опять пожадничал…

* * *
Нет ни в каких семьях человека более могущественного, чем бабушка. Только бабушка может отчитать маму (саму маму!) за то, что она слишком много смотрит телевизор и слишком мало готовит ужин. Или отругать папу (как обычно) за то, что опять пошёл на работу без тёпленькой шапочки и теперь заболеет воспалением ушей.
Вот и у Ивановых бабушка точь-в-точь такая – могущественная. Однажды она маму и папу Ивановых даже в угол поставила на две минуты.
Но это обычное дело. Давайте лучше к странностям бабушкиным перейдём.
Раз в месяц бабушка Ивановых приглашает всех родственников в гости на большой семейный ужин. А в бабушкином исполнении этот ужин даже не большой, а огромный.
И всегда бабушка строго следит, кто сколько ест. И хвалит того, кто съедает больше всех.
Все Ивановы сначала думали, что это просто бабушка такая щедрая. Не переживает, что столько еды потрачено за один вечер.
А потом выяснилось, что на самом деле бабушка таким способом находит в семье самых работящих Ивановых.
Раз много ест, рассуждает она, значит, много сил тратит. А раз много сил тратит, значит, больше всех работает. То есть самый большой молодец в семье.
Как узнали про эту бабушкину странность Ивановы, так стали в гостях у бабушки наедаться до коликов в животе.
Каждый хочет, чтобы бабушка именно его посчитала трудолюбивым. Чтобы похвалила.
И чтобы в угол больше не ставила.

* * *
Зато дедушка у Ивановых совершенно обычный дедушка.
Иногда он, правда, строго с внуками разговаривает. Но ведь это нормально
Например, однажды он отругал самых младших Ивановых за то, что они играли со спичками и ножиком складным. Это, сказал дедушка, совсем не игрушки для детей. И отобрал у них и спички, и нож.
Отобрал и сам стал баловаться: спички жечь и нож метать в дерево ловко.
Бабушка его начала бранить, а дед строгим таким голосом ответил, что мол спички – детям не игрушка. А про дедушек ничего такого не говорится никогда.
Не для того, объяснил дедушка своей бабушке, он рос и взрослел, чтобы вот так всю жизнь и прожить – без спичек и ножичков складных. Ему, говорит, теперь можно этим всем баловаться. Он ведь уже не ребёнок.

* * *
Есть у Ивановых ещё другие бабушка и дедушка.
Они не такие строгие. Можно даже сказать, что они абсолютно мягкие.
Однажды мама Ивановых хотела своих детей наказать за то, что они сделали немножко ужасную вещь. Из маминой любимой шторы смастерили костюмы привидений и дырки прорезали для глаз.
Планировала мама применить к маленьким Ивановым кровожадный метод наказания – путём шлёпания по попе ладошкой. Но эти дедушка и бабушка встали на защиту несчастных детей.
Ну уж нет, сказали они в один голос. Наших внуков, говорят, мы в обиду не дадим! Своих, говорят, внуков будешь шлёпать – сколько душе угодно. «А наших внуков не трожь!» – так и сказали.
И бывают же такие необыкновенно славные бабушки и дедушки!

* * *
Такие вот они – эти Ивановы. Некоторые – обычные, некоторые – странные, есть даже один незаурядный.
Живут себе Ивановы необычной странной жизнью и даже не замечают, как вокруг них тоже все иногда странными становятся.
Например, кто бы мог подумать, однажды даже учительница их сына стала на целый день странной. Представляете? Учительница!
Вот уж на кого никогда такого не подумаешь!
Когда сын Ивановых пришёл на урок литературы в спортивном костюме, учительнице это не понравилось. Её даже не убедил аргумент, что так удобнее сидеть за партой. А ведь сыну Ивановых, наверное, и в самом деле в школьном костюме неудобно сидеть. Иначе почему он на уроках всё время ёрзает на стуле и иногда встаёт без разрешения.
В общем, не согласилась учительница с сыном Ивановых насчёт спортивного костюма на уроке литературы. Вместо этого на следующий день пришла в класс на лыжах и в банном халате. Мне, говорит, сегодня так удобнее вас математике учить.
Все дети сначала посмеялись. Конечно, кроме отличников. Но потом, конечно, поняли, что сын Ивановых не прав. Особенно хорошо они это поняли, когда на физкультуре учитель заставил их бегать по спортивному залу в домашних тапочках и шапочках для бассейна.
Тогда уж все одноклассники сына Ивановых внезапно догадались, что для всякого места и каждого ответственного задания существует своя одежда. Специальная. То есть спецодежда. Именно поэтому большинство людей не спят в водолазном костюме и не ходят на пляж в резиновых сапогах.
Вот что значит – учителя. Всегда учат только правильному. Доброму, вечному.

* * *
Кстати, в одном классе с сыном Ивановых учится его лучший друг. Лучше не бывает.
Этот друг сам так и говорит всем, что он мол лучший. Лучший всех.
Хотя этому мальчику привыкли не верить.
Например, недавно он не сделал уроки и сказал учителю, что у него просто учебник не открывался. Заело, сказал, учебник, вот он и не открывался.
А ему не поверили.
С другой стороны, всякое ведь в жизни бывает. Может, и в самом деле не открывался учебник. Может, и не виноват друг, что уроки не сделал. Вполне такое может быть, правда?
А однажды этот друг-одноклассник на урок опоздал. Вернее, не на урок, а на два урока. Честно признался, что заблудился по дороге в школу. Случайно забрёл в парк и внезапно его стало на карусели катать. Еле выбрался.
Это он, конечно, удачно тогда заблудился.
Но вот один раз этот мальчик по-настоящему всех обманул. Когда нужно было стихотворение рассказывать наизусть, друг сына Ивановых сказал, что у него зуб сильно болит. Никто ему, конечно, не поверил. И мальчик этот тогда так хорошо стихотворение рассказывал про осень – время грусти, что даже всплакнул под конец. Все аплодировали. А учитель так обрадовался новому таланту, что записал друга Ивановых на конкурс чтецов.
Мальчик этот потом ещё два дня грустный ходил. Пока не выяснилось, что ему в самом деле зуб вылечить надо. Зря, оказывается, не поверили.
А на конкурс чтецов через месяц этот мальчик так и не попал. Он в школу не смог зайти, потому что его инопланетяне похитили на целый час для экскурсии по звездолёту.
Ясное дело, что деваться ему некуда было. Тут не до стихов…

* * *
Ну раз уж вы так всё хотите знать про друзей Ивановых-младших, то расскажу вам еще про подругу дочки Ивановых.
Обычная она девочка, разве что есть у неё одно потрясающее качество… Она ничего никогда не делает плохо. Другими словами, всегда делает всё хорошо.
Отличница, конечно. Умница.
Вчера вот девочка решила, что она лучшая дочка на свете. Да-да, не просто хорошая, а лучшая в мире. И решила в честь этого маму обрадовать и открытку нарисовать.
В центре листа принцессу нарисовала с веером, сбоку королеву-мать в фартуке и с поварешкой в руке, паркет, цветы, сердечки. А потом скомкала лист и бросила в угол комнаты от злости. Потому что рисунок получился не самый красивый в мире. А у лучшей дочки, решила подруга дочки Ивановых, должна быть лучшая в мире открытка для мамы.
«Раз не могу нарисовать лучший рисунок, тогда и совсем рисовать не буду!» – решила девочка.
И маму попросила перестать готовить борщ, а вместо этого нарисовать в центре листа принцессу с веером, сбоку королеву-мать в короне и с поварёшкой в руке, паркет, цветы, сердечки.
Этот рисунок потом и подарила маме. Потому что он хороший был, красивый. А главное – видно, что с душой нарисован.
Так что точно вам говорю, никогда ничего не делает эта девочка плохо. Всегда делает только хорошо.
Или вообще не делает. Такая молодец!

* * *
Если присмотреться, то рядом с Ивановыми живут и другие странные люди. Например, соседи.
Когда на стенах подъезда стали появляться надписи «Здесь был Серёжа», они сразу подумали на мальчика Серёжу со второго этажа. Даже отругали его и ласково убедили помыть стены. Но когда на следующий день появились надписи «Здесь был не Серёжа», соседи всё равно отругали именно Серёжу и опять его вежливо попросили стены помыть.
Да мало ли странных соседей рядом. Вот есть у Ивановых одна соседка, которая жутко любит про всяких людей небылицы писать. Пишет и пишет, уже целую книжечку написала.
Книжечку небылиц про своих любимых соседей справа – Ивановых. И про всю их семью.

Анна Маркина
Редактор Анна Маркина – поэт, прозаик. Родилась в 1989г., живет в Москве. Окончила Литературный институт им. Горького. Публикации стихов и прозы – в «Дружбе Народов», «Prosodia», «Юности», «Зинзивере», «Слове/Word», «Белом Вороне», «Авроре», «Кольце А», «Южном Сиянии», журнале «Плавучий мост», «Независимой Газете», «Литературной газете» и др. Эссеистика и критика выходили в журналах «Лиterraтура» и «Дети Ра». Автор книги стихов «Кисточка из пони» (Новое время, 2016г.) и повести для детей и взрослых «Сиррекот, или Зефировая Гора» (Стеклограф, 2019г.). Финалист Григорьевской премии, Волошинского конкурса, премии Независимой Газеты «Нонконформизм», лауреат конкурса им. Бродского, премий «Провинция у моря», «Северная Земля», «Живая вода» и др. Стихи переведены на греческий и сербский языки. Член арт-группы #белкавкедах.